БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Вместо пожизненного заключения бывший заместитель начальника краматорского горотдела милиции игорь криволапов, обвиняемый в нескольких убийствах и фальсификации дела вередюка, получил оправдательный приговор суда

0:00 19 марта 2009   2375
Вместо пожизненного заключения бывший заместитель начальника краматорского горотдела милиции игорь криволапов, обвиняемый в нескольких убийствах и фальсификации дела вередюка, получил оправдательный приговор суда
Мария ВАСИЛЬ «ФАКТЫ»

Между тем следователь и отец убитых братьев Карпенко по-прежнему настаивают на виновности милиционера

Приговор Запорожского апелляционного суда, недавно оглашенный членам «банды оборотней в погонах», среди которых было четверо сотрудников милиции, для многих стал неожиданностью. Отправив на пожизненное заключение двух краматорских бандитов, обвинявшихся в похищении и убийстве людей, судья Олег Дутов полностью снял обвинения с бывшего заместителя начальника Краматорского городского отдела милиции Игоря Криволапова. Хотя, по мнению государственного обвинителя, именно он был организатором преступлений и также заслуживал высшей меры наказания. Вместе с ним освобождены из-под стражи еще трое милиционеров, обвиняемые в фальсификации уголовного дела об убийстве тележурналиста Игоря Александрова (руководитель Славянской телерадиокомпании «ТОР», который 3 июля 2001 года был зверски избит битами в подъезде собственного дома и через четыре дня скончался в больнице) и отравлении бомжа Юрия Вередюка, якобы нанятого ими на роль убийцы.

Игорь Криволапов: «Был негласный указ Президента Кучмы раскрыть убийство в короткие сроки, не допустить «второго Гонгадзе»

После пятилетнего пребывания в СИЗО Игорь Криволапов вернулся домой в Краматорск. На встречу с корреспондентом «ФАКТОВ» он согласился с осторожностью: именно в нашей газете впервые были опубликованы подробности дела милиционеров-фальсификаторов, которое расследовалось Генеральной прокуратурой. По мнению следствия, дело было так: в конце июля 2001 года заместитель начальника городского отдела милиции Краматорска Игорь Криволапов, устав разыскивать настоящих преступников тележурналиста и желая выслужиться перед начальством, через своего знакомого Благова (которому пообещал за услуги 20 тысяч долларов) подыскал бомжа, согласного за небольшое вознаграждение взять на себя чужую вину. Юрия Вередюка поселили в специально снятой квартире, где в течение двух недель натаскивали на «правильные» показания. Однако результат не оправдал ожиданий — судья не поверил тощему, больному туберкулезом бомжу. Выйдя на свободу, Вередюк скончался. По версии следствия, в этом ему помог другой милиционер, заинтересованный в сохранении тайны «спектакля», — заместитель начальника управления уголовного розыска в Донецкой области Александр Герасименко, который после освобождения Вередюка лично навестил бомжа, принеся ему в подарок пакет с отравленным соком. С помощью Криволапова исчез и «режиссер фальсификации» Благов.

После этого, по мнению следствия, подполковник Криволапов вошел во вкус преступной деятельности и создал банду, объединив вокруг себя нескольких ранее судимых жителей города. В сентябре 2002 года преступники выкрали двух сыновей краматорского предпринимателя Валерия Карпенко, которых убили на следующий же день после видеозаписи с просьбой о выкупе. Следующей жертвой бандитов стал коллекционер старинных автомобилей Игорь Жемов.

После этой публикации в газете прошло четыре года. Представить себе, что когда-нибудь мы будем сидеть на кухне и пить кофе с главным «фальсификатором и бандитом», было невозможно: настолько серьезны были выдвинутые тогда против него обвинения! И вот — пожалуйста.

- Когда судья произнес слово «Оправдан!», мне хотелось кричать: «Да здравствует справедливый суд!» — рассказывает жена Игоря Криволапова Марина.  — Но побоялась, что выведут из зала. Игоря тут же освободили из-под стражи, и уже через несколько часов мы были дома.

- Считайте, что пять лет жизни украдено. Я не видел, как растет ребенок. Когда меня задержали, малышке было пять лет. Наивный был, думал, дней за десять разберутся, — вздыхает 47-летний Игорь Криволапов, только что проводивший в школу младшую дочь-пятиклассницу. И тут же улыбнулся.  — Но встреча была радостной. Моя семья — это моя опора!

Пенсионер МВД Игорь Криволапов категорически отрицает свою причастность к преступлениям:

- Если внимательно почитать материалы «дела Вередюка», то сразу становится понятно, что я ни в чем не виноват. Видно, кто реальный заказчик и кто исполнитель фальсификаций.

- Расскажите-ка подробнее.

- В раскрытии убийства были заняты мощные силы. В Славянск съехалось руководство МВД и Генеральной прокуратуры, дело курировали лично заместитель Генерального прокурора Сергей Винокуров и заместитель министра МВД Владимир Мельников. Был негласный указ Президента Кучмы во что бы то ни стало раскрыть убийство в короткие сроки, не допустить «второго Гонгадзе». Об этом рассказал почти дословно в зале суда свидетель Владимир Мельников. Я в то время работал заместителем начальника Краматорского городского отдела милиции и, как показывают многочисленные свидетели, не присутствовал на оперативных совещаниях в Славянске, не знал деталей убийства: где именно оно было совершено, каков характер повреждений на теле убитого Александрова, то есть ничего такого, что я мог бы «подсказать» Вередюку. Как я мог что-то фальсифицировать? Да, нам всем дали указание искать подозрительных людей, собирать оперативную информацию.

Как раз в то время ко мне обратился мой давний знакомый. Рассказал, что у него проживает приятель из Латвии по фамилии Благов — ранее судимый, аферист. Пожаловался, что этот мужчина постоянно просит у него денег, а сам проигрывает большие суммы в казино. Именно этот человек — Благов — заключал от имени фирмы моего знакомого фиктивные договоры, по которым получал, а затем присваивал деньги. Чтобы обезопасить себя от возможных претензий обманутых Благовым людей мой знакомый и обратился ко мне. И я действительно написал докладную, в которой упомянул о подозрительном человеке, который, будучи судимым за мошенничество, нелегально проживает в Краматорске и продолжает совершать преступления, поэтому нуждается в проверке. О том, что Благов каким-либо образом может быть причастен к убийству Александрова, и речи не было!

А дальше Благов действительно кое с кем спелся в милиции. Свидетели, которым он хвастался, что провернет одно дельце и получит много денег, утверждают, что Благов говорил о своих контактах с генералом МВД. Да что там! — махнул рукой мой собеседник и принес из соседней комнаты объемистую папку.  — Вот документ — «определение суда о возвращении дела о фальсификации на доследование». Судом установлено, что с Благовым постоянно общался заместитель министра МВД генерал Мельников. Именно он дал указание помочь ему с пропиской и оформлением украинского гражданства.

- Они могли вести речь и о деньгах?

- Мельников инициировал публикацию объявления в газете о том, что за помощь в раскрытии убийства журналиста МВД предлагает вознаграждение 100 тысяч гривен.

- Возможно, это и были те самые 20 тысяч долларов, которые были обещаны Вередюку за согласие в фальсификации?

- Не знаю… Знаю только из документов, находящихся в деле, что Вередюк давал на допросе показания, которые не соответствовали материалам уголовного дела об обстоятельствах убийства журналиста. Потом кое-кто заходил к нему в СИЗО, беседовал — и на следующий день показания выходили уже в нужном виде. Знаете эту историю с детектором лжи? Когда показания Вередюка приобрели требуемую для следствия форму, следователи Генеральной прокуратуры решили провести проверку подозреваемого на «полиграфе» — хотя такое процессуальное действие вообще не предусмотрено законом. Эксперт, проводившая исследование (ее показания есть в деле, я с ними знакомился), рассказала, что в первый же день специалисты убедились, что Вередюк ни в чем не виноват. Однако по просьбе руководителя следственной группы следователя ГПУ Голика расшифровку допроса на «полиграфе» сделали в одном экземпляре, уничтожив все черновые бумаги, у членов следственной группы отобрали подписку о неразглашении. Зачем, если Уголовно-процессуальный кодекс и так предусматривает неразглашение материалов следствия? Заключение «полиграфа» передавалось следователю с рук на руки. Затем в «деле Вередюка» появилось заключение, что экспертиза на детекторе лжи подтвердила виновность Вередюка! Догадываетесь, кому нужна была фальсификация и кто ее осуществлял?

- А на скамье подсудимых оказался не следователь Генпрокуратуры, а краматорский опер, которому по роду службы положено заниматься розыском, а вовсе не расследованием убийства, — добавила супруга.  — По обвинению выходило, что Криволапов как хотел манипулировал лучшими следователями страны, генералами МВД и Генпрокуратуры. Что ж это за следователи и что за генералы?

- Ну ладно. А что вы скажете насчет того, что по вашему указанию двое инспекторов милиции подыскали водителя такси, который дал в суде лживые показания о том, якобы в день убийства возил Вередюка из Краматорска в Славянск? Эти инспектора уже получили реальные сроки.

- Сверху нам сбросили указание искать машину белого цвета. По базе данных проверили сотни автомобилей, опросили сотни водителей, занимающихся извозом. Но не у всех же фотографическая память! На случай, если человек припомнит что-то в этом роде, но не сможет описать приметы воспользовавшегося услугами такси человека, участковым инспекторам действительно раздали фото этого Вередюка. Мол, не этот ли? Такое было.

- Следствие выдвинуло версию, что после выхода на свободу Вередюк был отравлен.

- В этом меня не обвиняли, поэтому, с вашего позволения, комментировать этот эпизод я не буду.

«Следователи Генеральной прокуратуры предложили мне: «Либо берешь на себя фальси фикацию, либо навешаем такого, что останешься на пожизненном!»

- По утверждению следствия, вы были причастны к убийству афериста Благова. Якобы где-то на плотине железным топориком в присутствии свидетеля размозжили ему череп…

- Парня, давшего такие показания на досудебном следствии, перед этим десять дней пытали электротоком, — продолжает Игорь Криволапов.  — Он сам потом рассказал об этом в суде. Благов просто сбежал, когда почувствовал, что может оказаться на скамье подсудимых. Причем не забыл обчистить сейф знакомого, чьим гостеприимством пользовался в течение нескольких месяцев. Думаю, он жив по сей день. В суде выступали свидетели, которые видели его через несколько дней после его якобы исчезновения. Допрошен житель Москвы, который рассказал, что видел Благова в столице России, причем Благов определенно намеревался выехать в Латвию. В деле имеются документы о том, что он связывался с родственниками в октябре 2002 года, то есть через год после «убийства». То, что через две недели после собственной «смерти» Благов пребывал в полном здравии, подтвердила допрошенная на суде его сожительница. Причем, пока он у нее гостил, на улице его поджидали сотрудники наружки — ведь он уже находился в розыске! Но Благов зашел в дом со стороны огорода. И так же ушел. На суде эта женщина призналась, что на следствии солгала, назвала неправильную дату. Судья даже спросил ее: «Зачем же вы лжесвидетельствовали? Из-за вас человек пятый год сидит за решеткой!.. » Она рассказала, как ее прессовали на допросах.

(Суд вынес частное определение в отношении следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Александра Калифицкого. Судом было признано, что во время досудебного следствия Калифицкий «практиковал незаконные способы давления на обвинявшихся и свидетелей». Кроме того, суд отметил, что «Калифицкий отличался редкостной дерзостью: давая показания в качестве свидетеля, он угрожал подсудимым прямо в зале судебных слушаний».  — Авт. )

- Теперь представьте себе, что Калифицкий выделывал, оставаясь с нами один на один, — заметил мой собеседник.  — Разговор с самого начала был такой: «Игорек, ты в СИЗО, ты уже убедился, насколько мы сильны, тебе никто не помог. Либо ты берешь на себя фальсификацию и отсидишь три с половиной года, либо навешаем такого, что останешься на пожизненном. Судья даст такой приговор, какой мы ему скажем».

Уже после того как меня арестовали по подозрению в фальсификации, задержали и двух подозреваемых в похищении и убийстве братьев Карпенко — Орлова и Бойко. Им пообещали возможное смягчение приговора, если они назовут меня организатором банды. И Бойко согласился. Меня спасло только то, что второй соучастник этих преступлений Орлов уверовал в Бога и категорически отказался клеветать на невиновного. Поэтому обвинение против меня построено только на показаниях одного человека. Да что там говорить, по делу похищения братьев Карпенко и Жемова, попытке похищения несовершеннолетней Р. меня даже ни разу не допрашивали. Ввиду явных несоответствий и неприкрытой лживости показания Бойко, оговорившего меня во избежание высшей меры наказания, судом признаны надуманными, то есть ложными. По вышеназванным обвинениям, а также по обвинениям в организации «банды», участии в ней, вымогательствам в особо крупных размерах я полностью оправдан. Бог есть, и теперь я в это твердо верю.

- Игорь, реальный срок вы все-таки получили. За присвоение служебного имущества вам дали 5 лет и 9 дней лишения свободы — ровно столько, сколько вы успели провести в СИЗО.

- Рассказываю. В 1994 году в Красном Лимане задержали двух бандитов, у которых как вещдок изъяли «восьмерку», на которой они совершили преступление. С тех пор она так и стояла на площадке, ржавая, убитая. И вот через девять лет, когда я уже работал начальником Краснолиманского горотдела милиции, она пропала. А я не обратил на это внимание, так как эта машина не числилась ни по одному из учетов горотдела. Все проводимые мною в течение двух лет проверки на предмет сохранности вещественных доказательств факта пропажи не выявили. Ну вот и не остался без наказания. Дело в том, что, если бы меня полностью оправдали, получилось бы, что на моем месте должны оказаться те, кто меня посадил.

Следователь Генеральной прокуратуры Александр Калифицкий: «Доказательств вины подсудимых было собрано достаточно. Но судья почему-то не обратил на них внимания»

После встречи в Краматорске с одним из фигурантов громкого дела — Криволаповым, мы решили для объективности выслушать и сторону следствия. С этой целью корреспондент «ФАКТОВ» встретилась со старшим следователем по особо важным делам Генеральной прокуратуры Украины государственным советником юстиции 3-го класса Александром Калифицким. Узнав об интервью Криволапова, следователь первым делом заметил: «Наверное, много гадостей обо мне наговорил? А других отзывов от него мы и не ожидали».

- Не без того, Александр Анатольевич! Но вы тоже — как бы это сказать? — неосторожны были. Ну зачем вам понадобилось угрожать подсудимым прямо в зале суда?

- Да никаких угроз с моей стороны не было! Поясняю, как дело обстояло на самом деле. Когда судья вызвал меня на допрос в качестве свидетеля, подсудимые устроили балаган, огрызались, делали наглые замечания. Судья не только не прекращал этого безобразия, но, на мой взгляд, даже поощрял. Между тем поведение людей, сидящих в клетке для подсудимых, было до такой степени наглым, что пришлось сделать им замечание. Я сказал, что им рано радоваться, особенно одному из них, потому что в распоряжении следствия есть доказательства, что он замешан еще в нескольких весьма неприятных эпизодах. А судья все перекрутил.

- Игорь Криволапов утверждает, что как заместитель начальника Краматорского городского отдела милиции не мог знать и не знал подробностей убийства в Славянске тележурналиста Александрова.

- Это полная чушь. Хотя журналиста убили в Славянске, однако в последних передачах Александрова звучала тема коррупции в Краматорске и упоминались краматорские бандиты. Поэтому нити к раскрытию преступления логично вели именно в этот город. И подполковник Краматорского городского отдела милиции, который возглавлял всю оперативную работу по раскрытию преступлений, не мог не знать этих подробностей. В областном управлении МВД его, как и других руководителей подразделений, торопили: «Где преступники?» И, не сумев найти настоящих, он решился на фальсификацию. Только после того как Вередюка уговорили взять на себя вину в убийстве журналиста, Криволапов и написал рапорт, в котором упомянул о некоем Благове, знающем, кто причастен к убийству журналиста. То есть, скрывая свою роль, поставил в поле зрения руководства правоохранительных органов своего подельника — Благова, который для большей правдоподобности и должен был дальше отыграть «свой номер», что он блестяще и сделал.

Когда этого Благова привели к заместителю министра внутренних дел Мельникову, тот занимался отработкой «бандитской» версии убийства. Однако заявление Благова о том, что он знает убийцу журналиста, его, естественно, заинтересовало. Спросил: «Что ты за это хочешь?» Благов ответил: «Прописку, гражданство».  — «Все будет». (А что еще в такой ситуации сказал бы любой сотрудник милиции?)

Дальше возникло сомнение у заместителя Генерального прокурора Винокурова: на чем бомж в день убийства мог добраться до Славянска? Вередюк рассказал заученную версию о том, что приехал на машине «Жигули» светлого цвета. Описание машины и водителя было очень размытым, при желании под него кто-нибудь да и подошел бы. Следователь тут же поручил местным правоохранителям найти машину и установить личность таксиста. Ему и в голову не приходило, что некоторые псевдоколлеги из милиции в этом деле могут играть свою игру! И тогда первый заместитель начальника Краматорского горотдела обратился к своим доверенным участковым Дроздову и Тамбовцеву, работавшим на территории крытого рынка, с просьбой «помочь следствию»: «Нужно найти таксиста, который обязательно подтвердит, что в день убийства он возил Вередюка в Славянск». При этом он не рассказывал ни о каких фальсификациях с Вередюком, а, наоборот, давил на сложность процессуального доказывания вины, недостаточность доказательств и просил «помочь» наказать преступника Вередюка. Сообразительные участковые быстро нашли подходящего извозчика и сделали ему предложение, от которого нельзя было отказаться. «Либо ты играешь с нами, — сказали парню, — либо имеешь крупные проблемы с милицией». Ему показали снимок Вередюка, а фотокарточку таксиста передали сидящему в СИЗО обвиняемому. В результате «опознание» прошло блестяще. Таксист, находящийся в комнате за темным стеклом, из четырех представленных ему лиц уверенно указал на Вередюка. Последний таким же образом «узнал» таксиста. Эти факты нашли подтверждение в суде, и оба участковых получили реальные сроки за фальсификацию, более того, уже успели их отбыть.

Таким, казалось бы, нехитрым способом и блестяще разыгранной комбинацией известные нам работники милиции и смогли ввести в заблуждение следствие и направить его по ложному пути, что было впоследствии нами установлено.

- Почему же суд отправил эпизод уголовного дела, касающегося участия Криволапова и еще трех милиционеров в фальсификации, на дополнительное расследование?

- Это было сделано вообще незаконно. После последнего слова обвиняемых судья не имел права возобновлять слушание для выяснения каких-то новых фактов. Однако он грубо проигнорировал требование Уголовно-процессуального кодекса. Это было в октябре прошлого года. Кроме того, вернув дело на дополнительное расследование, он не имел права отпускать фигурантов на подписку! Ведь все трое обвиняются в особо тяжком преступлении — отравлении (то есть убийстве) человека, а еще — в подготовке нового убийства! Есть и еще один нюанс. Допросив меня и других следователей, судья лишил всю группу, знакомую с деталями дела, возможности заняться его дорасследованием. Таким образом, он вывел нас из строя… С какой целью, можем только догадываться.

- Судья посчитал, что в деле нет достаточных доказательств вины подсудимых.

- Судья перекручивает факты. Свидетелей обвинения и доказательств вины обвиняемых в фальсификации дела Вередюка и его отравлении достаточно. Другое дело, что некоторые из свидетелей и обвиняемых на суде отказались от первоначальных показаний. Их просто-напросто запугали. Вот, например, Костюченко…

- Это тот, которого током пытали?

