ПОИСК
Події

«Если провинился один ребенок, есть не давали всем»

19:04 16 серпня 2013
Інф. «ФАКТІВ»
Глава семейного детского дома на глазах у детей убил свою жену и 14-летнюю падчерицу, после чего повесился. Многие жители села Цыбульковка на Днепропетровщине говорят, что предвидели трагедию и даже пытались предупредить чиновников

«ФАКТЫ» уже писали о жуткой трагедии, разыгравшейся в семейном детском доме в селе Цыбульковка Царичанского района на Днепропетровщине. С того дня, как глава семьи Олег Давиборан зарезал свою 14-летнюю падчерицу Эльмиру и жену Наталью, а сам повесился, прошло три недели. Мотивы преступления официально не сообщаются. Но многие односельчане, уже оправившиеся от шока, говорят: «Этого следовало ожидать!» А те, кто задолго до трагедии пытался привлечь внимание чиновников к обстановке в семейном детдоме, казнят себя за нерешительность: «Надо было бить во все колокола, тогда и Наталья, и ее приемная дочь были бы живы». Из рассказов односельчан и сложилась общая картина семейной истории с такой кровавой развязкой.

«Что же мне так не везет с приемными родителями?»

В тот день глава семьи Олег Давиборан, посадив впереди себя на мопед 14-летнюю падчерицу Эльмиру, помчался к маме в село Могилев. Потом он высадил девочку на повороте к Цыбульковке и поехал в соседнюю Новоселовку, где жила уже самостоятельно приемная дочь Илона. В том же селе обитает и единственная подруга жены Олега Татьяна. К ее дому Давиборан подъезжал в хорошем настроении — даже помахал на ходу рукой знакомой. А оттуда, говорят свидетели, выскочил через пять минут с перекошенным от злости лицом.

*В этом доме произошла кровавая драма

В Цыбульковке, бросив мопед возле своих ворот, опрометью кинулся в дом. Оттуда послышались душераздирающие крики. Из дома, держась за живот, выскочила жена Олега Наталья в окровавленной футболке и побежала к воротам. Но открыть калитку не успела — Олег догнал жену, несколько раз ударил ножом в спину, а потом перерезал горло. Во двор с криком высыпали перепуганные дети и помчались за дом, в огород. Милиция выяснила потом, что четверо малышей, в том числе и родные, видели резню.

РЕКЛАМА

— Я кинулся в огород, а там старший сын Натальи и Олега Ричард плачет навзрыд: «Папа зарезал маму и Эмму!» — рассказывает сосед Николай. — Во дворе Давиборанов вся калитка была залита кровью, рядом лежала Наталья. Бросился в дом, а там Олег с окровавленным ножом в руке спокойно говорит по телефону: «Я убил Наташу и Эмму, извините». Только тогда я заметил лежащую у стола девочку. «Брось нож и выходи!» — крикнул Олегу. Тот ответил: «Лучше уйди, не то и с тобой такое будет».

Когда приехали милиция и «скорая», возле ворот Давиборанов уже собралось полсела. Соседка из дома напротив увела девятерых детей к себе.

РЕКЛАМА

— Маленького Давида, родного сына Давиборанов, так трясло, что он не мог удержать в руках пирожок, которым я его угостила, — вспоминает соседка. — Дети и так были затравленные, шагу не имели права ступить без разрешения. А тут такая беда! Одна из приемных девочек, Карина, просто кричала, схватившись за голову: «Что же мне так не везет с приемными родителями?» Видно, уже не в первый раз ребенок попадает в сложную ситуацию. Сироты и так судьбой обижены, а тут еще оказались в такой странной семье.

— Люди между собой этот дом называли «гестапо», — рассказывает местная жительница Лиля с ребенком в колясочке. — В полпятого утра малыши уже на огороде с сапками. Если один провинился, есть не давали всем. Конечно, детей надо приучать к труду, но не такими же методами! Выпололи весь огород до последней травинки, целый день ползали, так Олег их после этого еще и приседать заставляет — мол, делайте зарядку. Старший сын Наташи от первого брака Рустам, как только школу закончил, уехал куда глаза глядят. Мальчишка был — просто золото, добрый, спокойный. Отчим заставлял его, подростка, ходить по дворам искать работу. Когда одноклассники Рустама аттестаты получали, его даже на торжество не пустили — он гнал стадо коров мимо школьного двора и плакал.

РЕКЛАМА

Олег Давиборан родился и вырос в Цыбульковке, но в селе не нашлось никого, кто о нем отзывался бы хорошо. Образования не получил, работал то скотником на ферме, то к односельчанам нанимался по хозяйству помогать. Из армии его комиссовали, но в селе не знают почему. «ФАКТАМ» удалось поговорить с сослуживцем Олега по срочной службе в Прибалтике.

— С Днепропетровщины нас было в части всего двое, но Олег общаться не хотел, был замкнутый и странный, — рассказывает житель Днепропетровска Андрей, служивший в армии вместе с Олегом Давибораном. — Его определили кочегаром в котельную, и уже через полгода службы он во время обеда ворвался в столовую с топором в руках и бросился на Лешу-повара. Это было ужасное зрелище — весь черный, глаза налиты кровью. Мы с трудом его скрутили. Потом Давиборана увезли в больницу, и больше мы его не видели. А командир мне потом сказал: «У вас в Днепропетровске все такие неадекватные?» Когда я узнал о трагедии, то даже не удивился.

«Он не просто бил и колол ножом, он издевался»

Слова «не удивились» в Цыбульковке повторяли многие, особенно женщины.

— Сожительниц у него было не менее десяти, и ни одна с ним не ужилась, — рассказывает одна из бывших гражданских жен Олега Давиборана. — Всех бил, издевался, ножом колол. Меня неделями не выпускал из дому, закрывал на замок, я даже не могла видеться со своим ребенком, который остался с бабушкой. С трудом сбежала.

Подобную историю поведала и жительница Цыбульковки Елена Кручиненко:

— Моя родственница Таня переехала в дом Давиборана со своим четырехлетним сыном. После этого ее как подменили, на улице глаз не поднимала, перестала за собой следить, пользоваться косметикой. Мы как-то зашли в гости, когда Давиборана не было дома, и ужаснулись: ребенок жил в чулане без окон, вся попка была буквально исполосована. «Это Олег учил его цвета различать», — начала оправдываться мать. Мы сказали Тане: «Собирайся!» Но она была ужасно напугана: «Он грозил, что порубит топором и меня, и сына, если я уйду или кому-то пожалуюсь». Олег тогда пообещал нам, что Таню больше не тронет, но все продолжалось. Он не просто бил, он издевался. Был просто патологически ревнив, причем разборки устраивал в основном по ночам, не давая семье спать. Через неделю мы вызвали родителей Тани и забрали ее вместе с ребенком…

*Во дворе семейного детдома была оборудована площадка для игр. Правда, детей там соседи никогда не видели

Что происходило за высоким забором дома по улице Ленина, 27, односельчане могли только догадываться. Там или царила гробовая тишина или звучала громкая музыка, чтобы заглушить скандалы. Но Мария, соседка по огороду, расположенному сразу за домом, как-то услышала жуткие крики, несущиеся через открытое окно: «Козлы, идиоты, дебилы, сдам вас обратно в детский дом!» Мария записала это на мобильный телефон и вместе с Еленой Кручиненко поехала в райцентр, чтобы защитить детей. Однако начальник службы по делам семьи Царичанской райадминистрации Татьяна Ряборука спешила на совещание и с женщинами поговорила на ходу.

— Я просила, чтобы психологи поработали с этими детьми, выяснили реальную ситуацию в семейном детдоме, — вздыхает Елена Кручиненко. — Чиновница ответила, что с документами у приемных родителей все в порядке, обстановка в семье нормальная. Но разве не странно, что десятерых детей никто не видит и не слышит? Когда ко мне приезжает внучка, визгу на всю округу, а у Давиборанов дети или на огороде, или в доме. Говорят, он даже насыпал песок перед входом во двор, чтобы отпечатывались следы, если ребенок посмеет выйти за ворота.

— В школу дети ходили гуськом друг за другом, как солдаты, а отец с чердака наблюдал, чтобы ни с кем не разговаривали по дороге, — добавляет соседка Мария. — Сейчас чиновники хвалят эту семью за то, что везде ходили вместе. А Олег просто Наталью никуда одну не отпускал, чтобы не рассказала никому о ситуации в доме. Все уверены, что трагедия произошла потому, что Наташа пожаловалась на мужа своей подруге. Люди предполагают, что Наталья накануне узнала о домогательствах Олега к падчерице Эмме. Якобы та даже была беременна от отчима. И это не просто сплетни, все видели, как Давиборан часто возил девочку в лес, покупал ей в райцентре нижнее белье.

О нем вообще шла дурная слава. Как-то школьники заметили, что он ходит по селу ночью голый с фонарем, а у парней постарше Давиборан просил порнофильмы. Мы говорили чиновникам, что он сексуально озабоченный, но те в один голос: «Вы просто завидуете, что родители 20 тысяч гривен в месяц получают на детей». А чему завидовать? Село у нас зажиточное, дома у всех хорошие, не сравнить со старой хатой Давиборанов, в которой еще его мать жила.

«У человека с неустойчивой психикой от неограниченной власти над детьми может просто снести крышу!»

На сайте благотворительной организации «Сияние радуги» и сейчас можно прочитать историю создания этого семейного детского дома, написанную самой Натальей Давиборан, которую она назвала «Наши дети — наше богатство». По словам Натальи, впервые она задумалась об усыновлении сирот в 2004 году, имея двоих детей от первого брака Рустама и Эльмиру и двоих общих с Олегом мальчиков Давида и Ричарда. В 2007 году семья взяла под опеку 14-летнюю Илону, потом одноклассника Эммы Ромку, мать которого посадили в тюрьму. Следующей из приюта «Надежда» попала к Давиборанам 10-летняя Карина, а в 2011 году семья пополнилась 9-летним Сережей, 7-летней Наташей, 5-летним Гришей и годовалым Сашей. Тогда же Давибораны начали собирать документы для создания семейного детского дома и в конце прошлого года этот статус получили. «Мы воспитываем детей личным примером, ведем трезвый образ жизни, не курим, — рассказывала Наталья. — Учим детей быть добрыми к окружающим».

Однако с этим как-то не вяжется история о том, как семья Давиборанов поступила с учительницей начальных классов Людмилой Продан. Ее, заслуженного учителя Украины, 27 лет проработавшую в сельской школе, в Цыбульковке уважают все. Попасть в класс Людмилы Алексеевны считалось большой удачей. Когда-то у нее училась и Эмма, о которой учительница отзывается очень тепло: хорошая, умная, старательная девочка. Но в 2010 году Наталья Давиборан привела падчерицу к директору и показала огромную шишку на голове: мол, четвероклассник Эдик бросил в Эмму снежком и теперь у нее сотрясение мозга.

— Мальчик клялся, что этого не делал, плакал, и я ему поверила, — вспоминает Людмила Продан. — Да и может ли 9-летний ребенок сквозь меховую шапку и капюшон, которые были на Эмме, причинить снежком такую травму. Я заподозрила, что девочку ударили дома, и попросила разобраться в этой истории. На что Олег и Наталья стали оскорблять меня прямо на уроке в присутствии детей: «Вы дебилы и у дебильной учительницы учитесь». Родители моих учеников написали жалобу в районо, я обратилась к директору и участковому, чтобы оградили меня от нападок. Но приехавшая в школу комиссия приняла сторону Давиборанов. Меня отчитали в их присутствии, как нашкодившую школьницу, да еще и обвинили, что я шесть лет назад избила Эмму! И никто ничего не возразил, хотя в селе знают, что я за всю свою жизнь ни одного ребенка пальцем не тронула. «Вы должны ноги целовать Давиборанам за то, что они воспитывают чужих детей», — кричали на меня члены комиссии. Если бы чиновники тогда разобрались и поставили Олега на место, возможно, трагедии не произошло бы.

После того случая учительница написала заявление об уходе на пенсию по выслуге лет, хотя одна воспитывала дочь-школьницу. Сейчас Людмила Алексеевна курирует в сельсовете социальные вопросы. Но история трехлетней давности до сих пор не дает ей покоя.

— Я знала Олега с 14 лет, он был очень замкнутым, каким-то обиженным подростком, — говорит Людмила Алексеевна. — Они с матерью жили очень бедно. Когда Давиборан сошелся с Натальей, семья тоже перебивалась с хлеба на воду. Но Олег не стремился работать. Пасынка Рустама посылал стадо пасти, а сам на диване лежал. Профессии у него не было, уважением односельчан тоже не пользовался, а тут вдруг такое доверие и высокое покровительство чиновников на него свалилось. По сути, директором детского дома стал. Сейчас рассказывают, что они с Натальей прошли обучение на курсах родителей-воспитателей. Но это же профанация — можно ли за несколько дней постичь психологию таких трудных детей, как сироты? Не спорю, добрым и мудрым людям, возможно, этого достаточно. А вот у человека с неустойчивой психикой от неограниченной власти над детьми может просто снести крышу!

О причинах трагедии в Цыбульковке официально ничего не сообщается: мол, работает комиссия, которая и выясняет всю подноготную семейного детского дома Давиборанов. Дело расследует прокуратура, но получить там какую-то информацию невозможно. И это понятно. Признав, к примеру, что Эмма была беременна или девочки подвергались сексуальному насилию, чиновники будут вынуждены признать и тот факт, что подбор родителей-воспитателей ведется формально. Начальник службы по делам семьи Царичанской райадминистрации Татьяна Ряборука, правда, уверяет, что с документами у Давиборанов был полный порядок — и медицинские справки, и характеристики они предоставили: «Там абсолютно ничего не предвещало беды, я с этими детьми разговаривала не раз, они никогда не жаловались». Но ведь глубокое медицинское, а тем более психиатрическое, обследование от претендентов не требуется. А детей можно так запугать, что они не посмеют жаловаться. И педагоги это прекрасно знают.

Впрочем, закон строго оговаривает, что создавать семейные детские дома не могут люди с психическими расстройствами, у которых официально зарегистрированы асоциальные проявления и склонность к насилию. Если бы чиновники копнули глубже, то, несомненно, всплыла бы история в армии, многочисленные странности в поведении Олега Давиборана, о которых знали односельчане и гражданские жены. Конфликты с Олегом были у многих односельчан. Люди рассказывают, что в школе он постоянно со всеми дрался, позднее пытался у соседки отобрать земельный надел, увлекался черной магией, посещал секту… Но выяснять эти подробности никто из чиновников не стал.

Сегодня милиция объясняет жестокую расправу над домочадцами нервным срывом во время семейного конфликта: мол, с кем не бывает. Но человек, присутствовавший при осмотре тел, до сих пор не может прийти в себя.

— Там явно орудовал садист, — рассказал Кирилл, которого пригласили понятым. — Дом был залит кровью: пол, стены, двери, даже пианино. Девчонка, которая скрючилась на полу перед входом в кухню, была вся изранена — ноги, спина, перерезано горло. Судя по всему, перед расправой девочка наливала борщ в миски — они стояли на столе, — то есть ничего плохого она не делала. На женщине, лежавшей у ворот, тоже живого места не было: на животе рана, горло перерезано. Каким же нужно быть зверем, чтобы так поступить с женой и ребенком? Милиция нашла убийцу повешенным в сарае на бельевой веревке, рядом в дверном косяке торчал нож. То есть человек был настолько неадекватным, что мог лишить жизни не только других, но и себя. Как же ему доверили детей?!

Действительно, историй, когда чиновники закрывают глаза на странности в поведении усыновителей, в Украине немало. Председатель днепропетровской правозащитной общественной организации «Допоможемо дітям» Николай Кожушко уверен, что в этой сфере процветает коррупция.

— Половина домов семейного типа создаются родителями из корыстных побуждений, — считает Николай Кожушко. — Непорядочных людей привлекают гарантированные государством выплаты на каждого ребенка, плюс зарплата воспитателя и существенная благотворительная помощь. А чиновникам именно такие люди и нужны, ведь с них можно брать ежемесячные откаты по 1—2 процента от общей суммы содержания. Такая ситуация, кстати, уже зафиксирована на Львовщине, где деньги требовал сельский голова. В то же время добросовестных родителей-воспитателей, которые отказываются платить, чиновники терзают ежедневными проверками: а что у вас в холодильнике, а что в шкафу? Есть десятки примеров, когда работники социальных служб разлучают родных братьев и сестер, хотя по закону не имеют на это права. Думаю, что тоже не за спасибо. Областная прокуратура уже занимается проверкой этих фактов.

Впрочем, начальник службы по делам детей Днепропетровской облгосадминистрации Нина Тутова утверждает, что в ее вотчине все в порядке. И детей отдают на усыновление только с учетом их интересов, и приемные родители из Цыбульковки были просто идеальными. Одной из лучших считает Нина Григорьевна и маму-воспитателя другого семейного детского дома, о которой ранее писали «ФАКТЫ». За избиение приемного ребенка милиция возбудила против этой женщины уголовное дело, детей забрали. Но вскоре дело закрыли, детей вернули да еще и добавили других. А прекрасная, здоровая девочка, из-за которой разгорелся скандал, нынче признана психически больной и уже почти два года не учится в школе. Что происходит с ребенком за высоким забором семейного детдома, учителя не знают…

Для семерых сирот из Цыбульковки сейчас подыскивают других приемных родителей — находящиеся в санатории дети просят их не разлучать. А родных детей Давиборанов — Давида и Ричарда — увез к себе домой в Ровенскую область старший брат Рустам, у которого хорошая, дружная семья и уже двое своих малышей. Возможно, когда-нибудь дети забудут, как на их глазах убивали маму и сестру.

7455

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів