БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Интервью со звездой Наедине со всеми

Виктория Трофименко: "Когда мы приехали на съемки, гуцулы подумали, что хотим отобрать у них землю"

9:00 26 сентября 2015   3058
Виктория Трофименко

В широкий прокат вышел фильм украинского режиссера «Братья. Последняя исповедь», уже успевший завоевать награды международных кинофестивалей

«Братья. Последняя исповедь» — творческий дебют Виктории Трофименко в большом кино. Ранее режиссер работала на телевидении, снимала документальные фильмы. Первая художественная картина принесла Виктории успех на международных фестивалях, награды Одесского и Московского кинофестов. Скорее всего, «Братья» будут выдвинуты от нашей страны и на премию Американской киноакадемии «Оскар». История о человеческих отношениях, любви и ненависти не оставляет зрителя равнодушным. Тем не менее на финансовый успех картины, бюджет которой составил 2 миллиона долларов, продюсер Максим Асадчий не рассчитывает. Говорит, отечественного рынка слишком мало, чтобы фильм окупился. Пока он будет показан в 25 городах Украины в 67 кинотеатрах. Ведутся переговоры о возможном прокате ленты в Прибалтике и Казахстане.

Презентация фильма собрала в столичном кинотеатре «Киев» создателей картины и исполнителей главных ролей. Сыгравшая главную роль Наталья Половинка уже получила награду «За лучшую женскую роль» на Московском кинофестивале. Новыми секс-символами вполне могут стать молодые актеры Роман Луцкий — артист Ивано-Франковского музыкально-драматического театра и Вероника Шостак. Режиссер Виктория Трофименко выглядела на премьере, как голливудская актриса. Стройная шатенка в длинном, облегающем фигуру кружевном платье с открытой спиной не уставала принимать комплименты.

— Виктория, вы сами об актерской карьере не задумывались?

— Я вообще-то хотела стать художницей. В театральный решила поступать в последний момент, за неделю до окончания срока подачи документов. Конечно же — на актерский факультет. Экзамены завалила, зато у меня появилось время подумать и решить, чего же я хочу на самом деле. Вот так пришло осознание, что мне близка режиссура, а актерство мало привлекает. Я снялась в роли каторжанки в фильме Алены Демьяненко «Моя бабушка Фанни Каплан». Это стало интересным опытом, позволяющим лучше понимать актеров. Но после этого еще больше утвердилась в своем желании быть по ту сторону камеры. Мне есть, что сказать зрителю, и я знаю, как это сделать. Но представить себя одновременно актрисой и режиссером на съемочной площадке не могу. Это не укладывается у меня в голове.

— Как появилась идея снять «Братьев»?

— Совершенно случайно. Будучи студенткой четвертого курса Театрального института имени Карпенко-Карого, я случайно наткнулась на рассказ «Шмелиный мед» известного шведского писателя Торгни Линдгрена, номинировавшегося на Нобелевскую премию. Зашла в гости к своей приятельнице, которая пересматривала свою библиотеку, собираясь делать ремонт. На полу у нее стояла стопка книжек «на вынос». Я выдернула из нее несколько книг. Среди них оказался и Линдгрен. Рассказ «Шмелиный мед» зацепил меня так сильно, что я тут же решила снимать кино. Только тогда еще не знала, что имею дело с культовым шведским писателем, рассказ переведен на 30 языков мира, а по двум его романам уже были сняты фильмы. Первым делом нужно было получить разрешение автора. Через посольство Швеции в Украине я нашла агента писателя, отправила по электронной почте письмо и полгода ждала ответа, приступив к созданию сценария. К моему большому удивлению, ответ был положительный. При этом я объяснила, что являюсь студенткой и заплатить за разрешение адаптации рассказа не смогу. Торгни согласился дать бесплатное разрешение на два года!

— Как шведские герои превратились в гуцулов?

— Это история о горцах. Но она у меня сразу ассоциировалась с Карпатами, с гуцулами. Адаптировать героев было не так уж сложно. Ведь горцы — особый народ, сформированный под влиянием определенных жизненных обстоятельств и природных условий. Чаще это были беглые крестьяне, заключенные, желающие спрятаться подальше от людей. Ландшафт, образ жизни веками формировал их характер и даже внешность. Это люди закрытые, прямолинейные, искренние, порой жесткие.

Вот такие типажи я искала в актерах. Меня интересовали определенные личности с характером, а не писаные фальшивые красавцы. На роль одного из братьев Войтка я пригласила известного российского актера Петра Мамонова, но он отказался от роли, мотивируя это религией. Предлагала сниматься и нашему соотечественнику Евгению Гудзю — лидеру группы «Гоголь борделло». Но у него не получилось. Теперь я даже рада этому. В итоге мы нашли удивительных людей. Очень натурально сыграл Войтка художественный руководитель Тернопольского обласного драматического театра Олег Мосейчук.

В картине дебютировала Вероника Шостак, которой во время съемок исполнилось 17 лет. Из-за нее некоторые откровенные сцены пришлось снимать сдержаннее. Но от этого фильм только выиграл. Настоящим открытием стали также Орест Ягиш и Роман Луцкий. Надеюсь, после выхода на широкий экран у ребят удачно будет развиваться их актерская карьера.


*Кадр из фильма «Братья. Последняя исповедь». В одной из ролей снялась Вероника Шостак

— Правда, что изначально случился конфликт с местными жителями?

— Снимали мы в горах, в живописном селе Синевирская Поляна, где сохранились еще старые заброшенные гуцульские дома. Для съемок выбрали красивое место в горах, но нам не хватало старых домов. Нужные, полуразрушенные, мы нашли в долине и предложили людям выкупить их, разобрать и соорудить из них необходимые для фильма строения наверху. Местные думали, настроим что попало, землю у них отберем, поэтому готовы были отстаивать ее с вилами. Но потом мы нашли общий язык, оставили гуцулам нормальные дома и хозяйственные постройки, которые они могут использовать по своему усмотрению. Перед съемками проделали огромную работу, построив хутор, дорогу и даже свою «Потемкинскую лестницу».

— Зачем она вам понадобилась? Ведь в фильме ее не видно.

— Осенью в Карпатах часто шли дожди. А нам каждый день нужно было как-то добираться до съемочной площадки, доставлять туда технику, реквизит. По мокрому, скользкому склону это было практически невозможно. Вот ребята и построили из бревен лестницу из 800 ступенек. По этим ступенькам каждый день мы тащили все тяжести на гору, а вечером — обратно. Особо весело было, если что-то забывали внизу. Под конец съемочного периода мы по лестнице уже взлетали. Зато все участники съемочной группы заметно постройнели. А зимой лестницу заносило снегом, и перед тем, как подняться, ее нужно было найти, расчистить. Но нам снег был просто необходим для работы. Мы его специально ждали и были счастливы, когда замело. В кадре видно настоящую карпатскую зиму. Натуральности старались придерживаться во всем. Собирали у местных жителей реквизит, одежду, вышиванки и кухонную утварь.

— «Братья» вызвали большой фестивальный интерес не только в Украине. Как вы восприняли награду Московского кинофестиваля?

— В свете взаимоотношений между Украиной и Россией сложно было представить более абсурдную ситуацию. Тем не менее премия жюри Московского фестиваля и приз в номинации «Лучшая женская роль» (Наталья Половинка за исполнение роли Ивги) достались нам. Я до последнего сомневалась, стоит ли ехать в Москву, учитывая ситуацию в стране и отношение российского правосудия к режиссеру Олегу Сенцову. Все взвесив, мы решили, что таки нужно ехать, заявлять о себе. Тем более, что спустя пять лет, пока шла работа над фильмом, история о враждующих братьях приобрела новый оттенок. Я очень хотела, чтобы люди задумались, зачем воевать.

На церемонии открытия и закрытия, светские мероприятия мы принципиально не ходили. Приехали, представили фильм, дали пресс-конференцию, пообщались с журналистами — и все. Относились ко всему настороженно, все-таки были на территории страны-агрессора. Признаюсь, нас встретили очень тепло. Создали тепличные условия, позаботились, чтобы рядом не было провокаторов, «ватников». И я чувствовала, что люди все понимают, но боятся об этом говорить. Одна из журналисток после беседы, едва сдерживая слезы, сказала: «Разве от нас что-то зависит? Что мы можем сделать?» Некоторые журналисты просили у меня прощения.

Считаю, что мы сделали информационный прорыв, поскольку открыто говорили российским журналистам и кинематографистам то, что думаем. Мы попросили главу Союза кинематографистов Украины Сергея Трымбача забрать награды. Со сцены он обратился к Владимиру Путину с просьбой освободить Олега Сенцова. К нему вдруг вышел Никита Михалков и пообещал сделать для этого все возможное. Зал поддержал эту идею аплодисментами. На тот момент мы считали это победой, но прошло время, а ничего не изменилось. Надеюсь только на то, что люди научились думать и анализировать.

Тогда в Москве одна из женщин мне сказала: «К сожалению, мы не слышим голоса обычных украинцев». Людьми манипулируют. И у нас тоже. Меня просто выворачивает от показного псевдопатриотизма. Даже моя 12-летняя дочь говорит: «Так резко все стали патриотами. Даже те, кто никогда им не был. Врут, конечно». К сожалению, патриотизм стал фиговым листом для многих. То, что сейчас происходит у нас в стране, очень сложно понять. Очевидно, что кто-то очень умный, хладнокровный и хитрый разыгрывает свою партию на нашей земле.

— О чем ваша следующая работа?

— О человеке, вере, религии, о внутренней борьбе. Сейчас пишу сценарий, ищу деньги. Это будет международная работа. Планирую снимать в Индии, Великобритании.

Фото в заголовке Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Женщинам очень легко снимать стресс на кухне. Например, достала индюка или петуха, назвала его Петей или Ваней, отрезала все, что захотела — и медленно-медленно опустила в кипяток...

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 750 мм