ПОИСК
Події

«Когда дочка пропала, гадалка сказала мне: «Бедное дитя, погибла от руки короля. Сейчас лежит недалеко от дома»

7:00 9 серпня 2013
Святошинский районный суд Киева приговорил к пожизненному заключению столичного банкира, который убивал девушек, просивших его подвезти их на машине. Осужденный утверждает, что не виновен и опасный преступник все еще на свободе

Слухи о том, что в Киеве орудует маньяк, появились еще в 2011 году, когда с разницей в три дня были убиты две девушки. Погибшие Елена Юракова и Алла Файдюк не были знакомы. Их объединяло то, что они оказались на улице ночью. Через несколько месяцев погибших нашли в лесополосе неподалеку от села Гута Забелоцкая Радомышльского района Житомирской области. Тела девушек были завернуты в полиэтилен. Стало понятно, что убийства, скорее всего, совершил один и тот же человек.

Подозреваемого задержали почти через год. Им оказался 45-летний киевский банкир Сергей Бойченко (имя изменено). Мужчина признался в содеянном, написав явку с повинной. Но потом заявил, что в убийствах его под пытками заставили признаться сотрудники милиции.

«Алла только устроилась на работу в ресторан «Флоренция», а в тот злополучный день должна была петь на корпоративе»

Вечером 18 января 2011 года 27-летняя Елена Юракова позвонила своей подруге Даше. «Даш, мне очень плохо! — голос Лены дрожал. — Мы можем встретиться?»

— Я поняла, что у нее что-то случилось, — вспоминает Дарья. — Время было позднее, уже около полуночи. Но Лена настаивала. Я догадывалась, что речь идет о ее парне. Они долго встречались, дело шло к свадьбе. А потом Лена узнала, что у него появилась другая. В тот день Лена как раз должна была встретиться с парнем.

РЕКЛАМА

Увидев подругу около кафе, я ужаснулась: она стояла вся зареванная, дрожала. Оказалось, бывший парень пришел на встречу со своей новой пассией. Лену это добило. В расстроенных чувствах она уже где-то успела выпить. Я, как могла, старалась ее утешить. Потом к нам присоединились двое знакомых ребят. Когда мы уже вчетвером возвращались домой (было очень поздно, и мальчики согласились нас проводить), Лена начала названивать бывшему жениху. Даже пришлось забрать у нее телефон. Зная, что Лене завтра утром на работу, я попросила ее хорошенько выспаться. Один из наших приятелей проводил ее до подъезда.

— Но в квартиру, которую Лена снимала вместе с другими девочками, она, наверное, даже не заходила, — рассказывает 54-летняя соседка из квартиры напротив. — Той ночью мне не спалось, я готовила обед к приходу гостей. Около двух часов ночи услышала в подъезде странные звуки, похожие на всхлипывания. Посмотрев в глазок, увидела девушку из соседней квартиры. Она сидела на лестничной клетке и плакала, все время кому-то звонила. Выйти и спросить, в чем дело, я не решилась. Мы никогда близко не общались. Периодически я подходила к глазку и проверяла, не пошла ли она домой.

РЕКЛАМА

По словам соседки, девушка просидела на лестнице до четырех часов утра, после чего, продолжая кому-то звонить, спустилась по лестнице вниз. С тех пор Лену никто не видел.

…Вечером 21 января 19-летняя Алла Файдюк должна была петь на корпоративе в ресторане «Флоренция» на улице Стеценко. Девушка устроилась в ресторан всего два дня назад. Зная, что вечеринка продлится как минимум до полуночи, Алла предупредила маму, что вернется домой поздно.

РЕКЛАМА

— Аллочка жила в Киеве, я — в Житомирской области, но мы созванивались по нескольку раз в день, — рассказывает мать девушки Ирина Николаевна. — Мы не могли по-другому — между нами была очень сильная связь. Алла уехала в Киев, чтобы стать певицей, — это была ее мечта. У дочки был абсолютный слух, прекрасный голос. Она пела с детского сада. Потом поступила в музыкальное училище в Житомире, выступала на всех городских концертах. Буквально на днях ее опять показывали по телевизору — это был повтор старой передачи, где Аллочка ко Дню Победы пела военные песни… С ее талантом оставаться в Житомире не было никакого смысла — здесь работы не найти. На обучение и проживание в Киеве у нас денег не было. Поэтому Алла поехала в Киев на заработки. Сначала работала няней у нашей родственницы, а в январе 2011 года наконец нашла хорошую работу — устроилась певицей в ресторане «Флоренция». «Это, конечно, не эстрада, — говорила дочка. — Зато я буду петь».

*У Аллы Файдюк был прекрасный голос, и она мечтала о карьере певицы

В тот злополучный день, 21 января, дочка должна была выступать на очередном корпоративе. Зная, что он закончится поздно, я, конечно, начала волноваться. «Мамочка, не переживай, — заверила Алла. — После работы сотрудников ресторана развозят по домам». Около восьми часов вечера она еще раз позвонила, сказала, что все в порядке. А ночью мне приснился страшный сон. Будто бы Аллочка в свадебном платье бежит по улице, а ее преследуют какие-то бандиты. Проснувшись в холодном поту, тут же перезвонила дочке. Но ее телефон был отключен.

Пытаясь справиться с волнением, Ирина Николаевна позвонила сыну, который тоже живет в Киеве, и попросила его выяснить, где Алла. Оказалось, в съемную квартиру девушка не возвращалась.

— Корпоратив закончился около полуночи, — вспоминает официантка ресторана Мария. — Нас, как всегда, должны были развозить по домам. Но Алла сказала, что с нами не поедет. «Меня ждут, — улыбнулась она. — Всем до завтра». Я видела, как Алла пошла вдоль дороги. Еще удивилась, что тот, кто за ней приехал, почему-то не припарковался возле ресторана: зачем девушке одной идти ночью по улице? Хотела ее окликнуть, но Алла была уже далеко… С тех пор ее никто не видел.

«В милиции говорили, что убийцу ищут, но надежды мало: если маньяк снова не даст о себе знать, вряд ли удастся выйти на его след»

Вскоре обеих девушек объявили в розыск как без вести пропавших. Сотрудники милиции опрашивали всех их приятелей и знакомых, но безуспешно. А отчаявшиеся матери ходили по гадалкам.

*Родители убитых девушек до последнего надеялись, что их дочери живы

— С мамой пропавшей Лены Юраковой мы еще не были знакомы, — говорит Ирина Николаевна. — Никто тогда не знал, что эти два исчезновения могут быть между собой связаны. Я все надеялась, что дочка жива. Думала: вдруг ее просто похитили, увезли в рабство? Но она девочка сообразительная, придумала бы, как освободиться. Правда, гадалка меня не обнадежила: «Бедное дитя, страшный путь прошла, очень страшный. Погибла от руки короля. Сейчас лежит недалеко от дома. А рядом с ней еще одна девочка, беленькая такая». Оказалось, родители Лены Юраковой тем временем тоже искали помощи у провидиц. И одна из них сказала, что видит их дочь в каком-то то ли поле, то ли лесу, а рядом с ней — «черненькую девочку». Через полгода мне позвонили из милиции и сказали, что, похоже, нашли мою Аллочку (голос женщины задрожал. — Авт.). Ее изувеченное тело лежало в лесополосе в Житомирской области — как и говорила гадалка, недалеко от дома. Рядом с ней была убитая Леночка Юракова — молоденькая блондинка.

Экспертиза показала, что обеих девушек сильно избили. В милиции сразу стали рассматривать версию о том, что эти убийства — дело рук маньяка. Ведь и Аллу, и Лену убили одинаково, после чего завернули в полиэтилен и отвезли в одно и то же место.

— Когда провели экспертизы, все надежды рухнули — это действительно была наша Аллочка, — говорит Ирина Николаевна. — Муж до последнего не верил, но я сразу ее узнала. И ее волосы, и ее одежда… После этих событий мы познакомились с родителями убитой Лены Юраковой. В милиции говорили, что убийцу ищут, но признавали, что надежды мало. Дескать, прошло слишком много времени и, если маньяк снова не даст о себе знать, вряд ли удастся выйти на его след. Потом из милиции позвонили уже осенью. Интересно, что накануне мне опять приснилась Аллочка. Она всегда была веселой и жизнерадостной, а тут почему-то ужасно злилась: «Мама, я ненавижу этого мужчину! Он такое со мной делал… Не дай бог никому». Меня разбудил звонок следователя. Он сообщил, что преступника задержали.

На 45-летнего киевлянина Сергея Бойченко сотрудники милиции вышли с помощью… телефона. Осенью 2011 года он воспользовался мобильным убитой Аллы Файдюк. Вернее, как оказалось, телефоном пользовалась его супруга Вероника. Когда женщину пригласили в райотдел, телефона у нее уже не было. Сотрудникам милиции она сказала, что никакую «Нокиа» с сенсорным экраном в глаза не видела и никогда ею не пользовалась. Но у милиционеров были доказательства обратного. Потом Вероника призналась, что телефон ей дал супруг, сказав, что купил мобильный на заправке у какого-то наркомана. Когда же они выяснили, что телефон принадлежал без вести пропавшей девушке, испугались и сразу его уничтожили. Так Сергей Бойченко стал подозреваемым. Увидев наряд «Беркута» на станции метро «Сырец», Сергей бросился бежать. Милиционеры догнали его и задержали.

Через день, как следует из материалов дела, мужчина признался, что убийства совершил он. В явке с повинной написал, что и Елену Юракову, и Аллу Файдюк он вызвался подвезти. Лену увидел, когда ехал по Окружной дороге. «Девушка попросила подвезти ее к заводу «Большевик», — написал Сергей. — Она была на взводе, явно выпившая. Рассказала, что ее парень спит с ее подругой и она едет к нему, чтобы выяснить с ним отношения. Когда мы уже были около завода, попросила остановиться и подождать ее. Вернулась с бутылкой пива и сказала, что решила отомстить своему парню, изменив ему. Спросила, есть ли место, куда мы с ней могли бы поехать. Я повез ее к себе на дачу. Но, когда мы приехали, она сказала, что это место просто ужасное, а все мужчины — козлы, идиоты и так далее. Не сдержавшись, я ударил ее ребром ладони в горло. Это мой отработанный удар, ведь я занимался греко-римской борьбой. Девушка захрипела, начала задыхаться. Когда я заехал на свою тропинку, она уже не дышала. Увидев у нее в сумке спрей-аэрозоль для астматиков, я несколько раз брызнул ей в рот, но дыхание не возобновилось. Я понял, что она умерла. Переложив тело в кузов, туда же бросил лопату, полиэтиленовую пленку, веревку и скотч. Тело отвез в лес, руки и ноги связал веревкой, обвязал полиэтиленом, закопал труп…»

Также в явке было написано, что мужчина снял с убитой девушки все украшения, забрал ее телефон и уехал. Признание во втором убийстве было практически таким же. Сергей Бойченко написал, что увидел Аллу возле станции метро «Святошин», и она попросила отвезти ее в район Борщаговки в ночной клуб. Но потом призналась, что на клуб у нее нет денег. Бойченко сказал, что может дать ей 200 гривен в обмен на половой акт. Алла якобы согласилась. Но после того как это произошло, девушка начала его шантажировать: мол, давай 500 гривен или напишу заявление в милицию об изнасиловании. Услышав это, Бойченко ее задушил. Дальнейшие действия были такими же, как в случае с первой жертвой.

«К сожалению, мы наняли плохих адвокатов. Они посоветовали мужу признаться в убийстве»

— Конечно, я этому не поверила, — качает головой Ирина Николаевна. — То, что моя Алла ни за что не стала бы так себя вести, вам подтвердят все ее друзья и знакомые. У дочки еще ни с кем не было серьезных отношений, она была очень скромной и принципиальной девочкой. Когда одноклассницы уже вовсю встречались с мальчиками, Алла сидела дома и занималась музыкой. Не знаю, зачем задержанный мужчина написал такую чушь. Если это он ее убил, может, не хотел признаваться, что изнасиловал?

Так или иначе, то, что девушка была изнасилована, эксперт не подтвердил. Улик, которые подтверждали бы, что к ее смерти причастен задержанный, как таковых, тоже нет — на трупе не обнаружено ни отпечатков пальцев, ни крови, ни биоматериала Сергея Бойченко. В прокуратуре это объясняют тем, что прошло время: учитывая погодные условия, при которых несколько месяцев пролежали тела девушек, следов могло и не остаться.

— Преступник сообщил детали, которые следствию не были и не могли быть известны, — говорят в пресс-службе Святошинской районной прокуратуры Киева. — Например, сказал, что в сумке одной из жертв обнаружил аэрозольный баллончик для астматиков. Прежде он никогда не встречался с этой девушкой и не мог знать, что в ее сумке могли быть лекарства. Более того, есть запись воспроизведения преступления, на которой Бойченко подробно рассказал и показал, что и как он делал.

Как следует из материалов дела, свою вину Сергей Бойченко признал также и в присутствии двух адвокатов, которых наняли для него родные. После чего сознался в содеянном и в суде, где ему избирали меру пресечения (это было почти сразу после задержания). Еще одним из доказательств его вины, по версии следствия, стало то, что у него на даче сотрудники милиции нашли полиэтиленовую пленку — точно в такую же были завернуты тела убитых девушек. В качестве доказательства того, что мужчину не пытали в райотделе, сотрудники милиции предоставили заключение медицинской экспертизы. Оказалось, сразу после того, как Сергей признался в убийстве, милиционеры сами отвели его на экспертизу. Она зафиксировала несколько ушибов. А поскольку при задержании Бойченко упал на асфальт, это вполне объяснимо. Почерковедческий эксперт пришел к выводу, что, судя по тому, как была написана явка с повинной, подсудимый писал ее не под давлением.

Однако у самого Сергея Бойченко совсем другая версия. В зале суда мужчина заявил, что не виновен, а в убийстве признался под пытками.

— В деле нет ни одной экспертизы, которая подтвердила бы, что муж действительно убивал этих девушек, вступал с одной из них в половой контакт, — рассказала «ФАКТАМ» гражданская супруга подсудимого Вероника. — Нет даже доказательств того, что девушки вообще садились к нему в машину. По сути, все обвинение было построено на явке с повинной, что вообще не может быть доказательством, ведь он дал ее под давлением. Когда Сережа рассказывал, что с ним делали, у меня волосы становились дыбом.

— Но почему в таком случае побои не зафиксировал судмедэксперт?

— Эксперт писал только то, что хотел. Вернее, то, что нужно было писать. Муж рассказывал, что все его тело было черным от побоев. Но судмедэксперт, по его словам, ограничился тем, что осмотрел руки и ноги. Мы в тот момент были растеряны и, к сожалению, наняли плохих адвокатов. Они посоветовали ему признаться в убийстве. Так и сказали: мы ничего не сможем доказать, поэтому пиши явку с повинной, а там попробуем сделать так, чтобы тебя признали невменяемым. Муж не знал, что делать, и согласился.

«Просто милиционерам попался мой муж, который воспользовался телефоном погибшей»

— Где же он был в момент, когда происходили убийства?

— Он был дома, со мной, — продолжает Вероника. — По большому счету, история с его задержанием началась с меня. Когда мне понадобился еще один телефон для звонков за границу, Сережа дал мне тот злополучный мобильный. Сказал, что купил его за сто гривен у наркомана на автозаправке. В телефоне не было sim-карты. Я пользовалась им около недели, а когда там высветилось имя Аллы Файдюк, решила найти эту девушку в социальной сети в интернете. Но вместо этого увидела сообщение о том, что ее разыскивает милиция. Мы с мужем испугались: мало ли что с ней случилось? «Давай сюда этот телефон, — сказал Сережа. — На нас могут такое навесить — потом не отмоемся». Муж уничтожил этот мобильный, бросив его под колеса машины. А когда меня по этому поводу начали допрашивать сотрудники милиции, я испугалась и соврала, что никогда этот телефон не видела. Теперь понимаю, что зря.

— А почему ваш супруг убегал от сотрудников милиции?

— Представьте себе ситуацию: человек паркует автомобиль, спокойно идет в сторону метро, как вдруг останавливается микроавтобус и из него выбегают люди с автоматами в масках. Думаю, любой испугался бы и побежал. Следствие по делу шло почти год, и за это время сотрудники милиции так и не нашли ни одного объективного доказательства вины мужа. Если он душил одну из девушек, да еще и совершил с ней половой акт, на трупе должен был остаться его биоматериал. Но этого нет. Зато на одежде Аллы Файдюк обнаружили кровь, не принадлежащую ни ей, ни Сергею. Эта экспертиза есть в материалах дела, но она почему-то никого не заинтересовала.

Кстати, очень подозрительные показания давали знакомые погибшей Аллы Файдюк. Это двое ребят, они работают в бюро ритуальных услуг, которое находится рядом с рестораном, где погибшая девушка выступала на корпоративе. Как выяснилось, они с Аллой в тот день собирались встретиться. Помните, уходя с работы, Алла сказала коллегам, что ее кто-то ждет? Но парни сказали, что провели тот вечер в ночном клубе с другими девушками. Вот только во время досудебного следствия они почему-то трижды меняли показания. В суде сказали, что знали Аллу наглядно и ни разу не разговаривали с ней по телефону. Но по распечатке звонков видно, что один из них за несколько часов до исчезновения Аллы разговаривал с ней целых сорок минут! Как это понимать? Когда наши адвокаты задавали этому парню вопросы, он явно испугался и признал, что даже проходил в райотделе милиции проверку на детекторе лжи. То есть раньше он был подозреваемым. Но тут милиционерам попался мой муж, который воспользовался телефоном погибшей. И все — больше никого искать не нужно было. Да это как минимум нелогично: чтобы преступник, избавившись от всех вещей своей жертвы, зачем-то сохранил ее телефон и через полгода дал его жене. Сережа работал в банке и прекрасно знал, как легко с помощью телефона можно найти человека — именно так там вычисляют должников. Сразу после того, как меня вызвали на допрос в милицию, я рассказала об этом мужу. Предупредила, что, скорее всего, его тоже вызовут в райотдел. Будь он преступником, наверняка сбежал бы. Но Сережа этого не сделал.

На днях Святошинский районный суд Киева приговорил Сергея Бойченко к пожизненному заключению. По словам Вероники, ее муж уже готовит жалобу в Апелляционный суд Киева. Государственный обвинитель приговором удовлетворен.

12671

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів