БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Героям — слава!

Украинские морпехи из Феодосии: «Нам сказали: если враг пойдет на нас, прикрываясь женщинами и детьми, стрелять… по ногам»

8:30 29 марта 2014   25811
морпехи
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

Сто сорок морских пехотинцев из Феодосии — героический батальон, так и не сдавшийся оккупантам, — получил приют в Президентском полку в Киеве. Дальнейшим местом их службы станет Одесса, а потом «черные береты» обещают вернуться в Крым — защищать Родину

База морских пехотинцев в Феодосии была захвачена одной из последних. Три недели, начиная со второго марта, когда на их КПП впервые прозвучал ультиматум сепаратистов сдавать оружие и присягать на верность Крыму и России, морпехи мужественно оборонялись. Рыли окопы, строили баррикады, круглосуточно дежурили по всему периметру, отражая попытки штурма и пресекая провокации. 23 марта российская военщина стала стягивать к базе дополнительные силы — грузовики и БТРы. Стало понятно, что вооруженного штурма не избежать. Следующей ночью на территорию батальона с вертолетов высадился российский десант. Тем временем ворота и бетонные стены были проломлены бронетранспортерами. В украинских офицеров полетели светошумовые гранаты. Пехотинцы были избиты, повалены на асфальт, связаны. Командира воинской части Дмитрия Делятицкого и его заместителя Ростислава Ломтева захватили в плен — посадили в вертолет и вывезли в неизвестном направлении.

Сто сорок морпехов, оставшихся верными присяге Украины (около четырехсот бойцов согласились служить России), захватчики вынудили покинуть воинскую часть и сопроводили на «Уралах» до Чонгара Херсонской области. Здесь их встретили автобусы, присланные Херсонской областной администрацией, на которых ребят отвезли в Мелитополь, а оттуда самолетом доставили в Киев. В столице крымские офицеры проведут всю неделю — отоспятся, посетят интересные экскурсии, а трое из них даже собираются сыграть свадьбы…

«Доступ к оружию нам заблокировал российский спецназ, ворвавшийся на нашу базу»

На плацу воинской части А-0222 В Киеве царит радостное оживление перед встречей с исполняющим обязанности министра обороны Украины. Военный оркестр настраивается на торжественный марш, солдаты срочной службы отдельного Президентского полка держат сабли наголо, а их гости — морпехи из Феодосии — тренируются дружно отвечать «Бажаємо здоров’я, товаришу міністре оборони України!» Роль министра на репетиции исполняет заместитель командира батальона — 35-летний Владимир Баранюк, высокий худощавый майор с синяками и ссадинами на лице. О своих травмах он говорит неохотно и смущаясь. Мол, так получилось.


*Министр обороны Украины наградил заместителя командира батальона Владимира Баранюка памятной медалью

— Мы ведь практически не оборонялись во время штурма, — объясняет «ФАКТАМ» Владимир Баранюк. — Доступ к оружию нам заблокировал российский спецназ, ворвавшийся на нашу базу. Защищались мы с ребятами голыми руками. Только о какой обороне может идти речь, когда на тебя, безоружного, идет враг, бросая под ноги гранаты и стреляя боевыми патронами? Но мужские инстинкты защитить себя и товарищей тоже никуда не денешь. Драка с неприятелем все равно произошла. Результаты вы видите на моем лице. Травмы, в том числе сотрясение мозга от удара прикладами, получили еще несколько наших офицеров. Силы в борьбе с российскими солдатами были неравны. Нас повалили на землю, связали. Дальнейшее сопротивление было бессмысленным.

— Что касается разрешения Министерства обороны применять оружие в случае необходимости, то до нас его донесли в несколько двусмысленном виде, — говорит командир первого взвода первой роты первого Феодосийского отдельного батальона морской пехоты Павел Сухань. — Мол, если враг пойдет на нас, прикрываясь, как при штурме штаба Военно-морских сил в Севастополе, женщинами и детьми, стреляйте… по ногам. Мы восприняли это, мягко говоря, без восторга. А когда дошло до дела, то возможности применять оружие вообще не было. Доступ к нему отрезали. Сознаюсь, некоторые наши ребята втихаря заранее выводили технику из строя, чтобы она не досталась врагам и те не могли ею воспользоваться против нас.


*Павел Сухань уверен, что вернется служить в украинский Крым

Накануне штурма командир базы морской пехоты Дмитрий Делятицкий договорился с российскими оккупантами, заблокировавшими его часть, что те позволят украинским офицерам уехать на материк и забрать с собой принадлежащие Украине военную технику и оружие. Однако враги поступили вероломно и выгнали морпехов с базы, не позволив им взять с собой ничего, кроме минимума личных вещей.

— Нас на КПП заставляли даже кители расстегивать, — с горечью говорит Павел Сухань. — Конечно, при таком обыске куда уж пулеметы выносить?

— Без оружия, которое осталось в Феодосии, я чувствую себя как будто голым, — пожаловался пулеметчик Олег Калинов.

— Морально сейчас очень трудно, — вздыхает сержант десантно-штурмовой роты Юлия Мединская, одна из двух женщин, прибывших в Киев в составе Феодосийского батальона морской пехоты. — То, что наши, как мы привыкли думать, братья-россияне напали на нас и, угрожая автоматами, забирают у нас нашу землю, как-то на голову не налезало. Трудно было слышать, что украинские корабли сдаются неприятелю, что части одна за другой переходят на сторону России.

— А мне это было по барабану, — отрезал Владимир Баранюк. — Потому что я не оглядывался на других, а четко знал, что именно мы должны делать и как себя вести. О том, чтобы изменить присяге, даже мысли не было. Ни до штурма, ни во время, ни после. Но тех офицеров, которые остались служить России, я тоже не осуждаю. Не считаю их предателями. Чтобы кому-нибудь иметь право их осуждать, нужно побыть в их шкуре. Там у многих семьи, дети, налаженный быт, люди всю жизнь прожили в Крыму.

«Журналисты на вертолетах привезли средства самообороны, которые обещали генералы из Киева, но так и не передали»

— Совсем тяжело стало, когда в одну ночь мы превратились из защитников Родины в «оккупантов», — продолжает Юлия Мединская. — Местные жители, ради которых мы воевали с врагами, стали кричать, что мы «фашисты, непонятно что делающие на их (!) российской земле». Мы очутились фактически между двух огней и совсем упали бы духом, если бы не поддержка людей, которые были на стороне единой Украины.

— Они приносили еду, поддерживали добрыми словами, со всей Украины передавали нам очень трогательные письма, — говорит Владимир Баранюк, показывая толстую пачку конвертов.

— А журналисты, в том числе иностранные, на вертолетах привезли нам средства самообороны — каски и щиты, которые, кстати, обещали генералы из Киева, но так и не передали, — добавляет Павел Сухань. — Также журналисты доставили электрогенератор, потому что казачки и «зеленые человечки» еще до штурма пытались «выкурить» нас из части, обрезав свет. Самым удивительным и неожиданным подарком стали «беркутовские» и самодельные щиты и палки, оставшиеся после Майдана. Их по почте нам прислали киевляне… Для защиты от российского спецназа. Звонки со словами поддержки тоже не прекращались. Помню, как-то мне позвонила женщина, спросила, в чем мы нуждаемся, чем она может нам помочь, что купить. «Купите нам десантный корабль, равноценный тому, который отобрали российские войска», — мрачно пошутил я. А она тут же включилась и разрядила напряженную обстановку: «Не вопрос! Сколько денег надо и куда их высылать?»

Пехотинцы говорят, что во время блокирования базы и в день штурма их очень поддерживал феодосийский священник, отец Богдан. Он не только служил молебны и исповедовал украинских военнослужащих, но и строил вместе с ними баррикады, вешал колючую проволоку, копал траншеи.

— Последние недели я провел в Крыму, побывал во всех воинских частях, заблокированных оккупантами, — рассказывает архимандрит Лука, настоятель церкви Архистратига Михаила, расположенной на территории Президентского полка. — Был я и в Феодосии, видел, как наши морские пехотинцы отбивали атаки неприятеля. Ребята были очень подавлены, и отец Богдан стал для них тем солнечным лучиком, который заставлял и улыбаться, и находить в себе силы для дальнейшей борьбы. Многих бойцов он привел к вере. Сегодня мы вместе со всем батальоном отслужили благодарственный молебен за благополучное возвращение наших морпехов на родину.

Крымские офицеры говорят, что сейчас они ни в чем не нуждаются. В Президентском полку им оказали радушный прием, а перед встречей с высоким начальством даже приодели — купили новую обувь, форму и фирменные черные береты с якорями.


«На сегодняшний день вернуться служить в Крым я не смогла бы психологически. Он стал мне чужим»

Исполняющий обязанности министра обороны Украины Михаил Коваль (на фото) приветствовал батальон теплыми и искренними словами. Сказал, что подвиг офицеров, мичманов и матросов первого Феодосийского батальона морской пехоты — настоящий образец воинской чести и мужества. Десятерых крымчан, отличившихся при противостоянии с россиянами и получивших травмы, министр наградил памятными медалями. Остальным пообещал в ближайшие дни выдать такие же. А государственные награды морпехи получат лишь после выборов, когда в стране будет избран новый президент.

— Я очень горжусь тем, что в нашем ведомстве служат такие верные государству ребята, — сказал Михаил Коваль. — После того как вы отдохнете и придете в себя, вас отправят служить в Одессу, на морское побережье. А в будущем вы обязательно вернетесь в украинский Крым — продолжать защищать нашу Родину. Но когда именно это случится, сказать не могу. Это военная тайна.

— Слова министра нас всех растрогали до слез, — говорит Юлия Мединская. — Потому что каждый в нашем батальоне очень любит Феодосию и Крым вообще. Мне очень трудно было покидать полуостров — с его солнцем, морем, горами, долинами и виноградниками. Но на сегодняшний день вернуться служить в Крым я не смогла бы психологически. Он стал мне чужим. Я мечтаю, как только будет возможность, забрать оттуда своего десятилетнего сына — он сейчас живет с моими родителями и, к счастью, пока не понимает всего, что происходит в государстве. Не осознает он и того, что могло произойти со мной в ночь штурма. Сынок пока играет в танчики и скучает по маме…


*Юлия Мединская мечтает забрать из оккупированного Крыма своего десятилетнего сына

У большинства морских пехотинцев семьи пока остаются в Крыму. В столицу приехали только пять жен офицеров и один ребенок. Их поселили рядом с казармами, в которых живут морпехи.

— Условия здесь хорошие, — улыбается Юлия Мединская. — Особенно для людей неизбалованных, вроде меня. Я уже тринадцать лет служу в морской пехоте, приходилось ночевать и под открытым небом, и в БТРе.

— Кормят отлично, — говорит Павел Сухань. — Даже лучше, чем было у нас на базе в мирное время. И мясо дают, и фруктами балуют. Живем по восемь-десять человек в комнате. Помыться есть где. А вчера двадцать наших ребят водили на экскурсию по городу — им очень понравилось. Я, жалко, не успел…


На днях у троих морпехов намечается свадьба. После скромного торжества новоиспеченных жен поселят здесь же, на территории Президентского полка, в корпусе, где живут остальные семьи военных. А вот как и где они буду жить по приезде в Одессу, ни невесты, ни сами пехотинцы еще не знают.

— Боюсь, что нам придется трудно, — говорит Павел Сухань. — Воинские части сейчас в большинстве своем находятся в плачевном состоянии. Это же касается и быта в военных городках. Со снабжением и деньгами в нашей стране сейчас, сами знаете, не очень. Надеюсь, что люди нам помогут, как помогали все это время. А я всей душой верю, что когда-нибудь мы с ребятами вернемся в Феодосию. Не как туристы, а как морские пехотинцы, служить народу Украины в родном украинском Крыму. Это случится не сразу, пройдет еще не один год. Но, в конце концов, крымчане, пожив под крылом России и посмотрев со стороны, какой порядок и процветание наступит в свободной Украине, сами захотят вернуться к нам.

Фото Сергея ДАЦЕНКО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Из предвыборного выступления кандидата в депутаты: «Выбрав меня, вы получите то, чего у вас нет, не было и никогда не будет!»