Украина ничего святого

Татьяна Сокольцова: "Чтобы попасть на могилу к дочери, мне приходится топтаться по чужим надгробиям"

8:45 22 сентября 2016   2088
кладбище
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

На Западном кладбище Одессы администрация в нарушение всех норм устроила «детский уголок», где хоронят только малышей, причем впритык друг к другу. Родителей лишили возможности быть погребенными рядом со своими детьми

В редакцию «ФАКТОВ» обратилась одесситка Татьяна Сокольцова — мама умершей девочки, о которой мы писали в июне этого года. Напомним: восьмилетняя Юля Сокольцова страдала кардиомиопатией, которая развилась у нее вследствие некачественной прививки. Юле требовалась срочная трансплантация. В индийской клинике «Фортис» девочку готовы были принять в любую минуту, деньги на операцию нашлись, санавиация была заказана. Но Министерство здравоохранения Украины вовремя не предоставило в Индию необходимое гарантийное письмо. Из-за бюрократических проволочек Юлечка умерла, так и не дождавшись операции.

*Юля Сокольцова

На днях мама девочки Татьяна обратилась в редакцию за помощью: администрация Западного кладбища Одессы, где похоронена ее дочь, ввела невиданное новшество — «детский уголок». То есть на определенной части кладбища теперь хоронят исключительно детей, причем так близко друг к другу, что родные подчас с трудом могут протиснуться сквозь чужие венки, чтобы подойти к могилке своего ребенка. Не говоря уже о том, что теперь они лишились своего законного права в будущем быть похороненными рядом с сыном или дочкой.

— Когда Юлечка умерла, я уже знала, что буду хоронить ее на Западном кладбище, — рассказывает «ФАКТАМ» Татьяна Сокольцова. — В самой Одессе кладбища старые и закрытые, здесь погребения уже запрещены. Я заключила договор с бюро ритуальных услуг, заплатила 947 гривен за копание могилы, установку креста и временной таблички, формирование холмика. Выбрать место у меня возможности не было — администрация кладбища сама его указывала. Когда в день похорон мы приехали к месту, то увидели, что на том пятачке сплошь и рядом были только детские могилки. Крестики, кое-где памятники с красивыми личиками малышей. Таблички с надписями «Сашенька», «Настенька»… И хотя в тот день я была убита горем и с трудом соображала, что происходит, все равно ужаснулась.

Когда гроб с телом Юлечки закопали, я увидела, что почти впритык к ее могиле выкопана новая яма. Меня это насторожило, но в день похорон своей дочки было не до того. Я не могла что-то выяснять, устраивать скандал. На следующий день в той яме похоронили мальчика. Чуть позже с другой стороны от нашей могилы — еще одного ребенка. Его родители поставили оградку, калитка которой открывалась как раз над тем местом, где лежит моя дочка. То есть, чтобы зайти на их территорию, нужно было в прямом смысле потоптаться по могиле моей дочери. Я этого допустить не могла: заставила соседей перенести калитку на другую сторону. А недавно с третьей стороны от могилы Юлечки похоронили еще одного малыша. Что мне теперь делать? Ведь фактически приходится топтаться по чужим могилам, чтобы обойти Юлечкину и на ней поубирать. Если же я захочу поставить дочке оградку, она окажется прямо на надгробиях соседей!


Я возмутилась, пошла к администрации разбираться. Мне ответили, что оградки на той части кладбища ставить запрещено — места нет. Сказала им, что это нарушение наших прав и закона. Да и сама идея «детского уголка» кажется мне безумной. «Мы это не сами придумали, а сделали по многочисленным просьбам родителей усопших детей», — услышала в ответ. Вы можете придумать что-то более несуразное? Какие «многочисленные просьбы»! Что, папы и мамы заранее приходили на кладбище и просили устроить «детский уголок», чтобы когда их ребенок умрет, похоронить его среди других детей?

Татьяна стала обивать пороги госучреждений. Писала жалобы в администрацию Западного кладбища, горисполком, областную администрацию, звонила на горячую правительственную линию.

— Согласно Закону Украины «О похоронах и похоронном деле», а также соответствующему постановлению Кабинета министров от 2012 года, расстояние между могилами должно быть не менее пятидесяти сантиметров, а между рядами — не меньше метра, — говорит Татьяна. — Но о том, каким должен быть минимальный участок земли, положенный на одного человека, никто сказать не может. Спрашивала об этом в Департаменте городского хозяйства при Одесском горсовете. Отвечают: «Длина могилы — 2 метра 20 сантиметров, ширина — метр, глубина — полтора метра». При чем тут могила, если речь идет об участке? Задаю тот же вопрос администрации кладбища. Молчат. Пишу жалобу — не хотят ее регистрировать, потому что… у них нет книги учета. Прихожу с журналистами на прием к начальнику КП «Специализированное предприятие коммунально-бытового хозяйства», курирующему все городские кладбища, — он попросту сбегает.

«ФАКТЫ» позвонили в «Специализированное предприятие коммунально-бытового хозяйства», в ведении которого находится городской крематорий и все кладбища Одессы. О заявлениях Сокольцовой здесь знали, но общаться со мной никто не захотел. Директор Западного кладбища Одессы Ирина Приус тоже сказала, что проблему знает, но комментировать ничего не будет. И бросила трубку.

— Я знаю, почему никто не может дать вразумительного ответа о размере положенного мне участка, — горестно вздыхает Татьяна Сокольцова. — Ведь по закону для кладбища выделяется земля из расчета 0,24 гектара на тысячу человек. Это значит, что каждому положено по 2,4 квадратных метра. А не полтора метра, которые достались мне. Зачем нам «урезают» землю, тоже понятно. «Излишки» потом продадут более богатым людям для захоронения их родственников. По нормам все будет совпадать — 0,24 гектара на тысячу человек. Только у нас будет лоскуток, где негде даже оградку поставить, а у богачей — семейные склепы. Но я этого так не оставлю: пойду в прокуратуру, полицию, суд. Не позволю, чтобы над моим ребенком, который столько отмучился за свою недолгую жизнь, издевались после смерти.

Читайте также
Новости партнеров

Разговор двух девочек в детском саду: — А у меня папа новый! — А как его зовут? — Дядя Миша. — Петренко? — Да. — А-а! Этот хороший! Он у нас в прошлом году папой был.