- Насчет этого ничего не знаю. Подтверждений применения к нему физического насилия в деле нет, и это Костюченко сам неоднократно отрицал во время допросов в присутствии защитника. А вот то, что он в СИЗО вскрывал себе вены, на допросы идти не хотел, — было такое. Во время следствия Костюченко рассказывал, что они вместе с Криволаповым, Благовым и еще одним человеком выехали на плотину с целью, как думал Костюченко, попугать и побить Благова. Как подробно и неоднократно рассказывал Костюченко, по указанию милиционера он несильно ударил Благова металлическим прутом. Криволапов настаивал: «Бей сильнее!» Костюченко отказался. Тогда, как неоднократно он пояснял, в том числе и на очной ставке, Криволапов сам взял лопату из багажника, ударил свою жертву по голове. Лопату выбросили в воду, а разбитую голову трупа завернули в полиэтилен, повезли тело дальше и закопали где-то в посадках. Труп Благова, к сожалению, не нашли. А лопату водолазы отыскали. Но суд почему-то не принял ее как вещественное доказательство. Потом мы сами отозвали этот эпизод из дела. Увы, нет тела — нет дела. Да, так вот этот Костюченко на суде полностью отказался от своих слов. Неужели вы думаете, что, сидя в соседних камерах в СИЗО и на одной скамье подсудимых в зале суда, нельзя угрозами воздействовать на человека?

- А что касается полного оправдания Криволапова в эпизодах с похищением братьев Карпенко и предпринимателя Жемова?

- Факты, что Криволапов и Бойко были давно знакомы между собой (Криволапов это категорически отрицал), подтвердились многочисленными доказательствами, в том числе показаниями свидетелей. Они познакомились примерно в 1998 году, когда после оперативных мероприятий в горотдел было доставлено несколько членов противоборствующих преступных групп. Бойко, не желая оказаться в одной камере с членами организованной преступной группировки «17-й участок», которые угрожали ему немедленным убийством, обратился за помощью к тогда еще не обвиняемому, а начальнику отделения уголовного розыска, который оградил его от продолжения конфликта на условии, что Бойко будет выполнять его отдельные поручения. Впоследствии, как нам неоднократно пояснял Бойко, Криволапов, представившись сотрудником спецслужб, предложил ему «работу»: вначале похищение и убийство братьев Карпенко, а затем и Жемова. Бойко свидетельствовал, как они вместе с Орловым по указанию Криволапова требовали выкуп у отца Карпенко и жены Жемова, вели с ними sms-переписку, заставляя несчастных метаться по стране с сумками денег.

И тут прослеживается странная позиция суда: в той части, где Бойко рассказывает о подробностях убийства, показывает места захоронения трупов, орудия преступления, то есть полностью изобличает не только подельников, но и лично себя в совершении нескольких(!) убийств, что для него однозначно повлечет пожизненное заключение, суд ему верит, а в той части, где он прямо называет организатора Криволапова, не верит. Где логика? И вообще, что можно говорить о судье, который никак не может вписаться в рамки закона? Например, несколько лет назад, не имея доказательств, основываясь на одних лишь путаных и противоречащих материалам дела показаниях обвиняемого, от которых тот отказался, как только смог дождаться адвоката, он приговорил человека к 15 годам лишения свободы за убийство и изнасилование, которые тот не совершал. Позже выяснилось, что в этом преступлении виновен «пологовский» маньяк Ткач! Пострадавший от судейской халатности был освобожден Верховным судом Украины лишь после пятилетней отсидки. А в другом деле суд нагло игнорирует и извращает имеющиеся доказательства. Что за этим стоит, несложно догадаться.

Валерий Карпенко: «Суд проигнорировал все доказательства. В виновности Криволапова я не сомневаюсь ни на сотую долю процента»

В ночь на 26 сентября 2002 года в Киеве исчезли братья Карпенко, приехавшие в столицу из Краматорска Донецкой области для сдачи сессии в Институте международных отношений Национального университета имени Тараса Шевченко. 31-летний Дмитрий руководил пивзаводом, а 24-летний Денис возглавлял краматорское отделение «Укрэксимбанка». Последнее, что успел сделать старший брат, — позвонить жене. Больше никто из родных их не видел и не слышал.

Однако вскоре на мобильный телефон отца, генерального директора ЗАО «Тяжпромкомплект» Валерия Карпенко начали поступать sms-сообщения с требованиями выкупа. Обезумев от тревоги, отец соглашался на все. С сумкой денег он мотался по стране, иногда за сутки накручивал тысячи километров. Выехав по требованию вымогателей ночью из Краматорска, он мчался в Киев. Оттуда, не отдыхая, ехал в Луганск, Ивано-Франковск… На счет в одном из банков были положены 150 тысяч долларов — для того, кто окажет реальную помощь в поисках. По очередному требованию он выбросил портфель с такой же суммой из окна ночного поезда, несшегося на полном ходу. Но итог был всегда одинаков: вымогатели сообщали, что «заметили слежку», и денег не брали.

Лишь спустя полтора года бандиты были задержаны. Мобильный, с которого они отправляли sms-сообщения, запеленговали в… Краматорске, в одном из жилых домов неподалеку от офиса Карпенко-старшего. Похитители, жители Краматорска Орлов и Бойко, признались, что убили братьев на следующий же день после их захвата: Дмитрия задушили, а Дениса зарезали на его могиле. Также преступники указали место захоронения краматорского коллекционера ретро-автомобилей Жемова, которого они тоже похитили с целью получения выкупа, а затем убили. Один из преступников признался, что их действиями руководил начальник Краснолиманского городского отдела милиции Криволапов.

- Милицейский след в этом деле прослеживался и так, — рассказал «ФАКТАМ» Валерий Карпенко.  — Стоило следственной группе Генеральной прокуратуры, занимающейся раскрытием преступления, куда-то поехать, как «на хвост» пристраивался автомобиль милиции. Да и стиль sms-ок выдавал в их отправителе человека, имеющего отношение к правоохранительным органам!

Узнав о приговоре суда, отец убитых был возмущен:

- Пожизненный срок Орлову и Бойко, оправдательный приговор Игорю Криволапову дают основания думать, что зверские преступления были исключительно собственной инициативой этих парней. На самом деле это не так. Криволапов выступал лишь организатором преступлений. Я подозреваю, кто заказчик, но не могу вам этого сказать. Когда один из руководителей оперативной группы СБУ вел допрос, то Криволапов сказал, что расскажет все, если Карпенко гарантирует, что не тронет детей Криволапова. Тут я считаю, что сотрудник СБУ допустил ошибку. На эти слова Криволапова он ответил: «Карпенко не такой урод, как ты, чтобы покушаться на жизнь людей, а тем более детей». Естественно, он понял, что с моей стороны ему не может быть угрозы. Зачем тогда было ему признаваться? Знаю, что человек, которого я считаю виновным в заказе похищения моих сыновей, ходил к Криволапову в СИЗО и там между ними состоялся жесткий разговор, в котором Криволапов пообещал сдать «шефа», если тот не поможет ему избежать наказания. И тот, говорят, профинансировал его на крупную сумму, чтобы этот суд закончился так, как он закончился.

Я читал в прессе, что Калифицкий на суде вел себя вызывающе. Напрасно. Возможно, он настроил суд против себя и тем самым повлиял на приговор? Калифицкий в свое время говорил мне, что на 95 процентов знает имя заказчика и хозяина Криволапова. Обещал еще тогда, пять с лишним лет назад, что доведет это дело до ума, и не довел. Потрачены годы работы, и все насмарку.

- Будете подавать апелляцию на решение суда?

- Нет. Детей этим не вернешь.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
+1

Ветер: 2 м/с  С-З
Давление: 744 мм

Жена говорит мужу: — В Африке есть племена, где мужья продают своих жен. Если бы мы там жили, ты бы меня продал? — Ни за что! Я бы тебя... подарил.