БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Особый случай

Алексей Аванесян: "Сев за руль с болтающейся на сухожилиях ступней, я вывез раненых из-под обстрела"

6:00 22 января 2015   8405
Алексей Аванесян
Ирина КОПРОВСКАЯ, «ФАКТЫ»

В праздник Богоявления 30-летний участник АТО Алексей Аванесян принял крещение и получил благословение на венчание с волонтером Еленой, которая опекала его в госпитале и вытащила из страшной депрессии

19 января, в праздник Крещения Господня (Богоявления), или, как говорят в Украине, Водохрещи, в армянской церквушке на окраине Киева прошел трогательный обряд. Крестили воина с ампутированной ногой. Боец опирался на палочку, а крестные родители, по армянскому обычаю, поддерживали его за плечи. Крестным отцом Алексея Аванесяна, который чудом выжил во время артобстрела и, тяжелораненый, смог выбраться из Иловайского котла, стал известный медик-волонтер Армен Никогосян, а крестной матерью — сотрудница нашей газеты.

Отец Оганес, ведя обряд на двух языках — армянском и русском, не мог сдержать слез. «Алексей, низкий вам поклон за то, что вы защищали эту прекрасную землю — Украину! — сказал растроганный священник. — Спасибо крестным родителям, которые дали парню неоценимую поддержку. Невеста Алексея, что же вы стоите в стороне? Идите сюда, к нам!» И, осенив смущенную девушку крестом, произнес: «Спасибо, что была рядом с ним в самые трудные минуты. Где любовь, там всегда мир».

Когда Алексею было семь лет, на его родине в Нагорном Карабахе началась война. Спасая единственного сына, Лешины родители переехали в Украину, в Запорожскую об­ласть. Они и подумать не могли, что через двадцать три года здесь тоже начнется война и их сыну придется участвовать в боевых действиях.

— Я был на заработках в России, когда пришла повестка из военкомата, — вспоминает Алексей Аванесян. — Друзья советовали: «Ты, главное, домой не приезжай. В России тебя не найдут». Но я не мог так поступить. По национальности я армянин, а по духу — украинец. Мой долг — защищать землю, принявшую мою семью и ставшую для нас второй родиной. Служил в 55-й запорожской артиллерийской бригаде. В августе мы с ребятами оказались в Иловайском котле. Выбираясь из западни, попали под обстрел «Градов». Помню, был хлопок — и жгучая боль в левой ноге. Смотрю: рядом лежит мой друг — убитый. Возле него еще один парень: весь в крови, но живой. Я затащил раненого в окоп, сделал ему перевязку. Потом наложил себе жгут, уколол в ногу обезболивающее (оторванная осколком стопа висела на сухожилиях) и начал отстреливаться из автомата Калашникова. Боли почти не чувствовал: адреналин в крови зашкаливал. Потом погрузил в кузов «КрАЗа» убитого и раненого товарищей, сам сел за руль и так, с оторванной ступней, вывел технику из-под обстрела. Когда пробился к нашим, хлопцы доставили меня в Старобешевскую больницу. Оттуда — в Днепропетровский госпиталь, а потом спецрейсом на Киев.

В столичном аэропорту я и увидел Лену. Она как раз приехала встречать раненых, чтобы потом доставить нас в Центральный военный госпиталь. Поймал ее улыбку, засмотрелся на светлые, развевающиеся на ветру волосы — и так жить захотелось! «Девушка, пойдете со мной в ресторан? — спрашиваю. — Потом можно и на дискотеку». А она, помогая нести меня на носилках, рассмеялась: «Пойду! Я люблю танцевать».

*"Я не мог упустить такую девушку", — улыбается Алексей Аванесян. «Я тоже к Леше всей душой прикипела», — признается Елена (фото автора)

— На следующий день забежала проведать Лешу, — подхватывает рассказ Елена. — Смотрю, а у него матрас неудобный: простыня скатывается. Побежала на склад, взяла антипролежневый матрас, притащила его и давай надувать. Не получается! Только тальк с матраса на меня сыпется. Стою вся белая, как статуя. Леша дотянулся до меня руками, стряхивает с моей одежды тальк и спрашивает: «Ну что, идем на дискотеку?» — «Так ведь уже договорились, — отвечаю. — Только пусть тебя сначала подлечат». После этого я не была в госпитале несколько дней: замоталась по работе. Прихожу в палату к Алексею, а ребята говорят: «Его перевели в гнойное отделение». Прибегаю туда. «Аванесяна забрали на операцию, — сообщает медсестра. — Развился воспалительный процесс».

Лешу оперировали шесть раз — стараясь сохранить большую часть ноги, хирурги отпиливали загноившуюся кость по кусочку. Все это время я просидела под операционной. Вот тогда и поняла, что прикипела к Леше всей душой… Раньше у меня была большая коллекция игрушечных медвежат — штук тридцать. Решила всех раздарить. Узнав об этом, Леша попросил: «Дай мне хотя бы одного». Я принесла ему двух оставшихся — бежевого плюшевого и шелкового с оторванной лапкой. Леша выбрал последнего — «ампутанта» — и повсюду таскал его с собой.

— Это Лена вытащила меня из депрессии, — хвалит свою избранницу Алексей. — Непросто было привыкать к мысли, что теперь я инвалид. Лена сажала меня в кресло, везла в парк и там развлекала беседами, постоянно шутила. Я смотрел на нее и думал: «Другая девушка на ее месте ходила бы со здоровыми парнями на дискотеки. А она здесь, со мной… Нельзя мне потерять такую женщину». Однажды набрался смелости и сделал ей предложение. И Лена вдруг сказала: «Да!» С того дня мы начали жить вместе. Теперь думаю: не потеряй я ногу, наверное, никогда не встретил бы свою единственную, любимую женщину.

— Слышала, вы собираетесь обвенчаться?

Сегодня отец Оганес дал благословение на наш брак, — говорит Елена. — Скоро начнем подготовку к свадьбе и венчанию.

Наблюдая за влюбленными, я заметила: Лена постоянно носит при себе сумочку с обезболивающими уколами. Недавно Алексей встал на протез, и каждый шаг причиняет ему дикую боль. Однако парень держится геройски: уже несколько месяцев сам водит машину, продолжает учебу в Академии внутренних войск Украины, где осваивает специальность эксперта-криминалиста. Кроме этого, возит гуманитарные грузы в воинские части, постоянно приезжает в госпиталь, чтобы морально поддержать раненых-ампутантов.

— Главное не думать о том, что у меня нет ноги, — признается Алексей. — И тогда все дается намного легче.

— Почему решили принять крещение только сейчас?

— До войны я вообще не задумывался о Боге. Но все изменилось после Иловайского котла. За несколько дней до того страшного боя кто-то из волонтеров дал мне распечатанную молитву «Отче наш» и ладанку. Когда начался обстрел «Градами», я зажал в ладони лист с молитвой и ладанку. Мой друг, находившийся в полуметре от меня, погиб, а я остался жив. Думаю, это молитва и ладанка меня спасли. Потом рассказывали, что я крепко держал их в ладони до самого Киева: врачи никак не могли разжать мои пальцы. Лежа в госпитале, понял, что уже созрел для крещения. Но для того чтобы пойти в церковь и сделать это, все не хватало времени. Сначала учился ходить на протезе, затем сессия началась…

Сотрудница газеты «ФАКТЫ» Светлана Олефир узнала историю Алексея от членов армянской общины. После смерти ее супруга, профессора Тома Чмчяна наша коллега поддерживает тесную связь с земляками мужа. Однажды в общину позвонил хирург военного госпиталя и попросил позаботиться о его пациенте, парнишке-армянине. Объяснил: бойцу ампутировали ногу, его семья далеко, а раненому сейчас очень нужна поддержка. При общении с Алексеем, узнав, что парень хочет принять крещение, Светлана загорелась: «Я тяжело переживала смерть мужа, а когда два года назад покрестилась, на сердце стало легче. Если хочешь, стану твоей крестной матерью». «Конечно, хочу!» — обрадовался Алексей.

— Пришла в армянскую церковь, поговорила со священником, — рассказывает Светлана Олефир. — Предложила ему стать крестным отцом Алексея. Но отец Оганес объяснил, что он может иметь только одного крестника, который у него уже есть. Тогда я вспомнила о герое нескольких публикаций «ФАКТОВ» Армене Никогосяне. Он тоже армянин и тоже защищает Украину. Бойцы называют его «ангелом», потому что на счету этого медика-волонтера не меньше восьми сотен спасенных жизней. Подумала, что Леша будет гордиться таким крестным отцом. Связалась с Арменом, рассказала ему о своей идее. Он сразу ответил: «Это большая честь для меня. Ради такого события специально приеду из зоны АТО в Киев».


*Сотрудница газеты «ФАКТЫ» Светлана Олефир и медик-волонтер Армен Никогосян: «Покрестив Алексея, мы сделали доброе, нужное дело. И чем больше таких дел совершается, тем лучше становится мир»

Мы с Арменом договорились, что как крестные родители должны подарить Алексею золотой крестик. Сначала думали просто купить его. Но потом я решила: подарю своему первому и единственному крестнику самое дорогое, что у меня есть — частичку памяти о покойном муже. Отнесла ювелиру обручальное кольцо Тома и попросила изготовить эксклюзивный крестик. Мой супруг был мудрым, добрым, светлым человеком. Пусть этот крестик оберегает Алексея и приносит ему только счастье.

— Сегодня чудесный день! — не сдерживает эмоций, выйдя из церкви, Армен Никогосян. — Утром я окунулся в прорубь и, очищенный, приехал в храм. Ощущение после участия в крещении — прекрасное! Леша — мой первый крестный сын из числа украинских воинов. По армянской традиции теперь я стал для парня вторым отцом, а наши семьи — одним кланом. Я буду крестить детей Алексея, а мои дети — его потомков. Мы со Светланой сделали доброе, нужное дело. И чем больше таких дел совершается, тем лучше становится мир.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!

Киев
-2

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 748 мм