БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика За поребриком. На дне

"Мое "преступление" состоит только в том, что я назвал вещи своими именами"

5:30 23 июля 2015 2861
обвинительный приговор
Инф. «ФАКТОВ»

Суды РФ вынесли обвинительные приговоры россиянам, которые поддержали целостность Украины, отказались ехать на войну в Донбасс

Оккупировавшие более года назад Донбасс российские спецназовцы, маскировавшиеся под «зеленых человечков», выдали себя, когда командовали жителям украинских городов: «Отойди за поребрик!» Поребриком в центральной части России, а также в Ленинградской области называют бордюр. Или плинтус, ниже которого рухнули моральные устои российского государства, ведущего войну не только с Украиной, но и против своих граждан. А чтобы репрессивная машина власти работала без сбоев, Конституционный суд РФ разрешил государству не исполнять решения Европейского суда по правам человека, если они нарушают основополагающие законодательные нормы России. Ярким примером базовых принципов, не совместимых с европейской правозащитной юриспруденцией, а следовательно, не подлежащих обжалованию в Европейском суде по правам человека, стали приговоры судов в отношении нескольких граждан РФ.

Так, 23-летнего рядового Анатолия Кудрина из Майкопской разведывательной бригады за самовольное оставление места службы осудили на полгода колонии-поселения. Еще двое военнослужащих отдельной мотострелковой бригады, дислоцирующейся в Майкопе, находятся под арестом, следствие по другим дезертировавшим контрактникам (а их, как пишут российские СМИ, несколько десятков) пока продолжается. По словам юристов, солдаты покинули полигон «Кадамовский» в Ростовской области, так как опасались, что их отправят на войну в Донбасс.

Как рассказала журналистам мать 20-летнего контрактника Ивана Шевкунова из Майкопа, в конце сентября 2014 года часть, где служит ее сын, отправили на военный полигон «Кадамовский» в Октябрьском районе Ростовской области. «Сказал, что едет на границу с Украиной, командировка до декабря. Звонил каждый день, жаловался на условия: спали на брошенных на землю досках, первые три дня кормились у стоявших рядом ополченцев, — сообщила Светлана Шевкунова. — Сын рассказывал, что солдат заставляют ехать добровольцами в Донбасс». Контрактник вернулся в Майкоп и написал три рапорта об увольнении, но их никто не рассматривал. «Когда я вместе с сыном была на приеме у начальника отдела кадров части № 22 179 майора Камбарова, тот стал кричать, что у Вани теперь только два пути: либо в тюрьму, либо на полигон „Кадамовский“. И других вариантов нет», — вспоминает женщина. 10 июня в отношении Ивана Шевкунова возбудили уголовное дело за дезертирство.

Похожая история и у 27-летнего сержанта этой же части Павла Тынченко. Его мать Валентина Ивановна рассказала, что осенью 2014-го ее сын и еще несколько человек написали рапорта об увольнении. «Их, — сообщила женщина, — собрали на плацу части и в присутствии караульных зачитали приказ о командировке, насильно посадили в грузовики и увезли в Ростовскую область». Сержант по телефону рассказывал матери, что с приграничной территории их несколько раз в тентованном грузовике отвозили в поля, где они охраняли боевой артиллерийский расчет. После месяца службы в Ростовской области Тынченко вернулся в Майкоп с пневмонией. На судебном процессе, где его обвиняют в дезертирстве, заявил: «Я не выполнял преступный приказ, так как не хотел идти против присяги, которую я принимал, и не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины».

Заместитель гендиректора ООО «Первый объединенный союз юристов Кубани» Татьяна Чернецкая, представляющая интересы пяти контрактников, против которых возбуждены уголовные дела, рассказала журналистам о десятках уголовных дел в отношении покинувших полигон военнослужащих: «Командир части, по словам ребят, заявляет: военно-следственный отдел не справляется, столько уголовных дел. Парням присваивают номера 101, 137… В очереди на возбуждение уголовных дел они получают номер и ждут вызова к следователю»…

А семья предпринимателей Полухиных из Воронежа, назначенных российским правосудием наркоторговцами из-за того, что в своем кафе «Очаг» они среди прочей выпечки продавали булочки с маком, ждет этапирования в тюрьму.

На днях суд вынес им приговор по делу, возбужденному еще в 2010 году. Обвиненная в сбыте наркотиков в особо крупных размерах Евгения Полухина получила восемь с половиной лет лишения свободы, ее отец Александр Полухин приговорен к восьми годам и четырем месяцам колонии. Пенсионерка Мария Полухина, жена Александра, и ее сестра Нина Чурсина получили восемь с половиной лет тюремного заключения.

Женщинам судья назначила большие сроки, чем запрашивала прокуратура: гособвинитель просил для них по шесть с половиной лет колонии. Судья, по ее словам, не смогла найти смягчающих обстоятельств. Ее убедили доводы прокуроров: «Главой преступной группировки была пенсионерка Мария Полухина, а Александр Полухин, военный в отставке, отвечал за конспирацию. Предприниматели разработали для наркоторговли конспиративный метод: перевозили наркотическую смесь к местам сбыта под видом пищевого мака, необходимого для изготовления булочек и их дальнейшей продажи в кафе. В булочках наркотиков не было…»

А где их нашли? В пищевом маке, который содержал незначительное количество соломки. При этом заключение экспертов о том, что полностью очистить пищевой мак от соломки не представляется возможным, судья проигнорировала. Как и многие ее коллеги, вынесшие обвинительные приговоры за торговлю пищевым маком.

Не менее циничное решение огласила российская Фемида и в деле школьного учителя из Орловской области Александра Бывшева. Он признан виновным в «возбуждении ненависти и вражды» и приговорен к 300 часам обязательных работ за публикацию в соцсети стихотворения «Украинским патриотам». В качестве дополнительного наказания судья постановила конфисковать ноутбук Бывшева и на два года запретить ему работать по профессии — школьным учителем.

Ранее Росфинмониторинг включил Бывшева в список террористов и экстремистов, и ему заблокировали банковский счет, на который мужчина получал мизерное пособие как житель возникшей после Чернобыльской катастрофы зоны радиоактивного загрязнения в Орловской области.

Стихотворение Бывшев опубликовал в 2014 года, вскоре после начала российского вторжения в Крым. Через несколько дней коллеги учителя в лучших советских традициях написали заявление в прокуратуру и статью в местную газету, которая начиналась так: «В неспокойное время, когда внешние враги оскалили свои зубы и затаились в смертоносном прыжке, находятся люди, которые подрывают Россию изнутри, действуя, как пятая колонна… В то время, когда по всей стране проходят митинги, отправляются машины с продовольствием, собираются средства в поддержку мирных жителей Крыма и их волеизъявления войти в состав Российской Федерации, находятся люди, которые по злому умыслу или по своему недоразумению подрывают основы демократии». Власть бросилась со всех ног спасать «основы и духовные скрепы», возбудив уголовное дело против учителя, которого коллеги-патриоты тут же изгнали из педколлектива. Допросами и очными ставками его мордовали более года.

Александр Бывшев в последнем слове перед оглашением приговора сказал: «Для сегодняшнего своего выступления в качестве эпиграфа я бы взял слова классика мировой литературы Джорджа Оруэлла: «Во времена всеобщей лжи говорить правду — это экстремизм». Точнее не скажешь. Меня в последнее время часто спрашивают: «Ну, чего ты добился своей правдой? Завели уголовные дела, выгнали из школы. Тебе это было надо?» Да, не скрою, мне сейчас очень трудно: в течение уже более года против меня идет настоящая травля, я получил огромное количество угроз, на меня вылиты и продолжают выливаться ушаты отборных помоев и оскорблений. В родном поселке я стал фактически изгоем и нахожусь в положении персоны нон грата… Я дружно предан остракизму в своем педагогическом коллективе. Все это так. И тем не менее я без малейшего колебания отвечаю: я ни о чем не жалею и готов повторить каждое написанное слово из стихотворения, за которое меня сейчас судят. Я поступил по совести, как мне подсказывали мои убеждения. А за свои убеждения надо идти до конца.

..А ведь все мое «преступление» состоит только в том, что я назвал вещи своими именами: что брать чужое — нехорошо, нарушать международные договоренности — недопустимо и аморально; что люди, с оружием в руках направляющиеся в другую страну убивать ее граждан, являются военными преступниками, бандитами и оккупантами; что Украина, как и любое государство мира, имеет полное право защищать свою территориальную целостность и суверенитет всеми доступными способами, в том числе вооруженным сопротивлением. Где же здесь экстремизм, разжигание вражды между народами, пропаганда превосходства одной нации над другой?

…Повторю еще раз: я исполнял свой долг поэта и гражданина, и мне не стыдно ни за одно написанное слово. Моя совесть чиста. Мне не в чем оправдываться. Я честный человек и могу открыто смотреть людям в глаза. И пусть нас рассудит история".

Учителя немецкого языка Бывшева судили и назначили террористом за такие строки, признанные экстремистскими:

Неизвестный спецназ возник какой-то там.

(Кремль ни гу-гу о «тайных пришлецах»).

«Ни пяди Крыма путинским чекистам!» —

Вторит в израненных сердцах.

На подступы москальской банды

Ответьте по-бандеровски, друзья:

«Пусть захлебнутся кровью оккупанты!» —

Иначе «с теми гадами» нельзя.

Встретьте врагов, как предки ваши,

Чтоб не топтался здесь чужой сапог.

Для них свинцовой приготовьте каши.

В беспощадной битве храни вас Бог!

Прятать вам патроны еще рано.

Россия угрожает марш-броском.

Пусть дух живет Шухевича Романа!

Пусть станет вам Господь проводником!

Интервью с Александром Бывшевым читайте завтра в «ФАКТАХ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров