ПОИСК
Події

Анатолий корниенко: «в начале приема в мариинском дворце леонид брежнев сказал: «я так люблю украину… Устал от хвалебных од. Давайте лучше выпьем за молодежь! »

0:00 19 червня 2009
Інф. «ФАКТІВ»
Накануне празднования 90-летия комсомола Украины первый секретарь ЦК ЛКСМУ 1975-1983 годов Анатолий Корниенко рассказал «ФАКТАМ» о своей комсомольской юности

Сегодня на торжества по случаю 90-летия ЛКСМУ из Москвы в Киев прибывает делегация во главе с первым секретарем ЦК ВЛКСМ 1968-1977 годов Евгением Тяжельниковым. В группе встречающих и первый секретарь ЦК ЛКСМУ в 1975-1983 годах Анатолий Корниенко. Вот уж кому будет что вспомнить о бурном комсомольском прошлом!

«Николай Гнатюк до сих пор вспоминает: «Если бы не помощь комсомола, никогда бы не стал со своим «Барабаном» знаменитым»

- Помню один забавный случай, — улыбается Анатолий Корниенко.  — К нам в ЦК ЛКСМ Украины часто приезжали зарубежные гости. Одну из делегаций чехословацкой молодежи в поездке сопровождал комсомольский лидер СССР Тяжельников. В Киеве гости разместились в двухэтажном особняке на улице Десятинной, там сейчас находится английское посольство.

Проездив целый день по трудовым коллективам города и области, наконец-то мы, уставшие и голодные, добрались на Десятинную. После ужина, конечно, потекла задушевная беседа. Вдруг Тяжельников обращается ко мне: «Толя, наши чешские друзья очень любят украинские песни. Я, к сожалению, знаю немного, так что тебе слово, запевай!»

И мы с Евгением начали: «Реве та стогне», «Дивлюсь я на небо», «Бувайте здоровi, живiте багато»… Чехи стали подпевать. После украинских песен пошли чешские. Пели мы у открытых окон на Десятинной минут 30-40. А время-то позднее! К тому же в доме напротив жили члены Политбюро ЦК КПУ и сам первый секретарь ЦК КПУ Владимир Васильевич Щербицкий.

РЕКЛАМА

В 11 вечера к нашему особняку подошел дежурный… из дома напротив и шепнул мне: «Владимир Васильевич просил напомнить, что уже двенадцатый час. Если уж вы поете, то хотя бы закройте окна». Конечно, я сразу свернул пение и, ссылаясь на усталость гостей, стал собираться домой.

На следующий день в 10. 00 у нас была назначена встреча с первым секретарем ЦК Компартии Украины Щербицким. Владимир Васильевич принял нас в своем кабинете и, пока чешские гости осматривались, обратился к Тяжельникову: «Евгений Михайлович, голос у тебя хороший! Я даже не понял, кто кого перепевал. По-моему, ты Анатолия… » Первый секретарь ЦК ВЛКСМ искренне удивился: «Да вы что? Так это мы пели по просьбе чешских товарищей!»

РЕКЛАМА

- Таким вокалистам, какими вы и первый секретарь ЦК ВЛКСМ проявили себя на Десятинной, сам Бог велел присуждать известным исполнителям премию имени Ленинского комсомола…

- Первыми украинскими лауреатами премии имени Ленинского комсомола, учрежденной к 50-летию ВЛКСМ в 1968 году, стали писатель Николай Островский (посмертно), режиссер киевского ТЮЗа Александр Барсегян за постановку спектакля «Молодая гвардия» и народный артист СССР Дмитрий Гнатюк. Гнатюк еще пошутил: как бы благополучно довезти деньги домой, а это, если память мне не изменяет, пять тысяч советских рублей (в те годы автомобиль «Волга» стоил 5100 советских рублей.  — Авт. ).

РЕКЛАМА

Или, например, как Николай Гнатюк стал лауреатом Международного фестиваля песни в Сопоте? Только потому, что ЦК комсомола вместе с покойным ныне Иваном Силаевым (с 1985-го по 1990 год занимавшим пост зампреда Совета министров СССР.  — Авт. ) решил командировать Гнатюка в Сопот! До сих пор он с удовольствием вспоминает этот штрих своей биографии: «Если бы не помощь комсомола, никогда бы не стал со своим «Барабаном» знаменитым».

- Ну во влиятельности молодежной коммунистической организации никто и не сомневался…

- Давайте оставим идеологию в покое. Мы за свои средства отправляли молодых способных ребят в командировки, в гастрольные туры, благодаря которым, например, Аля Пахмутова вместе с Николаем Добронравовым исколесили весь Советский Союз. В подобных поездках перспективные авторы накапливали материал для новых песен, становившихся потом популярными у молодежи. Кроме филармонии, лишь комсомол выделял средства на творческие командировки.

Комсомол был очень солидной самостоятельной структурой. Мы жили, повторюсь, за счет собственных средств. Кроме комсомольских взносов, составляющих 15 процентов поступлений, зарабатывали деньги издательской деятельностью: обеспечивали Молдавию и Белоруссию книжной продукцией. Для этого вложили 60 миллионов долларов в строительство полиграфкомбината «Молодь» в Киеве — крупнейшего полиграфического предприятия Советского Союза. Выпускали 35 газет и журналов многомиллионными тиражами. Зарабатывали организацией международного молодежного туризма по линии турбюро «Спутник». Две очереди бывшей гостиницы «Мир» (сегодня — «Москва») обошлись комсомолу Украины в 10 миллионов советских рублей. А таких гостиниц по Украине были десятки.

Киевский Дворец пионеров на 60 процентов финансировался за наш счет. Всесоюзный лагерь «Артек», «Молодая гвардия» в Одессе тоже были нашими. Здание Киевской областной администрации на бульваре Леси Украинки проектировалось и строилось как здание Киевских обкома и горкома партии, ЦК, обкома и горкома комсомола. Почти половину средств на его строительство дал ЛКСМУ!

Ровно 30 лет назад, к 60-летию комсомола Украины, мы за свой счет построили в Шепетовке уникальный музей Николая Островского. Его авторы стали лауреатами премии имени Ленинского комсомола, а музей был взят под защиту ЮНЕСКО. Я не припомню ни одного современного музея в СССР, взятого на контроль этой организацией…

По самым скромным оценкам, рыночная стоимость собственности комсомола в Украине превышает два с половиной миллиарда долларов. К сожалению, сегодня вся эта собственность принадлежит не молодежи.

«Иосиф Кобзон, кроме всего прочего, был еще и чемпионом Украины по боксу среди юношей»

- Знаю, что ЛКСМУ финансировал и строительство жилья…

- За счет нашей организации для специалистов полиграфкомбината «Молодь» возвели компактный микрорайон на Татарке, с магазинами и детскими садами.

Как-то пришел ко мне председатель Союза писателей УССР Юрий Мушкетик и посетовал: «Поможiть, ми здаїмо будинок для письменникiв на вулицi Чкалова (сейчас — Олеся Гончара), але житла на всiх не вистачаї. Видiлiть хоч одну-двi квартири з комсомольського фонду!» Выделили.

Талантливый артист Анатолий Паламаренко ютился с женой и двумя детьми в одной комнатушке, пока ЦК ЛКСМУ не выделил ему двухкомнатную квартиру в комсомольском доме. Владимира Конкина, сыгравшего Павку Корчагина в кинофильме «Как закалялась сталь», по просьбе режиссера Николая Мащенко тоже обеспечили жильем в престижном районе.

А возьмите Иосифа Кобзона. С юных лет он был общественно активной личностью. Кроме всего прочего, чемпионом Украины по боксу среди юношей. Как-то в техникуме парни подрались (за драку тогда могли исключить из учебного заведения), и Кобзон в поисках справедливости дошел до секретаря Днепропетровского обкома комсомола. Учащихся удалось отстоять.

- С тех пор Иосиф Давыдович с особой симпатией относился к комсомолу. Помните его «Не расстанусь с комсомолом, буду вечно молодым»?

- И правильно делал! За все годы школу комсомола прошло примерно 46-47 миллионов человек, это население современной Украины. Посмотрите на руководителей различных рангов: все они прошли через школу комсомола. Петр Симоненко — секретарь ЦК ЛКСМУ, Сергей Тигипко и Сергей Гриневецкий — первые секретари соответственно Днепропетровского и Одесского обкомов комсомола, Иван Кириленко — секретарь Днепропетровского обкома, Александр Ефремов — первый секретарь Луганского горкома комсомола.

У нас, комсомольцев, ценились трудолюбие, порядочность, искренность — самые лучшие человеческие качества. А возвращаясь к Кобзону… По отношению к друзьям-товарищам Иосиф Давыдович всегда проявляет самые светлые чувства. На Олимпиаде-80 в Москве у меня возникла чрезвычайная ситуация. Я как член подготовительного комитета Олимпиады получил пригласительные билеты на соревнования. Но смог присутствовать только на открытии и решил на пару деньков отправить в Москву жену и младшую дочь, а сам вернулся в столицу Украины. И вдруг из Москвы звонит жена: «Наша Катя в больнице. Здесь придется побыть с ней недельку». У меня же на работе цейтнот, никак не получается вылететь в Москву… А жена продолжает: «Ты представляешь: практически каждый день к Катюше на 15-20 минут забегает Кобзон! Вчера вообще притащил ей маленький цветной телевизор. Теперь к нашей дочке все ходят, как к настоящей знаменитости… »

Мы с Иосифом, к сожалению, потеряли немало друзей: Валерку Сухорадо, уникального парня, генерального директора фирмы «Мелодия». Он был заведующим отделом культуры ЦК ВЛКСМ. Только у него единственного в кабинете стоял… рояль! И все москвичи, те же Аля Пахмутова, Саша Морозов, Женя Мартынов, как только напишут что-то новенькое, приносили свои творения на суд Сухорадо.

У Евгения Мартынова я однажды дома был. Какой же это был потрясающий, талантливый парень! Жил в однокомнатной квартире, предоставленной ЦК ВЛКСМ, в которой стояли только диван и рояль. Музыкальный инструмент композитор использовал как стол — ставил на рояль тарелки, рюмки, словом, принимал нас как полагается. Потом открыл крышку инструмента и заиграл. Мы до двух часов ночи слушали его как зачарованные. Женя еще повторял: «Все, сегодня я соседям ночь испортил… »

«Райкин мне сказал: «Анатолий, мне подарков, конечно, никаких не надо… Только телефон!»

- Комсомол ведь зарабатывал еще и на организации концертов. Во всяком случае, Аркадий Райкин приезжал в Киев именно по приглашению ЦК ЛКСМУ…

- Выступление Аркадия Райкина в киевском Дворце спорта в начале 70-х организовали мы. Я отвечал и за питание известного артиста. Аркадий Исаакович соблюдал диету и просил: «Мне бы бурячок, капустку, никакого мяса».

А вот от желающих получить билетик на концерт пришлось прятаться — всем не хватало, хотя мы распространили 10 тысяч. Но нам продолжали звонить из ЦК КПУ, Верховного Совета, МВД…

Концерт Райкина прошел блестяще! Но последний номер попортил нам крови. Артист вышел в роли заведующего складом, затем установил на сцене большой стол, встал на него — он уже начальник над заведующими складами, поставил на стол столик поменьше — он уже замминистра, влез повыше — уже министр. А в конце номера забрался на стульчик и сказал: «А теперь я самый-самый. Ни хрена не делаю и на всех плюю».

В правительственной ложе сидят все члены Политбюро ЦК КПУ. Первый секретарь ЦК Компартии Украины Петр Шелест возмущается: «Кто смотрел этот репертуар? Как это самые-самые ни хрена не делают и на всех плюют?»

В общем, после концерта мы отправили Райкина в гостиницу «Днепр», а сами до утра писали объяснительную. Пришлось связываться с Москвой. Москвичи нас успокоили, что этот номер был залитирован в Росконцерте.

Помню, как только Аркадий Райкин поселился в гостинице, сразу заприметил новую модель телефона — эрикофон. Это телефонная трубка с диском на подставке. Даже в Ленинград звонил жене и восхищался: «Ах, какой телефон!» А мне сказал: «Анатолий, конечно, мне подарков никаких не надо… Только телефон!»

Что делать? Я всех поднял на ноги — нет уже этих эрикофонов! Говорю своим: «Хлопцы, срочно найдите какой-нибудь нормальный телефон, а этот отдадим Райкину перед отъездом». Обрезали, запаковали и преподнесли дорогому гостю. Аркадий Исаакович уехал очень довольный. И только через месяц в гостинице обнаружили, что в номере не тот аппарат.

- Какими успехами на ниве спорта вы как комсомольский руководитель можете похвастаться?

- По поводу нивы признаюсь, что в создании тернопольской футбольной команды «Нива» есть и моя заслуга. Правда, это произошло уже после перевода из ЦК ЛКСМУ на должность первого секретаря Тернопольского обкома партии.

… Через полтора месяца работы в Тернополе вижу, что зарос, пора стричься. По дороге из района спрашиваю водителя: «Де тут цирюльня-перукарня?» — «А ви що, не знаєте, що в примiщеннi обкому партiї є перукарня? В понедiлок викличте перукаря Женю, який усiх секретарiв стриже, вiн i вас пiдстриже».

Я уточнил, в какой парикмахерской работает Женя и попросил водителя остановиться, не доезжая метров 50 до этого заведения. Захожу, в кресле сидит мужчина лет 50, за спиной у него телевизор, и он в зеркале смотрит футбол. Немного недовольно пригласил меня в кресло, потому что мешаю ему следить за игрой. «Вы болельщик?» — поинтересовался. «Не только болельщик, но и играл в свое время в тернопольской команде. А сейчас у нас футбола нет, потому что руководителем области был специалист по сельскому хозяйству, и его только это интересовало. Даже стадион бурьянами зарос! Правда, сейчас нам прислали нового секретаря, который возле Щербицкого находился, может, поможет нам с футболом. Давно ему пора стричься, но он меня все не вызывает. Болельщики уже неделю ходят, интересуются, стриг ли я первого секретаря. Если вызовет, я ему всю правду о нашем заброшенном футболе расскажу!» И после небольшой паузы спросил: «А вы что у нас делаете? Мне ваше лицо незнакомо».  — «Я, — говорю, — тот, кто возле Щербицкого находился». Глаза у парикмахера чуть не выпали из орбит…

Я сразу же поехал на стадион, поросший бурьянами, — печальная картина, скажу вам. В понедельник вызвал специалистов. Три месяца проектировали стадион, потом представили проект в Киев, попросили у председателя Госкомитета УССР по физкультуре и спорту Михаила Баки и зампреда Совета министров Украины Павла Есипенко 400 тысяч советских рублей на реконструкцию и за три месяца построили новый стадион. Правда, вложили мы туда, наверное, пару миллиончиков.

Закономерно возник вопрос: «Кто же будет выступать за Тернополь?» С председателем Тернопольского облисполкома Александром Ткаченко, будущим министром сельского хозяйства УССР и спикером Верховной Рады Украины, все руководство области поехало на футбол в Бережаны, где выступала местная команда «Нива», — продолжает рассказ Анатолий Корниенко.  — Конечно, хлопцы очень старались и выиграли эту встречу. После финального свистка мы с Ткаченко подошли к игрокам и объявили, что они уже не «Нива» (Бережаны), а «Нива» (Тернополь).

Потом я попросил команду киевского «Динамо» приехать в Тернополь на игру с «Нивой». Это был большущий праздник! Между прочим, знаменитый футболист и прекрасный человек Володя Мунтян был комсоргом динамовцев, и мы в свое время тесно общались.

А вот первый матч по регби в Киеве я благословил. За что и получил по шапке.

- Вот об этом подробнее, пожалуйста.

- Мой родной брат Ваня учился в электромеханическом техникуме имени Островского, жил у меня. Вдруг вижу, приходит домой с какой-то дыней. «Что это?» — спрашиваю. «Мяч для игры в регби».  — «А что это такое?» — «Приходи к нам на тренировку на стадион ГВФ». Съездил, посмотрел. Все грязные до ужаса, поле — как после прохода танковой колонны…

Через пару дней приходит ко мне в обком комсомола делегация регбистов: «Вы были у нас несколько раз на тренировках, уже соображаете, что такое регби. Помогите нам организовать встречу регбистов Москвы и Киева на стадионе «Динамо».

Пошел я к председателю спортоб-щества «Динамо» Влоху: «Есть идея, в Киеве никто не знает, что такое регби. Давайте на «Динамо» сделаем такой большой праздник! Я берусь все организовать». Главный динамовец подумал и возразил: «Они же поле испортят». Я уговорил Влоха найти в графике игр динамовцев двухнедельный перерыв и все-таки провести встречу по регби.

Мы такую рекламу раскрутили (афишу написали, полсотни регбистов стояли на Крещатике с этой дыней и продавали билеты), что на стадион пришли 18 тысяч зрителей. На заработанные деньги пригласили московскую команду, комментатора и провели прекрасный матч! Но поле, таки да, перевернули вверх ногами…

И вдруг нежданно-негаданно на «Динамо» приезжает тренер киевлян Виктор Маслов и с изумлением видит перепаханное регбистами поле. Получился скандал! Мне звонит Влох и говорит: «Старик, тебе там ничего, а меня могут с работы снять».

За нас заступились друзья-товарищи из ЦК партии. Потом и мы нашли общий язык с Масловым. Правда, поле приводили в порядок целую неделю…

Еще один интересный случай вспомнил… Как-то я повез к себе на родину, в Канев, космонавта Павла Поповича. Не доезжая до родительской хаты, остановились у края свекловичного поля, на котором работали мои соученицы: «О, Толя приїхав!» Я представил им своего попутчика, а одна возмутилась: «Та що ти брешеш! Звiдки цей Попович тут з'явиться?» Паша даже обиделся. Вернулся к машине, надел мундир со всеми наградами… Девчата все попадали! А довольный эффектом Павел Романович снял китель, взял сапку и… ну полоть буряки: «Я не тiльки це, я все вмiю робити на городi!» Потом на этом поле мы фотографировались с девчатами. После они еще год у меня снимки просили, чтобы рассылать родственникам и знакомым по всему Советскому Союзу!

- Анатолий Иванович, у вас были памятные встречи с нашим легендарным земляком, днепродзержинцем Леонидом Брежневым?

- В 1973 году Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев приехал в Киев вручать республике орден Дружбы народов. На торжественном заседании во Дворце «Украина» Леонид Ильич выступал блестяще, говорил без бумажки минут 40, не меньше. Затем был прием в Мариинском дворце, куда пригласили и меня. Запомнилось, как в начале вечера Леонид Ильич сказал Щербицкому: «Я тебя умоляю, не говорите обо мне. Мне это дело уже вот как надоело! Посидим в этом хорошем зале, поговорим. Я так люблю Украину, я устал от всех этих хвалебных од. Можно, я предложу первый тост? Давайте лучше выпьем за молодежь, тех парней и девчат, которые когда-нибудь вспомнят, что мы давали им награды не просто так, а за огромнейший труд!»

Часика через полтора Генеральный поднимается и говорит: «Дорогие друзья, ну хорошо мы сидим! Но давайте почитаем какие-то стихи!» Владимир Васильевич отвечает: «Леонид Ильич, мы же не по этой части» и обращается к председателю Союза писателей УССР Василию Козаченко, с которым я сидел рядом: «Может, Козаченко нам что-то продекламирует?» Писатель подниматся со своего места и оправдывается: «Я же прозаик, а не поэт». Я на всякий случай, если поднимут, освежил в памяти стихи Маяковского. Но Щербицкий обошел меня взглядом и глянул на других… В ответ — тишина. Тогда Брежнев говорит: «Друзья дорогие, извините. Я поставил вас в неловкое положение. Вы не готовились к этому делу, но я-то к поэзии всегда готов! Тогда я буду читать стихи!»

И рассказал нам историю, которая произошла с ним в Болгарии. Перед своей поездкой в Софию Леонид Ильич попросил специалистов найти болгарского поэта, о котором бы не знал генеральный секретарь ЦК Компартии Болгарии Тодор Живков. Такого поэта разыскали и Брежнев выучил его стихи. А на торжественном приеме в Софии обратился к Живкову: «Тодор, а ты плохо работаешь с поэтами. Я тебе сейчас прочитаю стихи такого-то, а ты, по-моему, о нем и не знаешь». И с выражением начал декламировать небольшое стихотворение, сказал несколько слов об авторе и сорвал, естественно, бурные аплодисменты. А под конец этого рассказа Леонид Ильич начал читать Светлова. Минут 15 читал, не меньше. Мы слушали, затаив дыхание. Брежнев действительно был очень многогранной личностью, но ему надо было готовить себе достойную смену до наступления преклонного возраста.

1439

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів