БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Мир Как это было

Денис Олейников: «Нашу заявку на получение политубежища в Хорватии рассматривали 14 месяцев»

7:30 25 апреля 2014 9968
Хорошо там, где нас нет

В странах Евросоюза вскоре вступят в силу новые правила предоставления иностранцам статуса беженцев

Почти каждый второй украинец, по данным опроса компании Research & Branding Group, мечтает переехать жить за границу. У желающих эмигрировать разные цели и планы, но все они объединены желанием жить лучше. Бесспорно, лучшую жизнь приятнее и правильнее строить на родине. Но для тех, кто все же решился на этот сложный шаг, «ФАКТЫ» публикуют серию материалов о способах выехать, найти себя и справиться с трудностями жизни в чужой стране.

В прошлом году Европарламент утвердил новые правила предоставления иностранцам статуса беженцев в странах Евросоюза. Документ, который вступит в силу в 2015 году, предусматривает сокращение процедуры получения политического убежища. Если сейчас на это требуется не менее года, то по новым правилам — не более шести месяцев.

Кроме того, заявителям разрешат работать уже спустя девять месяцев после прибытия в страну, а не через год, как сейчас. Они также получат право на бесплатное медицинское обслуживание, психологическую помощь и социальные пособия, которые полагаются гражданам стран — членов ЕС. Правда, не наличными, а специальными чеками на продукты питания и одежду. Соискателям статуса беженца будут давать все необходимые разъяснения на понятном им языке. А несовершеннолетние, оказавшиеся в чужой стране без родителей, смогут подать заявление о предоставлении им убежища в любом государстве ЕС, а не только в том, куда они прибыли.

Новые правила расширят также полномочия местных властей. В случае возникновения подозрений, что заявитель намерен перейти на нелегальное положение, его могут поместить под стражу. Такие же предупредительные меры применят к иностранцам, которые не смогут удостоверить свою личность.

«Из Украины мы бежали через Приднестровье»

О том, какова процедура предоставления статуса беженца за рубежом, «ФАКТАМ» поведал бывший одессит Денис Олейников. Принадлежавшая ему компания ProstoPrint попала под пристальное внимание и жесткий прессинг правоохранителей более двух лет назад, после того как выпустила в продажу футболки со словами из известной «кричалки» футбольных фанатов: «Спасибо жителям Донбасса…»

В начале сентября 2011 года к Денису зачастили «проверяльщики». Предпринимателя обвинили в том, что он без соответствующих разрешений использовал при изготовлении сувенирной продукции символику грядущего футбольного чемпионата Евро-2012. А уже 21 сентября на страничке бизнесмена в социальных сетях появилось сообщение, что он вместе с семьей выехал из Украины, поскольку их жизни угрожала опасность. Сейчас Олейниковы живут в Хорватии, получили там статус беженцев.

— Наверное, об этой истории можно написать целую книгу, — начал свой рассказ Денис Олейников. — Попробуйте представить: мы с женой и двумя детьми собрали вещи и покинули страну в течение получаса. Я был в Киеве, и в какой-то момент стало понятно, что нужно срочно уезжать. Телефоны, конечно, прослушивались, по ним также можно было отследить мои перемещения. Поэтому я отключил мобильники, сел в машину и к одиннадцати вечера был уже в Одессе. Мы с супругой сложили в багажник все, что смогли взять, посадили в авто так и непроснувшихся детей и в 23.30 выдвинулись в сторону Приднестровья. Границу пересекли часа через два, и с тех пор мы в Украине не были.

— По каким документам вы въезжали в Хорватию?

— У меня была открыта шенгенская виза, а в заграничный паспорт супруги были вписаны наши дети. Правда, без визы. Мы выбрали Хорватию, поскольку для въезда в эту страну «шенген» тогда не требовался. Так что за границу мы попали легально. Честно говоря, первое время никуда не обращались, а просто приходили в себя, старались преодолеть стресс. Ведь это очень трудно моментально перестроиться: 35 лет жили в своей стране, а потом за какие-то полчаса раз — и полностью перевернулась жизнь. Еще в разгар судебных разбирательств (по делу против компании ProstoPrint. — Авт.) я тешил себя надеждой, что все образуется: будет принято справедливое решение и нас оставят в покое… Прямо как в сталинские времена, когда наивные люди говорили: «Ну то ведь враги народа, а мы же не такие!»

…Высшее экономическое образование я получил в Киевском национальном экономическом университете, на факультете инвестиционного менеджмента. Так что я предприниматель не «базарный», а книжный. И на фирме все было достаточно академично: если это бухгалтерский учет, то с аудитором, если какие-то юридические моменты, то все согласно законодательству. Но после того как мы пару недель пытались пробить глухую стену неприятия наших аргументов в суде… Адвокат рассказывал, что судья к нему подходил и говорил без обиняков: «Я тебе честно скажу: не трать время!» Так что в той ситуации самым правильным выходом было попросить статус беженцев, что мы и сделали.


*Денис Олейников с супругой Светланой и детьми Назаром и Александрой в Хорватии (Фото из социальной сети «Фейсбук»)

«В комнатах приемника-распределителя с прозрачными стенами жили по пять-десять человек»

— И какова же процедура получения такого статуса в Хорватии?

— Она сложная, эмоционально тяжелая и абсолютно не регламентированная. Чтобы заявить о желании получить статус беженца, в Хорватии совсем не обязательно искать миграционный офис. Достаточно обратиться в любой орган местной власти. Мы пришли в полицию, которая и «передала» нас миграционной службе. После подачи заявления соискателей статуса беженца обычно отправляют в приемник-распределитель. Его еще называют «аквариумом», поскольку у здания прозрачные стены. В комнатах живут по 5—10 человек. Это выходцы из самых разных стран, в том числе Африки и Азии. Мальчики — отдельно, девочки — отдельно. Нам еще повезло, что разрешили жить в квартире, поскольку на тот момент мы успели подписать договор аренды. В отношении всех жильцов «аквариума» чиновники ведут очень серьезное и доскональное расследование, в котором ваша главная задача — говорить правду. Причем наличие или отсутствие денег здесь не играет абсолютно никакой роли. Подтверждение тому — дело владельца «Козырной карты» господина Задорожного, которому отказали в предоставлении убежища.

— Какие вопросы обычно задают?

— Самые разные, какого-то утвержденного списка нет. Нужно ходить на встречи со следователями и отвечать на вопросы, касающиеся конкретно вашей ситуации. И ждать, когда это закончится. В нашем случае процедура длилась 14 месяцев. Все это время мы ходили на различные собеседования. Я сознательно не называю их допросами, поскольку нам изначально дали понять, что мы ни в чем не виноваты. Следователи просто должны разобраться в том, как все происходило на самом деле. Пока мы оставались «кандидатами» на получение убежища, прав у нас было немного. Запретов — больше: нельзя работать, организовывать свой бизнес, выезжать из страны. Потом мы получили статус беженца и соответствующие ему паспорта. Так что по правам практически сравнялись с местными жителями. Исключение составляют ряд политических и имущественных моментов. Например, при покупке земли. В повседневной жизни эти ограничения не создают никаких неудобств, но в некоторых случаях по местным законам мы считаемся иностранцами.

— Денис, а до эмиграции вы бывали в Хорватии?

— Нет, в 2011 году мы приехали сюда впервые. Страна меня поразила и продолжает поражать. Хорватия — небогатое государство. Говорят, рая нет нигде. Так вот, в Хорватии его тоже нет. Но при всем этом здесь крайне редко можно встретить злых или агрессивных людей. Хорваты, как правило, все доброжелательны. Но не как американцы с их несколько искусственными улыбками. Они душевные, как славяне. Немножко с ленцой, иногда любят поныть и пожаловаться на жизнь, но очень открытые. Здесь все люди живут примерно одинаково и не пытаются «держать фасон», как говорят в Одессе. На улице ты ни за что не отличишь мэра города или владельца крупного регионального бизнеса от обычного пенсионера. Нет моды на большие машины, меха и золото. Может быть, потому, что хорватов не так много и в городах все друг друга знают.

— Как в стране относятся к иностранцам?

— В принципе, доброжелательно. Правда, есть небольшие региональные особенности. Мы поселились на северо-западе Хорватии, недалеко от границы со Словенией и Италией. Этой части страны не коснулась последняя балканская война, поэтому в регионе царит мультикультурализм, и отношение ко всем одинаково дружелюбное. Мои друзья, которые живут в восточной Хорватии, говорят, что там недолюбливают сербов и россиян. А все из-за прошлой войны. Конечно, люди уже давным-давно помирились, но, как говорится, осадок остался…

— Вам удалось организовать свой бизнес?

— Я занимаюсь инвестиционным консультированием, то есть помогаю людям вкладывать деньги в ценные бумаги крупных зарубежных компаний. Например, «Гугл», «Амазон», «Фейсбук»… При этом я никоим образом не связан с бюрократическими органами Хорватии и не веду здесь никаких бизнес-операций. Дело в том, что фирма зарегистрирована в Белизе. Это офшорная зона, которую достаточно часто используют компании, занимающиеся управлением активами. Не стоит настороженно воспринимать понятие «офшорная зона». Это не всегда то место, где прячут наворованные у народа миллиарды. Офшор — это и некая юрисдикция, специально созданная для интеллектуального бизнеса, не имеющего физического присутствия ни в одной из стран. Там я, собственно, и плачу налоги.

«Детей беженцев принимают в школы, не требуя документов»

— Государство вам как-то помогло в плане адаптации?

— Хорватия — особенная страна. Если ты захочешь, государство будет присутствовать в твоей жизни, а нет — значит нет. Мы очень благодарны Хорватии за то, что нас здесь приютили. Но наша семья сразу же отказалась от пособия, которое выплачивается беженцам. Мы получили паспорта, оформили обязательную медицинскую страховку и все.

— А супруге удалось найти работу?

— Светлана — мама двух детей с особыми спортивными интересами (улыбается). Так что ей и по дому работы хватает. Дети, Александра и Назар, занимаются теннисом. Сын ходит во второй класс. Он, кстати, лучший среди учеников по хорватскому языку. Выучил его меньше чем за год. У детей все быстрее получается. Да и русскоязычной диаспоры в городе нет. Сейчас Назар говорит на трех языках: украинском, хорватском и русском. Кстати, в Хорватии весьма своеобразная процедура приема детей в школу. Действует универсальное правило: любой ребенок, легально пребывающий в стране, обязательно должен учиться. В школе у нас даже документы не потребовали, только спросили: «Вы тут, конечно же, легально находитесь?» Обучение бесплатное, но ежемесячно мы сдаем порядка 20 евро на обеды, а раз в год покупаем учебники на 50—60 евро. Остальное все бесплатно, включая школьный автобус, преподавание, экскурсии…

— Как решили проблему с жильем?

— Арендуем квартиру. Стоит она приблизительно столько же, сколько и в Киеве: 700 евро в месяц. Коммунальные платежи выше наших, порядка 200 евро. Зимой немного больше за счет дорогостоящего отопления. У нас двухуровневая квартира площадью сто квадратных метров. Здесь очень специфический подход к проектированию жилья: большая гостиная и маленькие спальни. Типичная планировка — 40-метровая гостиная и три спальни по десять метров. Объясняется это тем, что хорваты — очень общительные люди и любят собираться вместе. Охват разными активными хобби в стране составляет практически сто процентов! Вы не поверите, но у нас трудно встретить взрослого человека, который не посещал бы какой-нибудь клуб по интересам! У мужчин это, как правило, спорт, у женщин — рисование, театральная студия. Время на это есть, ведь рабочий день обычно заканчивается где-то в половине четвертого. За исключением супермаркетов, которые закрываются в восемь вечера.

— Клубы, где хорваты проводят свой досуг, бюджетные или коммерческие?

— Преимущественно это совместные проекты. То есть город предоставляет помещение, а люди самостоятельно организовывают свой досуг. Моя супруга посещала изобразительную студию. Помещение выделили городские власти, а художники-любители оплачивают только услуги преподавателя, который ведет занятия. Корты, где занимаются дети, муниципальные. Мы оплачиваем только услуги тренера и сдаем деньги на ремонт. Кстати, в сезонных ремонтных работах на кортах принимают участие все — дети, родители и инструкторы…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров