Украина Глазами очевидца

"Мир в Славянске сегодня неоднозначен, но все же это мир"

7:15 19 апреля 2016   3731
освобожденный Славянск
Вера ЖИЧКО, «ФАКТЫ» (Донецк)

Ровно два года назад был захвачен Славянский горотдел милиции, с которого началась оккупация города боевиками

В апреле 2014 года в захваченном российскими диверсантами и местными сепаратистами Славянске на улицу вышли патрули, в составе которых были боевики и милиционеры, перешедшие под их контроль. Вспоминая события двухлетней давности, очевидцы говорят, что их не покидало ощущение, будто они присутствуют в театре абсурда. Только кровавом, где людей убивают по-настоящему.

— Картина была сюрреалистической, — рассказывает об апрельских событиях 2014-го их очевидец — редактор городского информационного портала Славянска и тогдашний депутат местного горсовета Олег Зонтов (на фото). — Перед тем как заступить на патрулирование, милиционеры приходили в горотдел, чтобы получить у боевиков свое же табельное оружие. Милицейские арсеналы остались в захваченном здании Славянского горотдела милиции. Сотрудники освободили место для боевиков, а сами переместились в здание поскромнее — районного отдела милиции.

Напомним, утром 12 апреля 2014 года местные журналисты, среди которых был и Олег Зонтов (возглавлявший Славянскую городскую организацию Союза журналистов Украины), высаживали в городском парке аллею в честь коллеги — Игоря Александрова, руководителя местной телекомпании «ТОР», убитого в июле 2001-го. Услышав выстрелы возле здания милиции, участники субботника бросились туда и стали свидетелями его захвата. Тогда они впервые увидели вооруженных до зубов «зеленых человечков». В то время российский диверсант Игорь Гиркин с позывным «Стрелок» уже находился в захваченном здании Славянского городского СБУ, контролируя диверсионную группу…


*В штурме Славянского горисполкома принимали участие профессиональные российские военные «Бес» (Игорь Безлер) и «Абвер» (Сергей Здрылюк) и отпетые уголовники, такие как «Бабай». Фото Романа Губы, специально для «ФАКТОВ»

Журналисты начали снимать происходящее, задавать вопросы. То же самое делал и Олег Зонтов, в результате чего едва не пострадал. Один из боевиков в экипировке без опознавательных знаков (как впоследствии выяснилось, это была небольшая диверсионная группа «ГРУшников» из России, руководившая «народным ополчением» при захватах админзданий в населенных пунктах Донбасса) натравил на Зонтова группу местных «ополченцев». Олега чуть не задушили и уже собирались взять в заложники. Спасло журналиста заступничество тогдашнего городского головы Нели Штепы. Она сама была поражена истинным лицом «русского мира», который еще недавно поддерживала.

— Люди начали пропадать и попадать в плен с первого же дня оккупации города, — рассказывает Олег Зонтов. — По данным милиции, за время оккупации в Славянске без вести пропали 59 человек, а погибли 134. Эти события раскололи мою жизнь и жизнь моих земляков на «до» и «после». Я старался лишний раз не появляться на улице. Город патрулировали сепаратисты и милиционеры, перешедшие на их сторону. Оккупанты дали милиционерам позывные: «Шашлык», «Дух», «Тандыр».

По приказу боевиков местная милиция выезжала на задержание людей, несла вахту у захваченных админзданий, в том числе горисполкома, где командовал самопровозглашенный мэр Вячеслав Пономарев.


*Самопровозглашенный мэр Славянска Вячеслав Пономарев в здании горисполкома

При этом милиционеры, перешедшие на сторону боевиков, продолжали получать зарплаты и премии из бюджета Украины. Подтверждением открытого предательства стали выводы служебной проверки Министерства внутренних дел. Этот документ, подписанный министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым, Олег Зонтов опубликовал у себя на странице в соцсети, а также на городском портале новостей Славянска.

Из опубликованных выводов служебной проверки МВД о «неправомерных действиях отдельных работников милиции Славянска» следует, что из милиционеров, перешедших в подчинение боевиков, были сформированы боевые группы «Тайфун», «Смерш», «Черепашки» и прочие. Они заступали на службу совместно с боевиками, охраняли митинги сепаратистов. И получали премии из госбюджета Украины. Согласно платежным ведомостям за 16 апреля 2014 года «помощнику оперативного дежурного дежурной части Славянского горотдела милиции установлена выплата премии в размере 154 процента», другому помощнику дежурного — 166 процентов. Начальник милиции Александр Давыденко и его заместитель Владимир Белянин выписали себе двойные зарплаты: за апрель Давыденко получил около семи тысяч гривен, а в июне — уже свыше 13 тысяч зарплаты.

Часть милиционеров приняла участие в незаконных задержаниях людей. Из выводов служебной проверки МВД следует, что «работники Славянского ИВС (изолятора временного содержания. — Авт.) содействовали боевикам „ДНР“ в организации структуры наказания задержанных людей». Данные о помещенных в ИВС Славянского горотдела милиции заносились в журнал, о задержанных также докладывали коменданту захваченного Славянска Глебу Сидичу с позывным «Адвокат» и «замминистра обороны ДНР» Сергею Здрилюку с позывным «Абвер». Эти предатели Родины принимали решения о проведении допросов, которые сопровождались пытками, и затем назначали наказание. Если человека не расстреливали, то он попадал в «штрафбат» и использовался на «общественных работах» — рытье окопов, уборке территории и даже в боевых действиях, куда его вели под дулом автомата.

Материалы этой проверки были направлены в Генеральную прокуратуру. О том, что кто-либо из сотрудников милиции был осужден за предательство, сведений нет.

— Часть сотрудников милиции города с ведома руководства горотдела (что отражено в тех же выводах министерского служебного расследования) разъехалась, в том числе в аннексированный Крым и Россию, — рассказывает Олег Зонтов. — И большинство из них в город не вернулись. Кто-то сбежал из Славянска после его освобождения. Но я знаю тех милиционеров, которые покидали город, чтобы не сотрудничать с оккупантами. А когда вернулись, были уволены за прогулы.

После похорон депутата Горловского горсовета Владимира Рыбака, который был похищен с митинга сепаратистов в Горловке и 17 апреля убит в Славянске, Олег Зонтов принял решение уехать из Донецкой области.

Он узнал, что его имя значится в черных списках, которые есть у боевиков на блокпостах. В эти списки попадали проукраински настроенные граждане, а также депутаты горсовета, местные бизнесмены, руководители предприятий, которых террористы намеревались подчинить себе. Человека из списка могли задержать не только на блокпосту, но и выкрасть из дому или на улице.

Чтобы еще какое-то время следить за событиями в Славянске и в соседнем Краматорске, Олегу пришлось изменить внешность. Тем не менее он уже не мог чувствовать себя в безопасности, даже находясь дома. На внеочередные сессии Славянского горсовета в захваченное здание городской администрации Олег Зонтов не пошел. На этих сессиях 28 и 30 апреля 2014 года депутаты единогласно проголосовали за то, чтобы узаконить правление «народного мэра»: Вячеславу Пономареву была придумана несуществующая должность — «председателя исполнительного комитета горсовета», а Неля Штепа под давлением оккупантов сложила с себя полномочия мэра.

— Присутствовавшие на тех внеочередных сессиях 42 человека единогласно проголосовали за передачу помещений здания горсовета в собственность незаконного военизированного формирования «Славянская народная дружина», — рассказывает Олег Зонтов. — Эта «дружина» объединила боевиков. То есть захват здания бандой диверсантов, сепаратистов и предателей был узаконен на местном уровне. И эта же сессия приняла решение о подготовке в Славянске к печально известному референдуму о провозглашении «Донецкой народной республики», который прошел в Донецкой области 11 мая.

Мой собеседник не согласен с тем, что Неля Штепа стала единственной коллаборанткой, которая предстала перед судом за сепаратизм. По словам Олега Зонтова, в первые дни оккупации города он созванивался со многими высокопоставленными чиновниками, и никаких указаний по поводу того, что делать, они не давали:

— Я и сам звонил, и мне звонили как журналисту и депутату горсовета. Но к кому бы мы тогда ни обращались, все советовали: «Держитесь» — и все, больше никакой конкретики.

После освобождения Славянска Олег вернулся в город и больше года, вплоть до местных выборов, фактически исполнял обязанности мэра.

— Я сначала не здоровался с теми, кто два года назад занимал другую позицию и даже открыто мне угрожал. Но затем служебные обязанности вынудили нас общаться, — признается Олег Зонтов. — А сейчас, глядя на города, в которых война все еще продолжается, я думаю, что тот неоднозначный мир, который наступил в Славянске, это все же мир. Вернуть под контроль Украины территории, которые сейчас находятся под властью оккупантов, мы сможем, только если покажем, что при украинской власти людям живется лучше. Нужно постоянно говорить о том, что захваченные территории — неотъемлемая часть Украины и что мы не забыли о людях, ставших заложниками оккупантов.

Как удалось узнать «ФАКТАМ», из славянских милиционеров, нарушивших присягу в те апрельские дни, приговорен к восьми годам лишения свободы лишь один. Он подал апелляцию. А бывший начальник славянской милиции и его заместитель находятся в бегах. Дело бывшего начальника милиции Александра Давыденко, которого обвиняют в служебной халатности, создании и участии в террористической организации, передано в суд Славянска, но слушание еще не началось. В какой стадии находятся остальные уголовные производства, касающиеся славянских правоохранителей, сколько их открыто и какие суды их рассмотрели, узнать тоже непросто. Для соблюдения объективности Генеральная прокуратура передала их расследование в другие регионы страны.


*На освобождение Славянска от сепаратистов понадобилось почти три месяца

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  В
Давление: 749 мм

Выходит утром на крыльцо теща с метлой в руках. Зять ее спрашивает: « Что это вы, мама, подметать собрались или куда-то летите?»