Житейские истории Особый случай

Невеста с евромайдана: «Я думала: «Какие парни, когда в стране революция?!»

7:45 8 февраля 2014   24941
евромайдановцы активисты свадьба Богдани Юля

Активисты евромайдана Юля и Богдан обвенчались в здании столичной горадминистрации

Сейчас о Богдане и Юле уже знает весь евромайдан. В минувшую среду влюбленные митингующие сыграли свадьбу. Церемонию венчания, которую транслировали несколько телеканалов, провели в стенах захваченного протестующими здания Киевгорадминистрации. Невеста была в красивом свадебном платье, а жених — в камуфляжном костюме, как и его свидетели. Обвенчавшись, молодожены до утра принимали поздравления. На следующий день после радостного события Богдан и Юля рассказали «ФАКТАМ» свою историю любви.

«Если эта девушка завтра придет на перевязку, сразу отправляйте ее ко мне»

— До сих пор не могу прийти в себя! — призналась 25-летняя Юля, стройная симпатичная девушка. — И поверить, что я теперь замужняя женщина. Если бы месяц назад кто-то сказал мне, что выйду замуж на Майдане, я бы долго смеялась. Я ведь ехала в Киев не женихов искать, а на революцию. Но, как говорит мой Богдан, даже на войне есть место любви.

Я сама из Ровенской области. В Киев приехала в конце ноября, после разгона «Беркутом» студентов. И я, и мои родители горячо поддерживали евромайдан, но мама с папой не смогли приехать из-за работы. А я не раздумывая села в поезд. Друзья спрашивали, зачем мне это нужно. Мол, наконец дождалась отпуска (Юля работала аниматором в Турции. — Авт.), приехала домой и вместо того чтобы отдохнуть — на баррикады. Но я никого не слушала. Почему-то было предчувствие, что мне нужно поехать на Майдан.

Оказавшись в Киеве, девушка пошла в штаб евромайдана и предложила свою помощь. Так начала работать на кухне. Как и другие приезжие, ночевала в спальном мешке в здании горадминистрации.

— На кухне было очень много работы, — говорит Юля. — Я только и успевала раздавать митингующим обеды. Еще никогда так не уставала. Но уезжать не собиралась. К тому же здесь у меня появилось много друзей. Это были студенты из разных регионов. Живя в штабе, мы очень подружились, стали друг для друга почти родными. Так прошел декабрь, наступил Новый год. А в январе случилось ЧП: ночью на меня, спящую на полу в здании горадминистрации, упал… шкаф. То, что на меня свалилось что-то очень тяжелое, я даже не почувствовала — продолжала спать, как будто ничего не произошло. А потом вдруг начала задыхаться под тяжестью. Когда проснулась, вокруг уже бегали испуганные ребята. Они смогли меня освободить. Я получила несколько ушибов и серьезную травму руки. Кисть ужасно болела. Прибежавшие ко мне медики вправили сустав, но сказали каждый день приходить в медпункт на перевязки. Медпункт евромайдана находится в здании горадминистрации. Там мы с Богданом и познакомились.

— Хорошо помню этот день, — присоединяется к разговору 21-летний Богдан. — Я работал в медпункте. Хоть медицинского образования у меня и нет, я хорошо знаю химию, к тому же моя мама врач. Поэтому кое-что умею. Я сам родом из Житомирской области, но мы с родителями уже давно живем в Киеве. Когда мне исполнилось шестнадцать лет, решил больше не сидеть на родительской шее: ушел из дома, нашел работу и начал сам себя обеспечивать. На Майдан впервые попал только второго декабря. До этого я не особо интересовался политикой и не вникал в то, что происходит. Посмотреть на революцию решил из любопытства. Но, пообщавшись с людьми на Майдане, понял, что хочу здесь остаться. Я с удивлением обнаружил, что большинство митингующих — интеллигентные люди с высшим образованием, которые просто хотят жить хоть немного лучше. Но я не мог просто стоять на Майдане, хотелось чем-то помочь. Устроился в охрану евромайдана. А когда в КГГА организовали медпункт, перешел туда.

И вот однажды ко мне подошла девушка. Стройная такая, высокая — как модель. А еще я заметил, что у нее очень красивые глаза. У меня екнуло сердце: «Какая красавица».


*Познакомившиеся на баррикадах Юля и Богдан решили обвенчаться, не дожидаясь окончания Майдана

— Меня часто спрашивают, заметила ли я, что понравилась Богдану, — рассказывает Юля. — У меня даже мысли такой не возникло! Меня в тот момент беспокоила только рука, которая продолжала ныть. «Я Богдан, — представился парень из медпункта. — Вас как зовут?» «Юля, — говорю. — Вы можете перебинтовать мне руку?» Богдан охотно взялся за дело. И только потом добавил: «Но я вообще-то не врач». «А кто же? — испугалась я, одернув руку. Еще не хватало, чтобы сделал хуже. «Не волнуйтесь, я все умею», — заверил Богдан. И действительно, все сделал быстро и правильно. Когда перевязывал мне руку, невольно подумала, что он хорош собой… Но тут же прогнала эти мысли. «Какие парни, когда в стране революция?!» — подумала я. Это уже позже поняла: если любовь настоящая, я не могу ее упустить. А тогда, поблагодарив Богдана, быстро ушла. Не думала, что мы с ним еще когда-нибудь увидимся — в медчасти евромайдана много врачей, они все время меняются. Но Богдан позаботился о том, чтобы наша следующая встреча состоялась (улыбается). Как только я ушла, предупредил всех волонтеров: «Если эта девушка завтра придет на перевязку, сразу отправляйте ее ко мне».

— Все так и было, — подтверждает Богдан. — Я тоже не планировал крутить романы на Майдане. Но Юля очень уж запала в душу. Следующие два дня я делал ей перевязки. Хотел взять ее номер телефона, но не мог придумать, как это лучше сделать, чтобы все выглядело тактично и ненавязчиво. Специально делал Юле перевязку очень долго — сам в это время пытался собраться с мыслями. Но как только решался открыть рот, она убегала на кухню.

— У меня действительно было очень много работы, — оправдывается девушка. — Во время третьей перевязки я по взгляду Богдана поняла, что нравлюсь ему. «Почему же не спрашивает номер телефона? — подумала. — Уже завтра мне перевязка не понадобится. Выходит, мы больше не увидимся?» Но когда я опять собиралась убегать, Богдан все же завел разговор: «Ты говорила, что работаешь на кухне. Я так проголодался, но не могу покинуть пост. Не принесешь мне бутерброд?» Вместо обещанного кусочка хлеба с колбасой я принесла Богдану полноценный обед: первое и второе. Когда он поел, у него, видимо, прибавилось уверенности. Все же покинув пост, он разыскал меня на кухне Майдана, подошел и протянул листок бумаги с ручкой: «Не подскажешь свой номер телефона?»

«Четырех дней оказалось достаточно, чтобы понять: хочу провести с Юлей всю жизнь»

— Обычно вечером я возвращалась в штаб евромайдана и сразу ложилась спать, — продолжает Юля. — Но тут было не до сна: Богдан пригласил меня на экскурсию по ночному Киеву. А мне действительно было интересно посмотреть город — до этого я была только на Майдане и на Крещатике.

— То есть тебя интересовал исключительно ночной город? — смеется Богдан. — У меня как раз были планы посерьезнее. Мы гуляли часа три: я показал Юле Андреевский спуск, Подол. Той ночью я понял, что не ошибся, когда все-таки решился заговорить с этой девушкой. Еще ни с кем мне не было так легко.

— А мне — так интересно, — говорит Юля. — Богдан очень эрудированный, провел мне настоящую экскурсию. Еще мы много говорили о жизни. Мне понравилось, что он сам зарабатывает деньги. Для 21-летнего парня в наше время это большая редкость. А еще он был… настоящим. Не притворялся, не пытался казаться идеальным. Я это оценила. И когда на следующий день он опять позвал меня погулять, согласилась.

— Я сам не понимал, что со мной происходит, — признается парень. — Впервые в жизни понял, что значит потерять голову от любви. Раньше был уверен, что любовь с первого взгляда — это сказка, что так не бывает. А тут четырех дней оказалось достаточно, чтобы понять: хочу провести с этой девушкой всю жизнь.

— Вы ей об этом сказали?

— Конечно, нет, — улыбается Богдан. — Кто знает, как бы она отреагировала? А еще боялся, что со временем она во мне разочаруется. Я хоть и самостоятельный, но в жизни было всякое. Например, после школы начал учиться на повара, но диплом так и не получил — через два года бросил колледж. А еще у меня есть дочка от первого гражданского брака. Проанализировав свою жизнь, нашел у себя миллион недостатков. «Зачем такой красивой девушке какой-то оболтус? — подумал. — Когда она обо всем узнает, наверняка бросит». И я решил сразу рассказать о себе всю правду. Привел ее в Золотоворотский сквер и с ходу перечислил все свои недостатки и ошибки прошлого. Юля слушала молча. «Ну вот и все, — подумал я. — Сейчас встанет и уйдет». И Юля действительно, не сказав ни слова, встала и куда-то пошла. Правда, тут же вернулась. Оказалось, она пошла к урне выкинуть бутылочку из-под сока. Почувствовал, что сердце бьется где-то в животе. «Я понимаю, — наконец сказала Юля. — Так ты придумал, куда мы пойдем завтра?»

— Богдан очень удивился, — смеется Юля. — А я в тот момент окончательно решила, что хочу быть с этим человеком. Богдан покорил меня своей искренностью. До этого парни, которые за мной ухаживали, старались во всем выглядеть идеальными. Из-за этого врали, недоговаривали. Меня это ужасно раздражало. Хотелось общаться с настоящим человеком, а не с придуманным идеальным образом. Богдан, в отличие от моих знакомых, был настоящим.

«Подружки бросили клич в соцсетях, и один свадебный салон бесплатно дал напрокат платье»

— С тех пор мы начали встречаться, — продолжает Богдан. — Юля вместе со мной стала работать в медпункте. Видя, что мы все время вместе, нас уже в шутку называли мужем и женой. Мы действительно старались не упускать ни одной свободной минутки, все не могли наговориться. Но о свадьбе не думали. А потом Юля на несколько дней уехала домой.

— Оказавшись дома, я узнала, что на улице Грушевского начались противостояния, — вспоминает Юля. — «Не все так страшно, как рассказывают в новостях, — успокоил меня Богдан. — Ты не волнуйся и отдыхай». А потом я узнала, что погибли люди. И поняла, что не могу спокойно сидеть дома, если Богдан в опасности. Это уже было что-то большее, чем просто влюбленность.

— Я уговаривал Юлю не приезжать, но разве она послушает? — улыбается Богдан. — Позвонила, уже когда ехала в поезде. Говоря ей, что не пострадал, я соврал: в столкновениях со спецназовцами поломал несколько ребер. Юля поняла это на вокзале, когда я не смог поднять ее сумку.

— Мне почему-то казалось, что если я буду рядом, то с Богданом ничего не случится, — говорит девушка. — Пускай даже он на Грушевского, а я — в здании горадминистрации. Это были очень тяжелые дни: пострадавшие шли к нам непрерывным потоком. Богдан оказывал помощь непосредственно на месте столкновений. Передать не могу, как я им гордилась.

— Было действительно очень страшно, — признается Богдан. — На Грушевского целенаправленно стреляли в медиков. Я пообещал себе, что когда все это закончится, мы с Юлей обязательно поженимся. А потом понял, что не хочу ждать. Она должна стать моей женой прямо сейчас!

— Когда Богдан мне об этом сказал, я подумала, что он шутит, — улыбается Юля. — Понимая, что это планы на далекое будущее, сказала, что согласна. А Богдан уже на следующий день заявил: «Я обо всем договорился. Падре готов нас обвенчать». Я лишилась дара речи. А потом поняла, что не могу отказаться. Да и зачем ждать, если чувство настоящее?

— Родителям сообщили?

— Побоялись, — признается Юля. — Я не представляла, как это — позвонить и сказать: «Я выхожу замуж». У папы повышенное давление, мама — сердечница. Я откладывала этот момент до последнего. И только за день до свадьбы отважилась позвонить отцу. После того как сообщила эту новость, возникла немая пауза. Думала, что папа бросил трубку. Но он просто не мог ничего сказать. «Надеюсь, ты в нем уверена, — только и сказал папа. — А если действительно любите друг друга, я не могу вас не благословить».

— Примерно то же самое сказала и моя мама, — говорит Богдан. — Хотя мне кажется, родители до сих пор до конца еще не осознали, что мы с Юлей поженились. А сам, честно говоря, не верю, что все произошло именно так. Договариваясь со священником, мы думали, что это будет скромная церемония с участием двух-трех человек. Но наши друзья с Майдана не могли такого допустить. И организовали все до мелочей: гости, символические столы, подарки. На нашей свадьбе было абсолютно все, у меня даже… украли невесту (смеется).


Евромайдановцы, одетые в камуфляжную форму, каски и со щитами в руках пришли поздравить Юлю и Богдана с венчанием

— А у меня было роскошное свадебное платье, о котором я раньше не могла и мечтать, — говорит Юля. — Думала, что буду выходить замуж в своих привычных джинсах. Но подружки бросили клич в социальных сетях, и один свадебный салон бесплатно дал напрокат платье. Макияж мне делала профессиональная визажист, которая, как и мы, давно стоит на Майдане. Как большинство девочек, я с детства мечтала о необычной свадьбе. Но такого не могла себе даже представить! До сих пор не могу говорить об этом спокойно — хочется плакать от радости.

— Один из комендантов евромайдана подарил нам старинную икону Богородицы, — говорит Богдан. — А падре, который нас обвенчал, сказал, что сам хочет купить для нас обручальные кольца. Спасибо всем, кто организовал нам такой праздник. Счастливее дней в моей жизни еще не было. После венчания пили шампанское (впервые нарушили «сухой закон» Майдана), танцевали… На Майдане такого праздника еще не было.

— Может, кто-то сочтет меня легкомысленной, — улыбается Юля. — А я чувствую, что поступила правильно. Говорят, настоящая любовь встречается один раз в жизни и далеко не всем. Мне повезло. Мы с Богданом хотим создать большую семью, иметь детей. После революции начнем всерьез над этим думать. Жить будем на съемной квартире в Киеве, я найду здесь работу. Но это позже. Сейчас мы по-прежнему на баррикадах. Здесь и я, и Богдан нашли свою судьбу. Теперь осталось добиться своего на Майдане.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужик пишет объяснительную в полиции: «Находясь под воздействием психотропных существ...» Полицейский его поправляет: «Правильно писать «веществ». — «Так это ж я о жене и теще!..»