ПОИСК
Життєві історії

Пловец без руки и ноги Сергей Михайленко: "Когда добрался до берега, не смог сдержать слез"

7:30 24 червня 2014
Герой публикаций «ФАКТОВ», номинант национальной премии «Гордість країни» 39-летний житель Светловодска Кировоградской области установил рекорд для инвалидов первой группы в нашей стране — проплыл без остановки пять километров и сто метров

О Сергее Михайленко «ФАКТЫ» писали год назад. После публикации об этом улыбчивом мужчине, обладающем поразительной силой духа и целеустремленностью, на редакцию обрушился шквал звонков. Звонили в основном инвалиды с ампутированными конечностями или их родственники. Спрашивали, как Сергею удается реализовывать настолько смелые замыслы и замахиваться на то, что не под силу многим здоровым мужчинам. Но Михайленко на подобные вопросы обычно отмахивается: «Ничего такого особенного я не делаю. Просто живу полноценной жизнью, занимаюсь тем, что мне интересно, и ни в чем себе не отказываю. Поэтому я инвалидом себя не чувствую».

В первый раз Сергей поставил рекорд в позапрошлом году — проплыл без остановки полтора километра. С того дня пообещал каждый год увеличивать эту цифру вдвое. И сдержал слово — в прошлом году пересек вплавь Кременчугское водохранилище, преодолев три километра. А когда замахнулся на дистанцию в двенадцать километров, помешал шторм. Новый рекорд Сергея Михайленко — пять километров сто метров — был установлен за два часа десять минут и занесен в Национальный реестр рекордов Украины как самый длинный заплыв, сделанный инвалидом первой группы.

Напомним удивительную историю Сергея Михайленко. В 27 лет, когда он был уже женат и растил двух деток — сына Сашу и дочь Настеньку, мужчина решил поехать в Россию на заработки. В Москве Сергея, переходившего дорогу, сбила машина. Как, когда и при каких обстоятельствах это произошло, он не знает: от удара сразу же потерял сознание. Виновника ДТП полиция не нашла (видно, особо и не искала, эка важность — нелегального заробитчанина покалечило), очевидцы тоже не объявились. Пострадавший очнулся в больнице с ампутированными правой рукой и правой ногой. Оказалось, врачи отрезали конечности, чтобы остановить кровотечение и спасти пациента. Сергей выставил за дверь рыдавших над его кроватью маму и жену, которые примчались в Москву, и стал напряженно думать: чем он теперь будет заниматься, как зарабатывать на жизнь, за что содержать семью…

За минувшие двенадцать лет Михайленко достиг многого. Научился писать и рисовать левой рукой, делать ремонты и обшивать вагонкой балконы, занялся резьбой по дереву и достиг таких успехов в плавании, о которых до аварии мог только мечтать. Очередной его заплыв — лишнее тому доказательство.

— Я усиленно тренировался перед тем, как поставить новый рекорд, — рассказывает «ФАКТАМ» Сергей Михайленко. — В бассейн ходил чуть ли не каждый день. Но специального пробного заплыва на Кременчугском водохранилище не проводил. Был уверен в своих силах. Для чего мне нужно было ставить новый рекорд? На то есть несколько причин. Во-первых, я продолжаю своим образом жизни поднимать боевой дух в инвалидах — показываю им, что можно добиваться многого, если захотеть и постараться. Во-вторых, для меня самого важно каждый день, каждый час подниматься хотя бы на одну ступеньку выше, делать хоть полшажочка вперед по сравнению с собой вчерашним. В-третьих, хотелось порадовать маму, которая как раз праздновала день рождения. Для нее мой заплыв стал настоящим подарком.
*Все время, пока Сергей Михайленко находился в воде, рядом с ним для подстраховки и просто за компанию плыл его друг Александр Ткалич (фото из семейного альбома)

В прохладную ветреную погоду на набережной собралось много людей — сотрудники Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, сопровождавшие пловца на катере, водолазы, представители Национального реестра рекордов Украины, болельщики, журналисты.

— Мэр Светловодска Юрий Котенко и главный специалист по вопросам физкультуры и спорта в гориспокоме Василий Мороз созвали людей и занялись организацией мероприятия, — говорит Сергей. — Я вообще ничего не делал, только плыл. Они долго решали, с какого места мне стартовать и где финишировать. Ведь если напрямик поплыву — попаду в открытое море. Эмчеэсовцы запретили — сказали, слишком опасно. Я поплыл наискосок, в сторону поселка Нагорное. А стартовал с катера спасателей. Правда, до того как сесть к ним на борт, я уже нарядился в водолазный костюм, надел ласту и успел окунуться в воду. Ух, какая она была холодная! Пока плыл на катере к месту старта в мокром костюме под холодным ветром, продрог до костей. Спрыгнул в воду, начал плыть, и метров через пятьдесят мелькнула мысль: «Задубею. Надо останавливать заплыв и вылезать». Но тут же сам себя одернул: мол, Сережа, давать задний ход — это не для тебя. Первое время было очень холодно. Ребята на катере, одетые в куртки и свитера, и те зябли. Мне же в воде и вовсе было несладко. Боялся одного: как бы ногу от холода судорогой не свело. Но, к счастью, все обошлось. Через какое-то время почувствовал, что активные движения разогнали кровь. Я согрелся, и с того момента плыть было значительно легче.

— Преодолев в прошлом году три километра, вы говорили, что совсем не устали. В этот раз было труднее?

— Конечно. Во-первых, лишних два километра ощущаются, особенно когда нет возможности остановиться ни на секунду. А во-вторых, мешали волны, поднявшиеся от сильного ветра. Но меня очень поддерживали близкие люди. Моя 13-летняя дочка Настя плыла со спасателями на катере и кричала: «Папа, давай!» или «Папа, ты самый лучший!» Кроме того, рядом со мной для подстраховки и просто за компанию плыл мой друг Александр Ткалич, замечательный парень, который всегда меня поддерживает и помогает. Саша балагурил весь заплыв — развлекал меня. А я боролся с волнами и думал только об одном: «Вот сейчас доплыву, упаду в песок и… разрыдаюсь от счастья».

— И как, разрыдались?

— Нет, но слез сдержать все-таки не смог. Когда спустя два часа подплыл к берегу, меня подхватили под руки Саша Ткалич и водолазы. Усадили на стул. И тут передо мной сразу же выстроилась целая батарея телекамер, засверкали вспышки фотоаппаратов. Журналисты, не дав мне даже отдышаться, стали спрашивать, что я сейчас чувствую. Я прислушался к себе… и к горлу подступил комок, на глаза набежали слезы. Попросив у репортеров минутку, чтобы прийти в себя, я сказал, что очень рад своему новому рекорду и посвящаю его украинской армии, которая борется за мир в нашей стране.

— Вам как крепкому и сильному духом мужчине, наверное, трудно сидеть дома, вместо того, чтобы защищать свою страну с оружием в руках?

— Чего это? Я своим друзьям сразу сказал: «Записывайте меня в добровольцы. Если сепаратисты нагрянут в Светловодск, буду отстреливать их из снайперской винтовки со своего балкона». А если серьезно, то отдаю себе отчет, что в горячих точках воевать не смогу. Считаю, что по этому поводу нет смысла лить слезы или раскисать, сидя перед экранами компьютеров и обсуждая новости в социальных сетях. Ругаюсь на эту тему со своими знакомыми. Что инвалиды, что здоровые мужики, чуть какие неприятности — сидят целыми днями в квартирах и глушат водку. Приду к ним — накричу, встряхну — глядишь, начинают за ум браться. У нас все так любят себя жалеть и жаловаться, например, на то, что денег нет. А для меня это не самое главное. Я по-прежнему получаю мизерную пенсию, часть из которой отдаю бывшей жене в качестве алиментов на детей. Остается на месяц чистыми 940 гривен. И ничего, как-то выкручиваюсь. Иногда ребята зовут починить машину или сделать ремонт в квартире. Если чужие люди — беру за работу деньги, если друзья — помогаю бесплатно. Иногда резные картины удается продать. Знакомые покупают и везут за границу, там такая ручная работа ценится. Сейчас вырезаю большую картину — восемьдесят сантиметров шириной. Сюжет — подсолнухи на фоне плетня. Получается красиво.

— В кулинарном искусстве тоже продолжаете экспериментировать? До сих пор помню ваши удивительные кексы с капельками шоколада и яблоки, начиненные творогом…

— Недавно освоил новый рецепт — яблочный пирог. Такой вкусный получился, что передать словами невозможно. Мама тоже сказала, что пальчики оближешь. Но мне не очень понравилось, как пирог выглядит внешне. Так что буду печь его постоянно, пока не получится шедевр. Это как с плаванием — каждый раз нужно делать что-то лучше, чем в прошлый. Лана Ветрова, представитель Национального реестра рекордов Украины, сказала, что гордится мной и уже ждет моего десятикилометрового заплыва в следующем году. Я только улыбнулся: «Пацан сказал — пацан сделал!» Буду тренироваться и ставить новые рекорды. Потому что, только если каждый из нас, делая свое дело, начнет стремиться к совершенству, из нашей страны выйдет толк.

4883

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів