ПОИСК
Культура та мистецтво

Известный гинеколог утверждал, что стоящая на самом верху здания Львовской оперы скульптура Славы... беременна

7:30 3 жовтня 2015
4 октября Львовскому национальному академическому театру оперы и балета исполняется 115 лет

Один из известных публицистов как-то написал на своей страничке в социальных сетях прекрасную фразу: «Быть во Львове и не посетить там оперный театр — все равно, что гостить в Париже и не подняться на Эйфелеву башню». Как только не величают Львовский академический национальный театр оперы и балета имени Соломии Крушельницкой: красивейший в Европе, архитектурная жемчужина, застывшая песня в камне, театральное чудо в центре средневекового города…

«Занавес до того драгоценен, что полотно не сворачивается, а помещаетсяв специальный футляр»

В XIX веке находившийся в составе Австро-Венгерской империи Лемберг (Львов) славился красотой улиц и зданий, талантливыми мастерами и университетскими учеными, поэтами и художниками, музыкантами и певцами, ярмарками и пирами. Но кто-то из высокопоставленных имперских чиновников заметил, что популярному городу не хватает театра. Ну положено так, для статуса! И в 1895 году объявили конкурс на проект Большого городского театра. Выиграл его, обойдя десятки знаменитостей, директор Львовской высшей художественной промышленной школы Зигмунд Горголевский — известный в Польше и Германии архитектор.

— Под строительство он выбрал площадь Голоховских, — рассказывает «ФАКТАМ» львовский экскурсовод Вадим Гаха. — Это было довольно смелое решение — ведь под землей, замкнутая в бетонный коллектор, текла речка Полтва. Но зато рядом не было мешающих строительству крупных зданий. Стройка началась в 1897 году и шла три года — менялось русло реки, укреплялся фундамент здания, проводился дренаж… В итоге театр создали в стиле ренессанс. Фасад обильно украшен балюстрадами, скульптурами, колоннами. На самом верху — фигура Славы, держащая над головой золотую пальмовую ветвь, чуть ниже — фигуры Гения драмы и комедии, а также Гения музыки. Недалеко от них — скульптуры восьми муз и мудреца с учеником, указывающим на разные стороны жизни — веселящаяся компания молодых людей и оплакивающая убитого сына мать (скульптурная композиция Антона Попеля «Радости и страдания жизни»). Над всем этим великолепием трудились лучшие мастера Европы того времени: скульпторы Петр Войтович, Антон Попель, Эдвард Печ, Тадеуш Баронч, художники Тадеуш Попель, Тадеуш Рыбковский, Станислав Дембицкий, Станислав Рейхан…

Торжественное открытие Большого городского театра состоялось 4 октября 1900 года. Зрителям представили премьерную постановку оперы Владислава Желенского «Янек» — о жизни простых людей в Карпатах. Главную партию исполнял украинский тенор Александр Мишуга. Но начало действия чуть не сорвалось. Вокруг здания театра собралась огромная толпа публики и просто пришедших поглазеть безбилетных горожан. Люди были ошарашены, другого слова не подберешь, великолепием здания.

Пришлось почетным и знаменитым гостям — писателю Генрику Сенкевичу и композитору Игнацию Падеревскому, а также приехавшим на открытие делегатам многих европейских театров брать людей под руки, чтобы завести их вовнутрь.

— Но и в зале Львовского театра первые посетители впадали в ступор, видя полотна знаменитых художников, лепку, скульптуры, позолоту, роспись, шикарные ковры, разноцветный мрамор, — продолжает Вадим Гаха. — Многоярусный зрительный зал, обладавший лучшей на то время акустикой и выполненный в форме лиры, был способен вместить более 1200 человек. Огромное сверкающее фойе «Зеркальный зал» с венскими зеркалами выглядело, как бесконечный тоннель, его тоже украшали скульптуры и художественные полотна. Над сценой был сооружен консоль, на котором смонтировали мощный духовой орган. (В середине 60-х годов XX века орган заменили, но вскоре он был случайно поврежден толпой зрителей. Инструмент демонтировали, а трубы сдали на металлолом.)

Над оркестровой ямой — старинный герб Львова и осветительный плафон с изображением «Триумфа (или Апофеоза) Славы» работы Станислава Рейхана, поделенный на сектора с аллегорическими фигурами: «Грация», «Музыка», «Танец», «Критика», «Драма», «Вдохновение», «Вакханалия», «Правда». И все это украшено медальонами с портретами выдающихся польских актеров и актрис. Но главное украшение львовского Оперного и предмет зависти всех европейских театров — декоративный занавес «Парнас» (работа гениального художника Генрика Семирадского), который демонстрируют исключительно во время премьер и торжественных церемоний. Он до того драгоценен, что для его сбережения полотно не сворачивается, а помещается в специальный противопожарный металлический футляр…


*Внутреннее убранство театра поражает роскошью и великолепием: картины, скульптуры, лепка, позолота…

На львовской сцене выступали самые известные солисты прошлого века: Соломия Крушельницкая, Джемма Белинчиони, Людмила Божко, Ада Сари, Александр Бандривский, Елена Рушковская-Збоинская, Ян Кепура, Янина Королевия-Вайдова, Маттиа Баттистини, Александр Мишуга, Модест Менцинский, Александра Любич-Парахоняк. В репертуаре театра — произведения композиторов Николая Лысенко, Михаила Верикивского, Бориса Лятошинского, Анатолия Кос-Анатольського, Мирослава Скорика, Петра Чайковского, Николая Римского-Корсакова.

В 1934 году театр был закрыт из-за финансовых проблем, но через пять лет возобновил постановки. В годы Второй мировой войны здесь ставили произведения итальянских, австрийских и немецких авторов. В июле 1944 года, перед самым освобождением Львова советскими войсками, немцы заминировали оперный и готовились взорвать его. Узнавшее об этом командование Уральского танкового корпуса решило предотвратить вандализм — направило к театру два танка ИС-2 с автоматчиками под руководством старшего лейтенанта Николая Антонинова. Фашистских саперов уничтожили, уникальное здание спасли. Один из этих танков после войны установили на постаменте на улице Лычаковской, а в начале 90-х его сняли как символ тоталитаризма…

«Опера — это элитарный вид искусства. Она учит никому не приносить зла»

Вот уже 47 лет бессменным директором львовской Оперы является заслуженный работник культуры Тадей Эдер.

— Нам 115 лет и это событие для всего коллектива! — считает Тадей Александрович. — День рождения — семейный праздник. О громких торжествах речи быть не может — в связи с экономической ситуацией в стране. Нам хотелось бы одного: чтобы этот сложный период, который сейчас существует в государстве, как можно скорее прошел, чтобы люди повернулись лицом к искусству, которое их всегда объединяло, ибо оно не имеет границ и национальностей. Каждое государство определяет элита — научная, политическая, культурная. Мы по ней судим об уровне государства. А если есть элита, есть и элитарный вид искусства. Это опера! Она учит: не убивай, не унижай, не делай ближнему зла, не предавай… Человек на опере поплачет, прочувствует трагедию, показанную на сцене, и идет домой уже с другим взглядом на мир.

Несмотря на отсутствие финансирования, мы сделали в этом году большой ремонт. Регулярно осматриваем картины и скульптуры, при необходимости реставрируем. К нам люди идут, а не мы к ним. Ну, а кто захочет еще раз прийти в дом, где не прибрано? И нам не все равно, с каким настроением идет публика. К тому же к нам приезжает вся Европа. Когда в Брюсселе был создан Европарламент, там создали и объединение «Евроопера», куда вошли оперные театры членов ЕС. И львовский оперный вот уже восемь лет там — единственный в СНГ (только сейчас туда будут принимать московский Большой театр). Статус означает встречи с директорами театров всего мира, поездки, гастроли, обмен солистами и опытом. Высокую марку нужно держать! Сейчас в оркестре почти 90 музыкантов, в хоре и балете по 60 человек, в опере более 40 солистов. За год дается 230 спектаклей — более 40 наименований, в среднем за год бывает три-четыре премьеры…

О Львовском оперном ходит множество легенд. Рассказывают, что приблизительно через год после открытия фундамент здания просел, по стенам пошли трещины, воды реки Полтвы прорвались в середину и в подвалах даже ловили рыбу. Не вынеся такого позора, архитектор Зигмунд Горголевский покончил самоубийством. Как выяснили «ФАКТЫ», это неправда — он умер в 1903 году от сердечного приступа и похоронен в скромной могиле на Лычаковском кладбище.

Есть история о том, как строительный комитет от львовской ратуши приехал в Италию к знаменитому художнику Генриху Семирадскому заказать для сцены занавес. Через четыре года полотно «Парнас» было готово, но потрясенные его великолепием заказчики грустно развели руками: «Нет денег оплатить работу!» Мастер, польщенный высокой оценкой своей картины, подарил ее Львову. Но это тоже неправда. Магистрат заплатил по полной программе. Мало того, занавес не восприняли театральные критики и драматурги, обиженный художник так и не приехал на открытие первого сезона.

Первым директором оперного был Тадеуш Павликовский — фанат оперы. Доходило до того, что он порой вносил в кассу собственные деньги, чтобы «выполнить план», а как-то даже продал свое имение, чтобы материально помочь актерам.

Однажды известный львовский гинеколог, профессор Львовского университета Антоний Марс, проходя с друзьями-коллегами мимо оперного, поспорил с ними, что стоящая на самом верху скульптура Славы выглядит как женщина на четвертом месяце беременности. Спор был до того яростный, что профессор поставил на кон свое научное имя. Он нашел натурщицу, и та призналась, что действительно в то время, когда позировала для скульптора, была в интересном положении.


*Крылатая фигура Славы с золотой пальмовой ветвью венчает театральный фронтон

Есть и грустные истории. В начале прошлого века известный львовский окулист Бужинский из-за безответной любви к оперной певице покончил с собой, а в 1912 году красавчик-банкир Станислав Левицкий из ревности застрелил свою любовь — замужнюю актрису Янину Огинскую-Шендерович. Чтобы избежать позора, его отец передал сыну в тюремную камеру яд…

Фото предоставлено литературно-драматическим отделом театра

6518

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів