БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина жди меня

Полевая почта "ФАКТОВ"

22:38 15 октября 2015   900
полевая почта ФАКТОВ
Инф. «ФАКТОВ»

Выпуск четырнадцатый

Наша газета продолжает публиковать отрывки из писем воинов и их родных. Это обычные послания друзьям, родным, любимым и вместе с тем — слепки современной истории. На странице «Полевой почты «ФАКТОВ» вы сможете разместить и объявление о розыске пропавшего родного человека или отблагодарить встреченных на фронте врачей, медсестер, волонтеров, других добрых людей.

Предыдущую публикацию в рубрике «Полевая почта «ФАКТОВ» читайте здесь

Помогите найти

Дорогая редакция «ФАКТОВ»! Помогите, пожалуйста, найти моего мужа, полковника Пивоваренко Павла Васильевича, 1975 года рождения, и.о. командира 51-й механизированной бригады, пропавшего без вести в конце августа прошлого года, во время выхода из Иловайского котла.

Обратиться в газету меня побудило еще одно обстоятельство. После того как Павла не оказалось ни среди мертвых, ни среди живых, его недоброжелатели (а у честного, строгого командира их всегда хватает) начали валить на него всю вину за большие потери бригады, стали писать о нем в Интернете всякие гадости, распускать слухи, основанные, дескать, на свидетельствах психологов, работавших с выжившими в том побоище солдатами. Например, что полковник якобы сделал карьеру благодаря живущему в Москве тестю, а во время Иловайска и сам переметнулся на сторону сепаратистов и вместе с семьей находится в России.

Я очень сочувствую родным погибших солдат и офицеров нашей бригады. Сама ведь осталась без мужа и не знаю, увижу ли его когда-нибудь живым. А злопыхателям хочу сообщить: «высокопоставленный тесть» полковника Пивоваренко, то есть мой отец, был простым колхозником из маленького городка Радомышль Житомирской области. Жена же полковника, то есть я, и сейчас служит в одной из воинских частей Киева в солдатском звании ефрейтора, живет с двумя детьми 17 и четырех лет в общежитии.

Сослуживцы мужа рассказали, что когда Павлу Васильевичу поручили командовать бригадой, он увидел, что многие мобилизованные, взрослые мужики, безбожно пьют, спаивают молодых солдат и увиливают от боевой подготовки. Полковник начал наводить порядок. Пьяницы его возненавидели: «Мы не знаем, вернемся ли живыми, а ты…» Паша говорил им: «Все уставы, требования дисциплины кровью писаны. Хочешь жить — выполняй!» Он сам всю жизнь был честным, добросовестным, принципиальным человеком. За что нередко и страдал. А теперь его пытаются назначить виновным.

Мы с мужем в юности учились в одной школе. Многие наши родственники воевали и погибли на фронтах Второй мировой войны. По примеру отца, армейского прапорщика, Паша избрал профессию военного. Окончил Харьковское гвардейское высшее командное танковое училище, затем — Национальный университет обороны Украины имени генерала Ивана Черняховского. Прошел все ступеньки нелегкой офицерской службы по отдаленным гарнизонам: командовал танковым взводом, ротой, батальоном, стал заместителем командира соединения — механизированной бригады. Дневал и ночевал в казармах, на полигонах. Потом его перевели в Киев, в штаб оперативного командования. Но и здесь я его редко видела дома. Часто ездил в командировки по воинским частям. Однажды приехал домой на сутки и снова уехал. А на следующий день позвонил, что он уже в Днепропетровске и отправляется во главе бригады в зону АТО.

Потом звонил уже оттуда. Говорил, что все нормально, на их участке спокойно. Когда я спросила, где они находятся, ответил: «Смотрите телевизор». В новостях сообщали, что украинские военные и добровольческие формирования освободили от сепаратистов Северодонецк, Лисичанск и другие города. Я поняла, что в этом есть и Пашина заслуга, гордилась и горжусь своим мужем, рассказывала об этом детям, чтобы знали. И вдруг в один прекрасный день прозвучало страшное слово «Иловайск»… Пашины звонки прекратились, его телефон перестал отвечать, хотя я до сих пор набираю номер мужа. Но в ответ слышу: «Ваш абонент перебуває поза зоною…»

Вскоре после исчезновения Паши позвонил знакомый военный: «Ваш муж погиб, примите соболезнования…» Я не выдержала, побежала к его начальству: «Покажите документы, что он погиб! Отдайте мне тело!» Ничего не нашли. Потом записали в пропавшие без вести. И пошла клевета…

Было несколько звонков. Дескать, мы знаем, что ваш муж находится в плену. Переведите деньги — поможем освободить. Один аферист представился сепаратистом и сказал, что Паша сидит у них в подвале в Дебальцево. Потребовал 14 тысяч гривен, но с мужем поговорить не дал. К тому же я вскоре выяснила, что в день этого звонка в Дебальцево еще стояли украинские военные.

Недавно вроде бы совпал тест ДНК. Но сердце подсказывает, что он жив. Снится мне, что жив и обещает вернуться! Буду добиваться повторной экспертизы. Я верю, что муж вернется. Живым или мертвым. И честь его отстою.

Если кто-нибудь что-нибудь знает о Павле Пивоваренко, позвоните (093) 309−44−59, напишите на е-mail: [email protected]

Cветлана Пивоваренко, Киев

***
Здравствуйте, уважаемая редакция! В зоне АТО пропал мой сын, Макарчук Юрий Валентинович, 1992 года рождения. Мы похоронили тело солдата, тест на ДНК которого совпал по мне (матери) якобы на 99 процентов, а по отцу — только на 40 процентов, как своего сына. Однако, когда позже приехали в Новоград-Волынский на открытие мемориальной доски в честь воинов, погибших в АТО, одна из волонтеров, услышав фамилию сына, воскликнула: «Такая фамилия мелькала где-то среди пленных в Ростове!» И материнское сердце подсказывает мне: Юра жив… Я тут же вспомнила, что когда в Днепропетровске нам и другим родителям выдавали останки якобы нашего Юры и еще двух ребят, по документам погибших в один день, степень разложения тел оказалась разной! Это только усилило степень нашего недоверия к экспертизе.

На войну Юру призвали в марте 2014 года, в 30-ю механизированную бригаду, комендантский взвод. Пропал 8 августа в районе села Мариновка Донецкой области. Их БРДМ-2 попал в засаду. Во время перестрелки Юра то ли спрыгнул, то ли упал с машины, и его дальнейшая судьба неизвестна. Результаты тестов ДНК тела, найденного и опознанного как тело моего сына, не совпали. Мы обращались к волонтерам, в организацию «Черный тюльпан». К поиску подключились местные жители, Международный Красный Крест. Искали по больницам и моргам…

Сыночек часто снится мне, что возвращается домой худой и измученный. Гадалки, экстрасенсы и биоэнергетики в один голос твердят, что сын был тяжело ранен, но выжил.

Свидетели боя говорят, что даже после отхода группы наших солдат в том районе была слышна перестрелка. Возможно, это стрелял наш сын, защищая раненого боевого товарища, который тоже пропал… А в списках ополченцев за сентябрь прошлого года Юра и двое его товарищей числятся в плену. Есть предположение, что их вывезли в Россию.

Особые приметы Юры: рост 170 сантиметров, волосы черные, глаза серо-карие, на ладони правой руки поперечный шрам между запястьем и мизинцем, на груди маленький шрам. Если есть хоть какая-то информация о моем сыне, пожалуйста, позвоните в редакцию газеты «ФАКТЫ» по тел. (044) 486−97−98.

Наталья Макарчук, мама Юрия Макарчука.
Емильчинский район, Житомирская область

***
Просим оказать помощь в розыске Пальгуева Александра Сергеевича, 1992 г. р. Последний раз вышел на связь 12 августа прошлого года из Донецкого региона. В sms-ке сообщил: «Стираю вещи. Пока есть свободное время». На этом связь оборвалась. Его телефон находится в сети уже год, но на звонки отвечает незнакомый мужской голос: «Он на задании». 20 августа 2014 года волонтеры сообщили, что Саша погиб того же 12 августа. При опознании тела нам была предоставлена лишь фотография головы (3,5—4,5 см). Во время похорон гроб не вскрывался. Но после них появилась информация о том, что Сашу видели в СБУ Донецка. Больше ничего не известно.

Рост: 175—180 см, глаза серо-голубые. Особые приметы: прихрамывает, глубокий шрам на левой ноге в области паха.

Заранее благодарим всех, кто предоставит любую информацию о нашем Саше.

Моб. телефоны (096) 415−72−68 и (096) 418−63−92 — родители Александра и его девушка Стефания

***
Неоголошена вiйна

Iде вiйна, як хтось сказав, гiбридна,
Та боляче як матерi менi,
Що гинуть нашi, українськi, дiти
На цiй неоголошенiй вiйнi…
Нiхто й нiколи не очiкував,
Що зброю вiзьмемо до рук,
Що «старший брат», колишнiй родич,
На землю нашу налетить, як крук.
Палають i мiста, i селища,
I сиплють «Гради» свiй вогонь,
А ми не вiримо i досi ще,
Що ворог наш не здалеку прийшов.
Не має значення: гiбридна ця вiйна чи оголошена,
Обличчя у кровi має вона,
А ворог — вiн завжди непрошений,
I горя прiрву вiн несе без дна.
Потрiбно одностайно нам вставати
I гнати ворога до крайньої межi!
Тому звертаюся до всiх як мати:
Плiч-о-плiч станьмо, українцi всi!..

Корнiяченко Лiдiя Григорiвна, село Засулля
Лубенського району Полтавської областi

Консультация «ФАКТОВ»

«Добрый день, уважаемые журналисты!

У нас в офисе появилась коробка с надписью «На протезы воинам АТО», в которую люди добровольно складывают крышки от пластиковых бутылок. Оказывается, есть такая технология, позволяющая переплавлять пластиковые крышки и делать из них протезы. Волонтеры собирают крышки по разным организациям и в местах скопления людей, а затем передают их тем, кто делает протезы. Начинание очень похвальное, но разве в Украине нет бесплатного протезирования для воинов АТО?"

Светлана Войтенко, Киев

Действительно, протезирование и ортезирование (реабилитация людей с различными деформациями конечностей и позвоночника с помощью ортезов — бандажей, корсетов, стелек и ортопедической обуви) участников АТО в Украине осуществляется за счет бюджета, разъяснили «ФАКТАМ» в Государственной службе Украины по делам ветеранов войны и участников антитеррористической операции. Этот процесс регулируется в соответствии с Порядком обеспечения техническими и другими средствами реабилитации инвалидов, детей-инвалидов и других отдельных категорий населения, утвержденном постановлением Кабмина № 321 от 5 апреля 2012 года.

Вместе с тем для участников АТО законодательством определено бесплатное протезирование (ортезирование) за рубежом изделиями повышенной функциональности (постановление Кабмина № 518 от 1 октября 2014 года), на что в государственном бюджете предусмотрены соответствующие средства. Размер денежной помощи на протезирование за границей (ортезирование) одной конечности не может превышать 900 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц, то есть 1 миллион 96 тысяч 200 гривен. В отдельных случаях эта сумма может быть увеличена, но не более чем вдвое.

Кроме того, Госслужба занимается организацией протезирования за границей, а также осуществляет еженедельный мониторинг ситуации и персональных потребностей участников АТО, нуждающихся в протезировании (ортезировании) или обеспечении другими видами технических средств реабилитации.

В связи с вышеизложенным, служба просит СМИ при подготовке статей, сюжетов и программ учитывать этот комментарий и гарантированное государством право участников АТО на бесплатное обеспечение техническими и другими средствами реабилитации, в том числе протезированием (ортезированием).

Дорогие читатели!

Ваши письма, вопросы, поздравления и рисунки мы ждем по адресу: 4 116 Киев, улица Ванды Василевской, 27/29, редакция газеты «ФАКТЫ» с пометкой «Полевая почта» и по электронному адресу: [email protected]

На странице «Полевая почта «ФАКТОВ» вы можете поздравить с днем рождения своего друга, побратима, сослуживца, маму, сына, брата, жену или другого близкого человека и заказать для него любимую песню. А прослушать эту песню можно будет на нашем сайте.

Пишите нам по адресу: 4 116 Киев, улица Ванды Василевской, 27/29 или по электронному адресу: [email protected]

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!

Киев
+1

Ветер: 4 м/с  С
Давление: 750 мм