БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории Кровью и потом

Украинская "итальянка" Тамара: "Как только устроилась на работу барменом, меня сразу же захотели… купить"

1:30 20 февраля 2015 15860
хорошо там, где нас нет?

Отныне иностранцы, желающие получить в Италии долгосрочный вид на жительство, должны доказать, что на законных основаниях зарабатывают не менее пяти тысяч 830 евро в год

С 1 января текущего года размер ежемесячного социального пособия в Италии составляет почти 449 евро. Эти средства выплачивают гражданам Италии или других государств Евросоюза по достижении ими 65-летия (плюс три месяца), если те проживают в стране не менее десяти лет и имеют доходы не меньше, чем сумма пособия. Граждане других стран могут претендовать на ежемесячную помощь только в том случае, если у них есть долгосрочный вид на жительство (ВНЖ) в Италии.

Кстати, размер социального пособия имеет большое значение для граждан стран, не входящих в Евросоюз, которые хотят продлить ВНЖ или подать заявку на выдачу долгосрочного разрешения на пребывание в стране. Чтобы получить эти документы, требуется доказать, что их доход составляет не менее пяти тысяч 830 евро в год. Это эквивалент социального пособия, выплачиваемого в течение тринадцати месяцев. Те же, кто хочет в рамках программы воссоединения семьи перевезти в Италию ближайших родственников, должны легально зарабатывать в полтора раза больше, то есть восемь тысяч 746 евро в год.

Жительница Ивано-Франковской области Тамара уехала в Италию летом 1999 года. Мужу, оставшемуся в Украине с их четырехлетней дочкой, она пообещала, что заработает… себе на шубу и вернется домой к Новому году.

— С тех пор прошло больше пятнадцати лет, — вспоминает Тамара. — Выезжала я по туристической визе: два дня в Австрии и четыре в Ницце. Конечная остановка — Неаполь. Там я вышла из автобуса и назад уже не вернулась. На центральной площади Неаполя, пьяццо Гарибальди, тогда работала стихийная черная биржа. Наши соотечественницы, давно обосновавшиеся в Италии, помогали новоприбывшим заробитчанкам найти работу. Конечно же, нелегальную и не за спасибо. Их услуга стоила 300 долларов (евро в странах ЕС ввели в 2002 году. — Ред.). Помню, меня пристроили в баре большого торгово-развлекательного комплекса. В первый же день работы научили готовить кофе на больших аппаратах и… поставили за барную стойку. Хотя я даже «бонджорно» выговорить не могла! Сначала то и дело плакала, но хозяин заметил и объяснил, что у всех на виду так делать нельзя, нужно обязательно прятаться. Жила я вместе с другими нелегалками в подвале здания, разделенном перегородками на маленькие «клетушки» с двухъярусными кроватями.

В городе Казерта, где я работала, как оказалось, были очень стойкие мафиозные традиции (улыбается). Я узнала об этом спустя всего четыре дня… Приехала девушка-украинка, подыскавшая мне это место, и скомандовала: «Собирайся!» По дороге объяснила, что я приглянулась какому-то местному мафиози, и он решил меня… купить. Вместе с супругом она отвезла меня в другой город, устроила в баре. Как-то я позвонила мужу и услышала в трубке: «На этой неделе буду в Неаполе». Приехал, и мы его сразу устроили на автозаправку, что рядом с баром, где я работала.

— Заправка — не самое престижное место…

— Да, поэтому оставалась я там недолго. Позже нашла неплохое место в Венеции: занималась хозяйством и присматривала за ребенком-школьником у богатых итальянцев, живших в большой двухуровневой квартире возле пьяццо Сан-Марко. Все вроде бы складывалось нормально. Но зимой Венеция далеко не так привлекательна, как летом. Во-первых, улицы, периодически затапливаются водой, а во-вторых — комары! Когда вода поднимается слишком высоко, на улицах устанавливают мостики. Как-то я вышла в магазин, а когда вернулась и спустилась с мостика в подъезд, то оказалась почти по колено в воде! Выдержала я в таких условиях всего месяц. К тому же с супругом, работавшим в Милане, встречалась только по выходным: вставала в шесть утра, ехала за триста километров, пару часов мы с ним общались, и я возвращалась обратно.

После Венеции устроилась сиделкой у пожилой итальянки, проживавшей в небольшом городке на границе со Швейцарией. Со временем ко мне начали обращаться и другие люди, которым требовалась помощь по уходу за старенькими родственниками. Предложений было так много, что я начала пристраивать соотечественниц, приезжавших в Италию на заработки. Со временем скопила денег и мы с мужем сняли квартиру в городе Виджевано.

— В Италии нелегальные мигранты могут арендовать недвижимость?

— Контракт на аренду оформили на сослуживца мужа, который работал в стране законно. Отдали хозяину квартиры аванс за три месяца, внесли деньги за текущий месяц и оформили документы. Риэлтор получил за свои услугу сумму, равную месячной плате за аренду. Так что нам одним махом пришлось уплатить порядка двадцати тысяч евро!

— Как вам удалось легализоваться?

— Вид на жительство мы получили уже через два года после переезда в Италию. Я работала тогда администратором в парикмахерской, кстати, с ее хозяйкой мы дружим до сих пор. Она же нашла место и для мужа — на обувной фабрике, сотрудничающей с крупными домами моды. Так у нас появились работодатели, готовые заключить трудовые соглашения.

Процедура легализации трудовых мигрантов в Италии следующая. После того как правительство принимает решение узаконить пребывание в стране определенного количества нелегалов, последние формируют очередь. Кто первым успел в нее записаться, у того больше шансов получить вид на жительство. Но главное условие — наличие трудового контракта и места жительства. Кроме того, нужно сдать экзамен по итальянскому языку. Правда, мы с мужем его не сдавали, поскольку проучились год в местной школе и получили дипломы. Вид на жительство выдают сначала на два года, потом еще на два, а со временем срок его действия увеличивается в два раза.

Таким образом наша семья живет в Италии уже больше пятнадцати лет. И скорее всего мы будем подавать заявку на гражданство. Дело в том, что наша дочь Оля сейчас готовится получить диплом юриста. У нее постоянный вид на жительство, но юристу, пожалуй, лучше все же быть гражданином страны.

— Вашей семье удалось обзавестись собственным жильем?

— Да, купили квартиру в кредит. Помню, смотрели очередную из выставленных на продажу квартир, ее, наверное, лет тридцать не ремонтировали. Но как только я открыла окна и комнату осветило солнце, поняла: это она. Супруг тогда зарабатывал до полутора тысяч евро, я — раза в два меньше. Мы очень переживали, что не сможем оформить заем. Но… в день моего 30-летия из банка позвонили и сообщили, что выдадут нам кредит. Квартира стоила около 75 тысяч евро, но мы заняли 90 тысяч, чтобы и на ремонт хватило. При этом кредит оформили не на 20 лет, как мы просили, а на 25. Лучшего подарка на 30-летие я и придумать не могла!

— И какой процент по кредиту?

— Совсем небольшой. Проценты мы выплатили банку за неполных два года, сейчас погашаем только тело кредита. Сначала ежемесячный взнос составлял около 500 евро в месяц. Потом грянул кризис, и платеж вырос до 600 евро. Но, когда экономика стабилизировалась, банк… вернул нам переплату! То есть нам, конечно, не выдали деньги наличными, а уменьшили на определенную сумму налоги. Кстати, мужу, бизнес которого сейчас связан со строительством, государство аналогичным образом компенсирует расходы на материалы.

— Трудно ли вести бизнес в Италии?

— Собственно, свое дело супруг начал с капитального ремонта нашей квартиры. В первую очередь мы связались с фирмой, которая занимается установкой пластиковых окон. Но, когда узнали, что это будет стоить шесть тысяч евро, Виталик решил все делать сам. Кстати, купил на фабрике пять окон за… одну тысячу 300 евро. Когда привел в порядок нашу квартиру, стал принимать заказы сначала на мелкий ремонт: побелить, покрасить. Потом объем работ увеличился. Для выполнения большого заказа Виталий собирает бригаду таких же частных предпринимателей, как и сам.

Налоги, правда, платит приличные. В декабре прошлого года авансом перечислил 10 тысяч евро за 2015 год. Налоговая служба здесь, правда, цивилизованная, никто маски-шоу не устраивает. Но могут прийти на объект и все досконально проверить. В первую очередь — наличие документов у рабочих.

— Тамара, а вы сейчас где работаете?

— Несколько лет назад мы с Олей прошли курсы оказания первой медицинской помощи при Красном Кресте. Сдали экзамен, нам вручили документы. А еще я получила право водить «скорую помощь» и… стала волонтером. По ночам на легковом авто возила доктора на вызовы. Очень хорошо помню свое первое дежурство. Нас вызвали к месту перестрелки: албанцы что-то не поделили и открыли стрельбу из автомата. Двое погибли, один был ранен. Именно тогда коллеги прозвали меня «Калашниковым» (смеется). Дежурила несколько ночей в неделю. А днем пару часов водила автобус. В нашем городе работает центр для деток с особыми потребностями. По утрам мы забирали их у родителей и доставляли в учебное заведение, а вечером развозили по домам.

Как-то родственник из Украины спросил: «Тома, зачем тебе это? Ты же денег не получаешь…» Ответила, что волонтерство вытянуло меня из жуткой депрессии. Я тогда потеряла работу, долго не могла нигде устроиться. Дома вроде бы все было в порядке: дочь училась, муж зарабатывал, но… мне все равно было не по себе. Все изменилось после того, как начала возить деток, многие из которых были прикованы к инвалидным коляскам. Они выходили из этого центра такие радостные, дарили мне свои поделки, рассказывали, чем они занимались весь день…

Сейчас же я присматриваю за пожилыми людьми, убираю в большом автомагазине и в офисе обувной фабрики. Официальная зарплата уборщицы хоть и невелика, всего 500 евро, но позволяет в будущем рассчитывать на пенсию. А еще я получила диплом сиделки. То есть не просто ухаживаю за больными или пожилыми людьми, но могу и капельницу поставить, и массаж сделать.

Недавно взяла под опеку дедушку, которому в феврале исполнился… 101 год! Работы много, но мне нравится находиться в постоянном движении. В Италии, если ты действительно хочешь работать, вполне можно обеспечить себе хороший доход. За 15 лет мы заработали на квартиру, у каждого из членов семьи есть машина, а у мужа еще и фургон для работы. Мы не бедные и не богатые — семья среднего достатка, хотя пашем с семи утра до семи вечера.

Другие материалы спецпроекта «ФАКТОВ» «Зарубежье» читайте здесь

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров