Украина Глас народа

«Никаких националистических идей у нас нет. Мы просто за единую Украину и не хотим в Россию»

7:00 7 мая 2014   5871
город Стаханов
Степан ДАБАГЯН, «ФАКТЫ» (Луганск)

Уверенность в том, что именно Российская Федерация может спасти ситуацию в Стаханове, где большинство предприятий уже давно едва сводят концы с концами, не покидает многих местных жителей. Однако все же большинство граждан желают единства страны

Ситуация в Стаханове остается напряженной. Вечером 1 мая около 40 вооруженных граждан в масках заняли помещения горисполкома Стаханова якобы для защиты от «провокаций „Правого сектора“ и других экстремистских организаций». А за пару дней до этого сюда приехал отряд активистов, удерживавших здание УСБУ в Луганске. Они заняли площадь перед горсоветом. По словам митингующих, их присутствие должно убедить всех в том, что они «контролируют любой город в области».

Однако, по данным МВД, никаких радикалов или вооруженных людей, кроме тех, кто приехал из Луганска, в Стаханове замечено не было. Возле здания возвели баррикады. Из-за этого и городскую сессию в очередной раз не удается провести, так как депутаты просто не являются на заседания. До сих пор не принят бюджет города, и могут возникнуть трудности с выплатой зарплат, социальной помощи и решением других насущных вопросов громады.

После недолгого затишья 3 мая в Стаханове прошел митинг в связи с событиями в Донецкой области и Одессе. На центральной площади города объявлена мобилизация мужского населения в народное ополчение Стаханова. После окончания митинга люди выдвинулись к Стахановскому горотделу милиции. В здании выбили двери, начальника правоохранителей заставили подать в отставку. Сотрудникам милиции повязали георгиевские ленточки и объявили, что они теперь с народом. Затем сепаратисты направились к зданию городского СБУ. И там им никто не оказал сопротивления. В итоге со здания была сорвана вся государственная символика Украины и водружен триколор. Вскоре подобная участь постигла и местную прокуратуру. Последним местом, куда направились представители так называемого народного ополчения, был офис «Батьківщини», где ими были сожжены флаги и другие предметы с партийной символикой.

Вообще, уверенность в том, что именно Россия сможет спасти ситуацию в городе, где большинство предприятий уже давно едва сводят концы с концами, не покидает многих местных жителей. Хотя если присмотреться, то здесь не все так однозначно…

«Подняли российские флаги, так как под украинскими Киев нас не слышит»

Недавно ученик девятого класса Владимир Рубленко и 11-классник Богдан Дмитриев решили установить украинский флаг на терриконе и сфотографироваться на его фоне.

— Мы собирались показать, что в Стаханове не все хотят в Россию, — рассказывает Богдан Дмитриев. — Разве что бабушки и дедушки, которые думают, что восстановят СССР и все будет, как во времена их молодости. Но это ведь не так. Лично я наполовину русский, но чувствую себя украинцем. Так же думают мои друзья. Меня поддерживают родители, которые тоже за единую Украину.

— Людей, выросших патриотами в условиях разрухи, стагнации и дичайшей российской пропаганды, нужно беречь как зеницу ока, — уверен известный луганский блогер Сергей Иванов. — Пока они существуют, Донбасс нельзя признать окончательно обреченным.

— К сожалению, даже этот безобидный поступок оказался небезопасным, — добавляет Богдан. — Когда мы установили флаг, услышали крики и нецензурную брань пожилых женщин, стоявших внизу. Вначале не обратили на это внимания, стали спускаться и заметили, что к нам быстро направляются четверо парней. Но мы не испугались. Судя по внешнему виду, они ведут далеко не здоровой образ жизни, поэтому мы смогли бы себя защитить. Однако тут я услышал хлопок, обернулся и увидел, что один из парней передергивает затвор пистолета, направив его на меня. Когда мы убегали, прозвучал второй хлопок. Спрятались и стали вызывать милицию.

— Наряд приехал только через 45 минут, — говорит Сергей Иванов. — И это в Стаханове, где все рядом. Однако задержать нападавших удалось. Правда, те и не скрывались. А поскольку милиция Луганщины еще не определилась, с кем она — с законом или «с народом», задержанных… вскоре отпустили.

Как сообщили в отделе по связям с общественностью областной милиции, очевидцы происшедшего пояснили, что хлопков или иных звуков, похожих на стрельбу, не слышали. Эксперты осмотрели территорию, где происходили события, ничего подозрительного не обнаружили.

— В школе стараются эту тему не поднимать, а вот учителя, с которыми я занимаюсь дополнительно (мне поступать в этом году), восприняли установку нами флага положительно, — рассказывает Богдан. — Одна из преподавателей даже призналась: мол, рада тому, что удалось воспитать патриотов, и назвала героями нашего времени (смеется).


*"Мы и предположить не могли, что наш поступок вызовет такой резонанс, — говорит Богдан Дмитриев. — Просто подумали, как будет красиво: на высоком терриконе, который виден всему городу, развевается украинский флаг"

— Далеко не все, даже из тех вооруженных людей, кто захватил СБУ, стремятся в Россию, — говорит луганский правозащитник Константин Реуцкий. — «Мы подняли российские флаги, так как под украинскими Киев нас не слышит», — признаются многие. Да, есть радикально настроенные граждане, которые принципиально не воспринимают все украинское. Но гораздо больше жителей, желающих единства страны. При этом люди хотят жить по новым правилам — понятным и определенным. Дело в том, что на Луганщину, да и на всю Восточную Украину, давно махнули рукой. «Оранжевые» не особо утруждали себя общением с местными, поскольку были уверены: здесь поддержки у них не будет. Пришедшие им на смену оппоненты также ничего не делали, полагая, что регион и так за них проголосует.

«Какая у нас может быть экономическая самостоятельность? Что, голодные, но свободные?»

— Проблема русского языка, как лакмусовая бумажка, проявила существующие противоречия, — объясняет водитель Семен, который везет меня в Стаханов. — Вот нам теперь говорят: «Вам же никто не запрещает общаться на родном языке». Так-то оно так, но если одним из первых решений новосозданной коалиции становится отмена закона о региональных языках (закон не отменен. — Авт.), то многие это воспринимают как начало навязывания своих правил игры, которые основываются не на вопросах, к примеру, борьбы с коррупцией, а на идеологической составляющей. Это уже потом, когда поднялась волна негодования на юго-востоке, и Львов заговорил по-русски, и на телеканалах появились логотипы «Единая страна», и политики стали обращаться к нашему региону именно на русском. Но почему это не сделали сразу? А теперь уже никто не слышит, что закон о языках не отменили, да и особо не верит словам, на каком бы языке они ни звучали.

— Мы создали народную дружину, которая должна противостоять «бандеровцам», — говорит мужчина предпенсионного возраста в камуфляже с георгиевской ленточкой, стоящий возле палатки на центральной площади города. — Правда, мы их еще не видели, но готовы встретить и отразить атаку. А так мы настаиваем на проведении референдума и федерализации.

— Я считаю, что большинство людей в городе не воспринимают события, которые произошли в Киеве на Майдане, — говорит продавец стахановского рынка Наталья. — В первую очередь из-за методов и националистических лозунгов, которые там звучали. Кроме того, там постоянно говорили: «Так решил народ!» Но ни меня, ни моих соседей никто не спрашивал. Может, мы и согласились бы, однако действовать по принципу «за меня меня женили» нам не нравится. Поэтому большинство стахановчан хочет больше самостоятельности в экономическом, финансовом и культурном плане. Памятники — какие хотим, песни — какие хотим, учить детей истории — как это мы видим здесь… Но в составе Украины.

— Какая у нас может быть экономическая самостоятельность? — задается вопросом житель Стаханова Геннадий Петров. — Стахановский завод технического углерода стоит уже года три. Запускают его очень редко, когда какие-нибудь заказы приходят. Вагоностроительный в прошлом году уволил половину работников, да и в нынешнем сокращения продолжаются. Есть еще завод ферросплавов, который еле выживает из-за высокой стоимости энергоносителей. Вот и вся промышленность. Кто будет радоваться такой самостоятельности? Что, голодные, но свободные? Если бы ситуация была, как в начале 90-х: 15 заводов, десяток строительных управлений, четыре шахты. А теперь один базар да полтора завода. Кому мы нужны с таким «промышленным потенциалом»?

— Основным потребителем нашей продукции всегда была Россия. Процентов десять покупают Казахстан и Прибалтика, — рассказывает бывший рабочий Стахановского вагоностроительного завода Игорь Мельников. — Но в конце весны 2013 года Российская Федерация категорически отказалась с нами сотрудничать. Началось это во время так называемой торговой войны. Вот тогда и пошли сокращения. Как жить теперь, не знаем. У меня двое детей, чтобы их прокормить, перебиваюсь временными подработками. Пособие по безработице дают, но с перебоями. Каждый раз опасаюсь, что скажут: денег нет и не ждите.

«Продолжайте ловить „Правый сектор“. Он у нас уже как чупакабра: все слышали, но никто не видел»

Тем временем к нам в скверике между горсоветом и домом культуры стали подходить новые люди.

— Какой-то немецкий концерн заказал сейчас заводу 100 вагонов для российских железных дорог, — говорит подошедший к нам мужчина, представившийся Георгием и отметивший, что пока еще работает на этом предприятии. — Вот и вся наша работа на этот год. В лучшие времена мы отправляли заказчикам до восьми тысяч вагонов. А теперь и 50 кто-то закажет — столько радости! Вы думаете, я сильно хочу в Россию? Ошибаетесь. Мы бы рады жить в Украине. Только кому мы тут нужны? А там у нас может быть перспектива. Нам не о политике надо думать, а о том, как прокормить свои семьи. Ведь никому, кроме России, наша продукция, по большому счету, не требуется. Стандарты у нас не европейские.

— Вижу, вы, молодой человек, не знаете возможностей родного завода, — вмешался в разговор пожилой мужчина. — Предприятие у нас уникальное. Я работал на нем с конца 1960-х. Тогда мы специализировались на изготовлении металлоконструкций для башенных кранов, шагающих экскаваторов, элеваторных кран-балок и других видов техники. Вагоны здесь стали делать уже потом. К слову, в 1988 году французы обратились к стахановским вагоностроителям с предложением поучаствовать в прокладке тоннеля под проливом Ла-Манш. Французская фирма заказала около 40 тысяч тонн сварных металлоконструкций. Заказ был выполнен на высоком уровне. И по сей день к нашей продукции претензий нет. И никакие стандарты нам помехой не были. Так что завод внес свой весомый вклад в прямом смысле в объединение Европы. И об этом в ЕС помнят. Главное — теперь нам об этом не забывать. Тогда на завод поступили первые валютные средства. Как мы мечтали, что предприятие получит новую жизнь!.. Но развал Союза помешал реализации многих планов.

— Да и России мы не нужны, — вздыхает молодой парень Сергей. — Пока мы тут разбираемся со своими гетманами, под Питером, в Тихвине, россияне уже построили в 2012 году собственный вагоностроительный — современнейшее предприятие. Кстати, много высококлассных специалистов-стахановчан туда перебрались на работу. Вот и я подумываю поехать в Питер. Там мой дядя мастером работает. А вы тут продолжайте ловить какой-то «Правый сектор». Он у нас уже как чупакабра: все слышали, но никто не видел. Зато сколько шума! Около недели назад пришел на митинг в Дом культуры. Кто-то возьми и крикни, что «Правый сектор» в городе. Что началось! Мужики, женщины, дети рванули на улицу. Друг друга давят, чуть двери не выломали. Потом успокоились и давай опять митинговать. Да ну вас! — машет рукой. — Только все немного затихнет, люди успокоятся, как опять то стреляли в мальчишек с украинским флагом, то разбили памятник Ленину, то сожгли палатку за федерализацию… Такое ощущение, что кто-то постоянно поддерживает «костер народного недовольства».

— Палатку действительно сожгли, — сообщил главный редактор стахановской «Телегазеты» Евгений Таратухин. — На ее месте тут же установили новую. Милиция разбирается. Хотя у обитателей этой палатки нет сомнений, что провокацию совершили бандеровцы и «Правый сектор».

А тем временем сердобольные бабушки приносят активистам стахановского «антимайдана» бутерброды, консервацию. Кроме того, в городе собрали около 15 тысяч гривен и отвезли людям, пикетирующим в Луганске СБУ.

Исходя из своих наблюдений, могу сказать, что среди стахановчан, желающих присоединиться к России, преобладают пожилые малообразованные граждане. Их, к слову, очень обижает, что желающих отделиться от Украины называют сепаратистами. А вот сторонники неделимой страны — в основном люди молодые и среднего возраста, как правило, закончившие вуз.

Нагнетают страсти еще и журналисты, в погоне за сенсациями лишь подливая масла в огонь. Когда был митинг возле здания милиции, одна из киевских газет написала, что «атаку сепаратистов на горотдел МВД отбили жители города, став живым щитом перед людьми в масках».

— Ничего подобного не было, — рассказывает один из милиционеров Стаханова, отказавшийся назвать имя. — Среди митингующих возле Стахановского горотдела милиции бегал с мегафоном какой-то мужчина и кричал, что захвата здания не будет, поскольку именно он держит все под контролем, главное, чтобы начальник милиции ушел в отставку. В противном случае, по его словам, приедут еще люди, которых он удержать от штурма не сможет. Кто был этот «активист», осталось тайной. Правда, в тот момент, когда он митинговал, у него зазвонил мобильный, и «совершенно случайно» это оказались журналисты из Москвы, из «Интерфакса», которые поинтересовались, как проходит… штурм и каких успехов добились протестующие.

— Не стоит думать, будто мы не понимаем, что народный гнев, вызванный тем, что людей грабят, обманывают и не дают никакой уверенности в завтрашнем дне, сейчас используют политики, — говорит правозащитник Констатин Реуцкий. — Тут и бывшая оппозиция, а ныне провластные силы, тут и местные царьки. Но вся беда в том, что и у нынешней центральной власти, и у местных царьков процесс выходит из-под контроля. И чем все закончится, никто не знает.

— Отцу уже звонили на днях и спрашивали: «Твой сын националист?» — рассказывает 11-классник Богдан Дмитриев. — Никаких националистических идей у нас нет, мы просто за единую Украину и не хотим в Россию. У нас в городе есть организация «Свідомі українці Стаханова». К примеру, недавно стахановчане приняли участие в автопробеге в Луганске, после чего вместе с луганскими активистами отправились на место дислокации одной из военных частей в нашей области, передали военнослужащим продукты, лекарства и рисунки, в которых дети высказались против войны.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!