ПОИСК
Події

«изверги отрезали мне на ноге мизинец, поломали руку и начали вкручивать в спину шурупы, при этом повторяя: «теперь-то никуда не уйдешь! »

0:00 20 лютого 2009
Начался суд над двумя сутенерами, которые более года(!) держали десятерых девушек в гараже и за отказ заниматься проституцией жестоко издевались над своими пленницами

С виду гараж в одном из дворов Василькова (Киевская область) ничем не отличается от других. Обыкновенный красный кирпич, треугольная крыша… Выделяются на фоне убогого фасада разве что большие железные двери без ручки. О том, что за этими дверьми творилось на протяжении целого года, точно не знал никто из местных жителей. Соседи из ближайших домов лишь видели, как в гараже собираются девушки самой древней профессии. Кто бы мог подумать, что они там вовсе не развлекаются, а подвергаются насилию и жестоким пыткам со стороны двоих извергов-сутенеров. Последние держали в нечеловеческих условиях десятерых девушек, заставляя их заниматься проституцией. Тех, кто отказывался, избивали до полусмерти. Одна из жертв не выдержала испытаний — скончалась после пыток электротоком. Ее тело преступники спрятали… в яме под бетонным полом, после чего пригрозили остальным: «Не дай Бог только пикнете — завтра же будете рядом лежать… »

«Когда Виталик попросил помочь, я не задумываясь согласилась. Сама прекрасно знала, что такое жизнь без гроша за душой»

Со своими собеседницами — 21-летними Таней и Ларисой (имена девушек изменены по этическим соображениям) — я встретилась в здании областной милиции. Растерянные, немного напуганные, они заметно нервничали: было видно, что вспоминать о недавно пережитом кошмаре им тяжело.

- Никогда не думала, что со мной может такое случиться, — говорит Лариса.  — С 14 лет я сама зарабатываю себе на жизнь. Отец умер, когда я была совсем еще ребенком, а мама, сколько ее помню, постоянно пила… Со старшим братом тоже связей не поддерживаю, он даже родственницей своей меня не признает. Деньги нужны были, чтобы выжить. Вот только как их заработать, я не знала. У меня ведь ни образования, ни хороших знакомств… А тут с девушкой одной познакомилась, та рассказала, как сейчас зарабатывают деньги многие молоденькие девочки, в числе которых была она сама. Тогда, помню, мне это выходом показалось — у девушек на панели действительно выручки были немаленькие.

- На «работе» мы с Лариской и познакомились, — продолжает Татьяна.  — Сама я тоже лет с тринадцати стояла на трассе: нужно было на что-то жить. Родителей своих в глаза никогда не видела, поняла, что помощи ждать неоткуда. С Лариской сначала никак поладить не могли: почему-то не нравились друг другу, ссорились постоянно. А потом все прения как-то сами собой утихли, мы с ней даже квартиру вместе снимали. Так и жили: способ заработка, конечно, был не ахти какой, но привыкнуть можно ко всему. Деньги неплохие получали: по 100-150 гривен за час. На кусок хлеба, одним словом, хватало…

РЕКЛАМА

- Неприятности начались весной позапрошлого года, — Лариса стала нервно теребить молнию на куртке.  — Однажды вечером позвонил мой старый знакомый — Виталик, сказал, что ему позарез нужна помощь, предложил встретиться. Увиделись с ним на следующий день. В кафе он пришел с двумя сравнительно молодыми мужчинами, с виду лет по тридцать. Виталик с ходу начал нам с Танькой выкладывать суть дела: объяснил, что взял машину в кредит, а отдать деньги сейчас не может. Попросил нас помочь: поработать некоторое время на этих мужчин, они, мол, получат нужную сумму и тут же отпустят. Какую сумму, нам так никто и не сказал. Выглядело все это довольно правдоподобно. Я сама на то время уже прекрасно знала, что такое жизнь без гроша за пазухой, вот и откликнулась на просьбу. Разве я могла тогда подумать…  — голос девушки прерывается.

- Мы согласились: почему бы не помочь человеку, — продолжает Таня.  — С виду вроде нормальные мужики были. Представились Сергеем и Игорем, сказали, что отвезут нас на новое, временное место жительства. Подозрительным мне показалось только их поведение во время знакомства. Они тогда перекинулись парой фраз типа «Нормально, подойдет», «Да и эта тоже ничего». Сложилось впечатление, что они приняли нас за товар в магазине. Предчувствие нехорошее появилось: новые знакомые относились к нам, как к собственности. Хотя мы всего-навсего отрабатывали долг, да еще и не свой.

РЕКЛАМА

- В тот же день нас повезли в новый дом — им оказался… обыкновенный гараж в одном из дворов в Василькове, — говорит Лариса.  — Новые знакомые объяснили тогда, что тут мы проведем всего несколько дней, потом, мол, поселят в нормальной квартире. Внутри гараж выглядел еще хуже, чем снаружи, — был полностью пустым и холодным, — Лариса поежилась.  — Там не было ничего, даже кушетки. Просто голые стены и жуткий холод, до костей пробирало… Игорь и Сергей сказали, что ночевать мы будем в машине, при этом еще раз заверили, что через пару дней обеспечат нам нормальные условия. Утром нас повезли на трассу, высадили около автозаправок. Сами припарковали машину неподалеку: следили, как мы справляемся с работой. А часов в восемь-девять вечера отвезли обратно в гараж, сразу забрали заработанные нами деньги — там тысячи две гривен было. Причем забрали не половину, а все до копейки! Меня тогда такое зло взяло: о том, что у нас будут отнимать весь заработок, и речи не было. Мы ведь договаривались совершенно по-другому: Сергей и Игорь уверяли, что у нас будет оставаться как минимум половина суммы, а если нам вдруг что-то потребуется дополнительно, они всегда помогут. Однако на следующий день выручку опять отняли. Постепенно мы начинали понимать, что из гаража нас забирать никто не собирается — Игорь и Сергей принесли туда несколько кушеток. Поделили гараж на две части, в одной из них затеяли евроремонт. Вскоре туда въехали их девушки. Иногда и мама одного из них наведывалась — проверяла, как идут ремонтные работы. К нам подселили еще троих девушек, задача которых ничем не отличалась от нашей: зарабатывать и отдавать выручку. С нами Игорь и Сергей практически не общались, относились с явным пренебрежением. Потерпев недельки две, я поняла, что с меня хватит. Я уже начинала сомневаться, собираются ли нас отпускать вообще. Говорю: «Танька, мне весь этот концерт надоел. Ты как хочешь, но я ухожу»…

«Избивая меня до полусмерти, сутенеры… смеялись. Наносить мне увечья доставляло им удовольствие»

- Я долго не раздумывала — сразу согласилась бежать, — вздыхает Таня.  — В этом гараже чувствовала себя, как заключенная, хотелось на свободу. На следующий день мы как ни в чем не бывало вышли на работу, вдвоем сели в первую остановившуюся машину. Оттуда Лариска позвонила знакомому, который нас и забрал. Временно поселил в доме у какого-то адвоката в Фастове. Мы провели там несколько недель. Стали заканчиваться деньги. Было начало апреля, приближался мой день рождения. Я вынуждена была вернуться на трассу, чтобы хоть какую-нибудь копейку заработать. Лара осталась, а я ушла. До сих пор проклинаю себя за это… Помню, останавливается на заправке машина, подхожу, смотрю, а за рулем… Игорь. У меня голова закружилась, я попятилась назад, попыталась уйти. И вдруг вижу: с другой стороны Сергей подходит. От его наглой победной улыбки внутри все похолодело… Мне оставалось лишь повиноваться и сесть в машину. И тут начался самый настоящий кошмар…

РЕКЛАМА

Татьяна закрыла лицо руками.

- Едва села в машину, как они заклеили мне изолентой рот, потом начали обматывать ею все тело, — вспоминает Таня.  — Смысла кричать и вырываться не было — все равно никто бы не услышал… Меня отвезли в лес, и там связанную начали избивать, — девушка заплакала. На ее лице до сих пор заметны шрамы от глубоких надрезов.  — Били руками, ногами, потом взялись за нож, стали уродовать лицо… Когда уже начала терять сознание, меня затолкали в машину и отвезли в другой лес. Там пытки продолжили. Избивали меня до полусмерти и при этом… смеялись — наносить мне увечья доставляло им удовольствие… Что было дальше, помню плохо. Услышала только, как Игорь крикнул: «В гараж ее — больше не удерет!» Связанную и избитую меня кинули в багажник. Там развязали руки и ноги, чтобы могла, как они сказали, «подышать». Когда меня привезли в гараж, я уже ничего не видела: глаза залило кровью, могла лишь различать силуэты. Боли я в тот момент уже не чувствовала. Но извергам этого показалось мало: они начали испытывать на мне прочность зеркал, разбивали об голову стекло… Помню, как потом Игорь достал нож и начал резать мне ноги. При этом кричал: «Чтоб знала, как в следующий раз убегать!» Но самое ужасное было впереди: меня опять связали, повесили вверх ногами и облили бензином. Рядом ходили с зажигалками, угрожали, что подожгут. Я висела, не подавая голоса — знала, что, если попробую закричать, будет только хуже. Отпустили лишь тогда, когда увидели, что я начала белеть…

Преступники долго обсуждали, что делать дальше: закопать жертву живьем или же дать ей шанс прийти в себя. Остановились на последнем. Сутенеры решили: если состояние несчастной в течение трех дней не улучшится, будут закапывать. Организм Татьяны справился с тяжелейшими испытаниями. Девушка смутно припоминает, как в гараж приходили врачи — ставили ей капельницы. После них быстро начал восстанавливаться слух.

- Перед глазами все еще стояла пелена, но слышать уже начала куда лучше, — говорит пострадавшая Таня.  — Тогда из разговоров каких-то врачей я поняла, что у меня тяжелое сотрясение мозга. На поправку пошла на удивление быстро. Уже на третий-четвертый день начала вставать. Сутенеры больше меня не трогали. Увидели, что выздоравливаю, решили, «что толк еще будет». Игорь однажды, довольно ухмыляясь, заметил: «Ты постепенно наше доверие зарабатываешь. Так держать!»

- Танька тогда ушла, а я у адвоката осталась, — начинает свой рассказ Лариса.  — На улицу старалась лишний раз не показываться, но и в двухэтажном доме было самой не по себе. Подумывала тоже уйти, начала созваниваться с Танькой. В первых числах апреля у нее был день рождения. Решила поехать на трассу — поздравить. Приезжаю, а там стоит машина Игоря. Я давай в лес бежать, а оттуда Сергей выходит, нож из кармана достает. Глазом моргнуть не успела, как оказалась в машине. Меня привезли в гараж. Первой, кого я там увидела, была избитая Таня — окровавленная, она без сознания лежала в углу на какой-то подстилке.

Саму Ларису, избив, продержали в яме целый месяц.

- Возьмут острые шурупы или плетку с шипами и начинают тело уродовать, — вспоминает она.  — А однажды эти изверги вконец озверели: стали выкручивать мне кости, поломали руку, которая до сих пор не сгибается, — с этими словами Лариса задрала рукав куртки, показав изувеченную руку.  — Я попыталась вырваться, они стали еще больше избивать. А потом один из них достал ножницы и начал обрезать мне мизинец на правой ноге с криком: «Теперь-то никуда не уйдешь!» Мне в тот момент не хотелось жить. Мечтала об одном: чтобы скорей закончился весь этот кошмар…

От рук извергов пострадали не только Таня и Лариса. Кроме них, сутенеры держали в гараже восьмерых пленниц.

- Девчонок резиновыми пулями обстреливали, Катьке, помню, кошку принесли, заставили извращения с животным делать, — рассказывает Лариса.  — Все это на видеокамеру в мобильном телефоне записывали. Посмотрев видео несколько раз, удаляли его — чтобы никто не вычислил. Из всех нас только Ирке удалось сбежать. Эти изверги так ее и не нашли. Потом испугались, вдруг она в милицию заявила, и нас в срочном порядке переселили в домик на проспекте Комарова, — продолжает Лариса.  — Но еще до переезда они поймали Любу. Я должна была, как уже потом узнала, отработать три тысячи долларов, она — двадцать тысяч евро. Люба попыталась сбежать, сообщила матери, что деньги должна, не сказала только, кому именно. Но далеко она не ушла — Игорь и Сергей нашли ее, привели обратно в гараж и начали избивать… Пытали электротоком, после чего кинули в ту самую злосчастную яму. Пыток Люба не выдержала, умерла. Я тогда еще из гаража не выходила, мне было велено давать ей еду. Помню, прихожу как-то, спускаю ей тарелку с сечкой, а она не шевелится. Я испугалась, давай на помощь звать. Галка, сожительница одного из сутенеров, опустила в яму веник, проверила и объявила: «Жмурик ваша Любка!» После чего позвонила нашим мучителям. Вскоре они уже были на месте. «Вот цемент, клеенка, — начали выкладывать покупки сутенеры.  — Доставайте труп из ямы, засыпайте хлоркой, запаковывайте… » Меня спустили в яму, чтобы я завязала мертвой на груди веревку. После этого тело подняли, закутали в полиэтилен, обмотали скотчем, опустили в другую яму и… забетонировали. А через пять минут ходили по этому полу так, как будто ничего и не случилось… Когда девочки вернулись и стали спрашивать про Любу, Игорь с Сергеем лишь пренебрежительно фыркнули: «Отпустили мы ее. Совсем ни на что не годная стала, не нужна нам такая!»

«До сих пор иногда страшно спать ложиться: вдруг проснусь в гараже на бетонном полу?»

- Надежды на спасение не было никакой, — говорит Таня.  — Я уже попыталась смириться с тем, что буду рабыней до конца жизни. О том, что за гаражом следят правоохранители, даже не догадывалась. Оказалось, Лариска времени зря не теряла…

- Да я сама была настолько запугана, что и думать боялась о побеге, — качает головой Лариса.  — Клиенты постоянно спрашивали, откуда у меня травмы. Я врала, что со спортивного мотоцикла упала. Мужчины, разумеется, не верили: было видно, что на теле не ссадины, а чистейшей воды побои. Но правду я сказать не могла — боялась. Тогда один из знакомых решил мне помочь: познакомил со своим соседом. Тот приехал под видом клиента. Я села к нему в машину, мы познакомились. Не могу объяснить почему, но Вова, так его звали, сразу внушил мне доверие: взрослый, серьезный мужчина, который хочет помочь. И я… начала рассказывать. Говорю ему: «Если я тебе сейчас кое-что покажу, ты больше никогда не приедешь». С этими словами я сняла куртку — показала вывернутую руку, отрезанный палец и изуродованную спину. «Ошибаешься, — сказал Вова.  — Приеду, и еще не раз». Он сдержал слово — с тех пор приезжал каждый день. Я садилась в машину и рассказывала о преступниках все, что знала, он оплачивал мне час нашего разговора. Уговаривал заявить в милицию, но я боялась. Сутенеры не переставали над нами издеваться — каждый день придумывали новые пытки. Я поняла, что в результате мы все повторим судьбу Любы — живыми нас они никогда не отпустят. И в один прекрасный день решилась. Вышла на работу с твердым намерением сбежать. Как назло, разрядился мобильный телефон…

- Мобильный? Разве их у вас не забрали?

- Нет, так сутенерам было проще нас контролировать. В любой момент могли позвонить, спросить, где мы и с кем. Они были уверены, что обратиться к правоохранителям мы побоимся. Увидев, что батарея в телефоне села, остановила «ГАЗель», попросила у водителя мобильный телефон. Меня спасла хорошая память — вспомнив номер телефона нового друга, я позвонила и выпалила: «Забери меня, пожалуйста! Еще чуть-чуть — и я закончу так же, как Люба». Вова тут же приехал, отвез меня на квартиру к своей знакомой. Сутенерам перезвонила, сказала, что клиент обещает доплату 350 долларов, если ненадолго задержусь — чтобы меня не искали. А уже наутро пришли сотрудники милиции. Сергея и Игоря задержали, в гараже начали обыск. Потом нашли труп… Сутенеры сначала отрицали свою вину, говорили, что это мы Любу побили. Но потом стали признаваться…

«Русланку так и не нашли. Знать бы, где эти изверги ее закопали… »

На сегодняшний день преступники задержаны. Вскоре суд должен вынести приговор и поставить точку в этом деле. Девушки постепенно приходят в себя. Обе перенесли серьезные операции: Таня — на черепе, Ларисе оперировали неправильно сросшуюся кость руки. К сожалению, даже после операции рука не сгибается. Побои тоже дают о себе знать.

- К прошлой жизни ни за что больше не вернусь, — говорит Таня.  — Сейчас у меня, слава Богу, все налаживается, нашла надежного человека, вскоре собираемся пожениться. Пополнения уже ждем, — улыбается моя собеседница, дотронувшись до живота.  — Через пару лет собираюсь пойти учиться на парикмахера. Хочется жить, как все нормальные люди…

Весной появится первенец и у Ларисы. Уже несколько месяцев она живет в гражданском браке с молодым человеком. Познакомил ее с будущим мужем Владимир — человек, благодаря поддержке и помощи которого девушки сейчас на свободе.

- Первое время мне так страшно было, — вспоминает Лариса.  — Хоть и знала, что этих извергов задержали, почти каждую ночь снилось, как они меня бьют, запирают в гараже, бросают в яму. Больше всего боялась проснуться на бетонном полу. Любка часто снилась, Русланка… Знать бы, где эти сволочи ее закопали…

- Какая еще Руслана? — интересуюсь я.  — Убили, вроде бы, только одну девушку…

- Это нашли только одну, — уточнила Лариса.  — А вы б видели, как над Русланой издевались! Тоже в яме держали, электротоком, как и Любу, пытали. Помню, как ее еле живую бросили в яму, а нас отправили за спиртным. Приходим, а Русланки нет… Спрашиваем, где она, а изверги только руками разводят, мол, не знаем, сбежала…

- Девушку так и не нашли? — спрашиваю у заместителя начальника отдела управления по борьбе с торговлей людьми Киевской области Виталия Оноприйчука.

- Поиски ведутся до сих пор. Существует версия, что ее закопали, но пока она не подтверждена, — отвечает Виталий Оноприйчук.  — Если бы кто-нибудь из девушек дал показания раньше, мы уже давно задержали бы сутенеров. Сколько раз мы их с «работы» в участок забирали, хоть бы одна словом обмолвилась! Девушки боялись признаться, а без их показаний мы не могли провести обыск в гараже.

- Сутенеры и до этого имели проблемы с законом?

- Да, причем немаленькие. У обоих за плечами лет по семь тюремного стажа. Один из них уже привлекался к уголовной ответственности за изнасилование. Второй — за разбойные нападения на граждан. Все показания девушек они сейчас опровергают…

- Мы встретились с ними в суде, — добавила Лариса.  — Так представляете, эти изверги заявили, что жалости у нас нет! Мол, подставляем их так… Где, хотелось бы знать, их жалость была, когда они из нас инвалидов делали?! Мать одного из них тоже яростно отрицает вину сына. Как увидела нас в здании суда, начала кричать: «Вы, шлюхи несчастные, сына моего за решетку посадить вздумали!» Первое время звонили цыгане, которые продавали сутенерам наркотики. Угрожали, что найдут меня, если не заберу заявление, предлагали большие деньги, говорили, что дом на них смогу себе купить. Но я отказалась.

- Сутенеры будут привлечены к ответственности по целому ряду статей Уголовного кодекса Украины, — говорит Виталий Оноприйчук.  — Уже в феврале все будет решено.

… Когда наш разговор подходил к концу, раздался телефонный звонок — Ларисе пришло пустое sms-сообщение с незнакомого номера. Девушка поежилась, было заметно, что ей вдруг стало не по себе.

- Кто-то звонит и вешает трубку, сообщения пустые присылает. Пробовала перезвонить — не отвечают. Надо будет номер телефона поменять. На всякий случай…

2093

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів