БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Житейские истории герои не умирают

Вдова Героя Украины Сергея Цымбала: "Муж четыре раза ходил в военкомат, но его всё не брали..."

6:00 5 декабря 2015   6375
Сергей Цымбал

Орден «Звезда Героя», который Сергею Цымбалу присвоили посмертно, президент вручил его вдове Лилии и четырехлетнему сыну. Сергей погиб в бою еще в октябре прошлого года, но о смерти папы женщина рассказала ребенку только недавно.

— Первые полгода после трагедии для Сашеньки папа был в командировке, — рассказывает Лилия. — По выходным я привозила сыну подарки, говорила, что их передал папа… Чтобы ребенок не думал, что Сережа о нем забыл. Теперь сын уже знает, что папа на небе и он герой, который погиб, спасая товарищей. Еще Сашенька знает, что в родном Ставище в честь папы названа улица, а в Киеве, в Национальном музее истории Украины во Второй мировой войне, есть папины вещи. Мы приходили в этот музей. Там есть, как говорит Саша, «папин уголок». Его бушлат, две иконки и наша с сыном фотография, которую пробила пуля. Муж всегда носил этот снимок с собой…

Сергея Цымбала не случайно наградили именно 1 декабря — в День прокуратуры. До того как в Украине началась война, он был прокурором Днепровской экологической прокуратуры города Черкассы. Но зимой 2014 года в разгар протестных акций на Майдане неожиданно для всех написал заявление об уходе. Сказал, что не хочет состоять в структуре, которая работает против своих же граждан.

*Орден «Звезда Героя» президент Петр Порошенко вручил вдове Сергея Цымбала. На церемонии присутствовал и маленький сын погибшего бойца

— А ведь Сережа любил свою работу! — говорит Лиля. — Мечтал стать прокурором. Еще работая в налоговой милиции, поступил на судебно-прокурорский факультет в Национальную академию имени Ярослава Мудрого. Получив диплом, стал следователем в прокуратуре Краснодона Луганской области. А уже через год его перевели на должность прокурора в Черкассы.

В отличие от большинства сотрудников правоохранительных органов, муж происходящее на Майдане поддерживал. Тогда же, зимой, Сережа заболел. Находился дома на больничном и не отходил от телевизора — следил за событиями на Майдане. Говорил, что сам хочет туда поехать. Я отговаривала, просила не оставлять меня с сыном одну. Муж вроде бы прислушался, вышел на работу. Но потом пришел и сказал: «Буду увольняться. Ты же видишь, что происходит в этой структуре. Прошу тебя, поддержи меня». Я поддержала. Он уволился, и мы переехали в наш родной город Ставище Киевской области.

В Ставище Сергей Цымбал вместе с друзьями занялся формированием отряда местной самообороны. Но вскоре началась мобилизация в связи с событиями в Крыму. Не дожидаясь повестки, Сергей пошел в военкомат.

— Но его не взяли, несмотря на хорошую военную подготовку, — вспоминает Лилия. — О своем первом походе в военкомат Сережа мне рассказал — мол, пошел добровольцем. Я расплакалась: «Каким таким добровольцем?» «Я не трус какой-нибудь, чтобы отсиживаться дома», — услышала ответ. Надеялась, что, раз его не взяли, муж будет терпеливо ждать повестку. Но вскоре от знакомых узнала, что он опять ходил в военкомат. И так четыре раза.

— В конце концов взяли?

— Нет. Тогда он и решил идти в добровольческий батальон. Ни мне, ни родителям об этом не сказал — понимал, какой будет реакция. 21 июля прошлого года у нас был абсолютно обычный день. Проснулись, я отвела сына в садик. В те дни у него как раз был сломан мобильный телефон. Я ждала, что вечером он вернется, но мужа не было. 22-го у меня был день рождения. Я уже места себе не находила, когда мне сказали: мол, его опять видели возле военкомата. Я помчалась туда. Прибегаю, а мне говорят: «Цымбал? Так он уже в „Десну“ уехал, на учения». Оказалось, супруг записался в 25-й территориальный батальон «Киевская Русь». Всеми правдами и неправдами разыскала телефон парня из этого батальона. Тот сказал, что, как только приедет в «Десну», даст моему мужу трубку. Вечером звонок с незнакомого номера: «Лилу (Сережа всегда так меня называл), любимая! С днем рождения! Ты же знаешь, я не мог сидеть дома». «Я к тебе приеду, — сказала. — Прямо сейчас!» — «Не надо. Тебя сюда не пустят».


*Когда Сергей уехал в «Десну» на учения, жена не раз приезжала к нему туда с сыном

Пустили. Через два дня я уже была в учебном центре «Десна». Купила мужу новый мобильный телефон, привезла много еды. Я потом еще не раз к нему приезжала. Брала с собой нашего сына Сашеньку. Так было до тех пор, пока в августе Сережу не отправили в зону АТО.

Лилия и тогда пыталась остановить супруга. Вместе с сыном и братом приехала на железнодорожную платформу и в прямом смысле сняла его с поезда.

— Просила мужа перевестись в спецподразделение, чтобы в зоне АТО выполнять специальные задания, — объясняет Лилия. — Как раз появилась такая возможность. А Сережа в свое время служил во Французском иностранном легионе. Профессионально занимался рукопашным боем, участвовал в чемпионатах Украины. У него была хорошая подготовка, его взяли бы в спецподразделение. Безопаснее ли это, чем просто воевать? Не уверена. Но в тот момент мне так казалось. Я вроде бы его даже уговорила. Но процесс оформления в это спецподразделение — дело не одного дня. А Сережа не мог ждать, когда на востоке погибали наши бойцы. И через несколько дней все равно уехал к ребятам из своего батальона, которые находились под Дебальцево.

Когда прибыл к своим, сослуживцы очень ему обрадовались: «Легионер» вернулся!" Такой позывной Сережа получил, потому что служил в миротворческом легионе. Сослуживцы называли его душой батальона. До сих пор называют…

— Так и есть, — говорит снайпер Виктор Хомяк. — В нашем добровольческом батальоне собрались люди разных профессий — бизнесмены, учителя, строители, милиционеры. Но прокурор у нас был один. Его история всех удивила — мог бы сидеть в кабинете, получать зарплату и вообще не думать о том, что здесь происходит. Его на фронт никто не забрал бы. А он все бросил и пошел на войну.

У «Легионера» было удивительное качество — что бы ни происходило, он умел переключиться, подбодрить нас. О том, каким он был в разведке, можно рассказывать очень долго. Благодаря ему мы не раз оставались живы. Спасал мирных жителей.

— Побратимы стали для него второй семьей, — рассказывает Лилия. — Как большой любитель спорта он еще на полигоне в «Десне» оборудовал для ребят спортивную площадку с турниками. А когда на десять дней приехал в отпуск, купил на одолженные деньги внедорожник. Не для себя — для фронта. Это был подержанный «Мицубиси» 90-х годов. Сережа сам сделал из него военный автомобиль. Весь отпуск провел в гараже. Я не обижалась — видела, как для него это важно.

Муж вернулся с войны другим. Сильно похудел. Глаза стали как будто… стеклянными. Вроде бы смотрит на тебя, улыбается, а взгляд отрешенный. Сережа перестал ценить материальное. Вещи, деньги, недвижимость — все отошло на второй план. Единственное, что теперь имело для него значение, — это семья, родители и побратимы. Пока он был в отпуске, мы успели отметить день рождения сына… Казалось, я смирилась с мыслью, что Сережа опять уедет на фронт. Но когда это случилось, села в машину и помчалась за ним… «Езжай домой!» — закричал муж, увидев, что еду следом. Но я вроде как не слышала… Уже на трассе Сережа поехал быстрее, и поняла, что не могу за ним угнаться… Не догнала.

Утром он позвонил. Сказал, что нормально доехал, что любит меня и Сашеньку. Находясь на передовой, мог в три часа ночи прислать sms-ку: «Вы с сыном — смысл моей жизни» или «Я живу ради вас. Помни об этом». Я часто перечитываю эти сообщения. Шестого октября утром мы созвонились. Сережа сказал, что была тяжелая ночь и ему нужно отоспаться. Договорились, что он сам позвонит. Я ждала звонка весь день. Потом не выдержала и позвонила. Его телефон был отключен. На второй день, 7 октября, он по-прежнему был вне зоны доступа.

— В тот день в разведку должен был идти другой солдат, — вспоминает снайпер Виктор Хомяк. — Но «Легионер» был крепкий, высокий и к тому же не раз ходил в разведку. Поэтому выбрали его. Сережа первый услышал шорох и заметил засаду врага — 15 российских спецназовцев, которые окружали со всех сторон. Они были примерно одного роста, одинаково одеты. Позиция Сергея была ближе всех к врагу.

По словам сослуживцев, один из бойцов батальона, который был неподалеку, не отвечал по рации, и «Легионер» бросился ему на помощь. Открыв огонь из пулемета, дал другим ребятам возможность отступить и тем самым спас им жизнь. Пока они отступали, шел неравный бой. Сережа отстреливался до последнего.

— В тот день (теперь я уже знаю, что именно в это время шел бой) мне вдруг захотелось сказать Сереже, как сильно я его люблю, — признается Лилия. — Не смогла дозвониться и написала под нашей фотографией в соцсети: «Любимых не встречают дважды. Любовь бывает только один раз».

Сейчас маленький Саша часто просит маму, чтобы она рассказала ему о папе. Лилия рассказывает. Они с сыном каждую неделю приезжают на кладбище.

— Через полгода после смерти мужа я привела Сашеньку к Сереже на могилу и сказала: «Здесь мы будем встречаться с папой. Ты не сможешь его видеть, но он рядом», — продолжает Лилия. — «А где он живет?» — спросил сынок. «На небе», — ответила я. Когда мы идем на кладбище, сын обязательно берет с собой любимое папино лакомство — шоколадный батончик и бутылку «Пепси». Половину батончика съедает сам, а половину оставляет на могиле. А недавно сын сказал: «Мам, если папа на небе, давай полетим к нему на самолете. Ведь самолет поднимается так высоко! Вдруг мы там встретим папу?»

В память о муже Лилия Цымбал вместе с лучшим другом Сергея Вадимом создала благотворительный фонд для поддержки профессиональных и любительских видов спорта. Организация так и называется «Фонд имени Сергея Цымбала».

— Цель фонда — помогать молодым спортсменам, — объясняет Лилия. — Муж занимался боксом, рукопашным боем, панкратионом, кикбоксингом, футболом, и еще многими другими видами спорта. Ему понравилась бы эта идея. Спасибо всем, кто мне помогает. Это Сережины родные, друзья, сослуживцы, однокурсники.

Память о Сергее сплотила много людей. В этом году в Ирпене при поддержке Федераций панкратиона, джиу-джитсу и бокса прошли турниры памяти Сергея Цымбала. В организации помогло еще и руководство Налоговой академии, где муж в свое время получил два высших образования. Теперь каждый год будем проводить турниры. Хотелось бы открыть спортивный клуб имени Сергея Цымбала.

Еще вместе с Сережиными друзьями и его побратимом Ромой мы сняли о муже фильм. Он короткий, но для меня это важно. Точно так же важна и награда, которую мы получили от президента. Долго этого добивались, подавали документы. Это благодарность мужу за все, что он сделал для меня, сына, своей мамы. Он всегда нас оберегал. Мама тоже не раз говорила мне, что с ним была как за каменной стеной. Это и неудивительно, ведь все самое лучшее, что было в Сереже, воспитала в нем она…

Сынок, кстати, старается меня защищать, как это делал Сережа. Если видит, что я плачу, обнимает: «Мамочка, не расстраивайся. Я твой Котигорошек. Никому не дам тебя обидеть. У меня же есть большая булава». За несколько дней до гибели Сережи Сашенька успел рассказать ему по телефону первый стишок про кошку Муру. Муж так обрадовался, что поехал в Дебальцево и выбрал сыну подарок — теплый свитерок. Но подарить его не успел… Уже после гибели мужа этот подарок Сашуне передали добрые люди.

Если бы только Сережа мог услышать, как хорошо уже говорит наш сынок! Надеюсь, он слышит. Муж часто передает нам знаки — родные запахи, совпадения обстоятельств, помощь в, казалось бы, нереальных ситуациях… Я чувствую, что он рядом.

Фото в заголовке из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— Люся, а зачем столько кактусов у тебя на окне? Небось, чтобы мужики не залезали? — Нет, Катя, чтобы не выпрыгивали...

Киев
-3

Ветер: 4 м/с  C
Давление: 747 мм