БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Особый случай

"С собакой в метро нельзя. Или оставляйте ее здесь, или добирайтесь домой на такси"

6:30 12 апреля 2017 6567
Анатолий Варфоломеев

После того как в Киеве поздно вечером слепого мужчину не пустили в метро с собакой-поводырем, в столичном метрополитене начали разрабатывать новые правила пользования подземкой

Этот инцидент произошел на днях в Киеве. 29-летнего незрячего Анатолия Варфоломеева не пустили в метро с собакой-поводырем. В результате поздно вечером мужчина вынужден был добираться домой на такси. «Вот так моя поездка на метро с собакой обошлась мне в 110 гривен», — написал на своей странице в «Фейсбуке» Варфоломеев. При этом еще целый час Анатолий пытался вызвать такси. Многие диспетчеры, узнав о том, что их клиент незрячий, да еще и с собакой, отказывались выезжать по вызову.

— Я тогда добрался домой лишь в половине первого ночи, — говорит Анатолий Варфоломеев. — Так намучился, что решил: собаку-поводыря в ближайшее время не буду больше брать с собой в подобные поездки.

В принципе, я нормально ориентируюсь с тростью. Спокойно езжу в метро. Но в этом виде транспорта меня могут подстерегать неприятности. Двери в здание метрополитена, как правило, очень тугие. И далеко не всегда впереди идущий человек их придерживает — можно получить травму. А собака-поводырь обучена идти вперед, только когда нет никаких препятствий или опасности.

Когда иду по улице, мой лабрадор Тайгер обходит лужи, ямы и скамейки, не дает столкнуться с человеком. С поводырем передвигаться все-таки легче. Но я бы, возможно, и дальше обходился без него, если бы не те неприятные случаи, которые произошли со мной в метро.

В метрополитене существует правило: если незрячий человек заходит на станцию, до поезда его должен сопровождать сотрудник метро. Перед тем как сесть в вагон, меня спрашивают, до какой станции я еду. А в конце пути меня должен встретить другой работник метро, который обязан сопроводить до выхода. Чаще всего так и происходит. В киевском метрополитене меня хорошо знают. Но несколько раз в ожидании сопровождающего приходилось стоять минут двадцать. Мне потом объясняли, что в тот момент у них не было свободных сотрудников.

Один раз я стоял-стоял, да, так никого и не дождавшись, пошел в сторону гудящего эскалатора. Как вдруг ко мне кто-то подошел, взял под локоть и молча куда-то повел. Оказалось, надо мной сжалилась техничка. Она мыла перрон и увидела, как долго я стою, не решаясь идти. Женщина провела меня по переходу на другую станцию прямо к выходу.

Именно после этого случая я решил завести Тайгера. Мой поводырь, хотя ему всего год, очень многое умеет. Его тренирует кинолог из госслужбы по чрезвычайным ситуациям.

— В тот день, когда произошел инцидент, вы впервые спустились в подземку с собакой-поводырем?

— Да. Мне предстояло ехать в вечернее время в незнакомое место, и подумал, что с Тайгером сделать это будет легче. Я начинал свой путь от станции метро «Черниговская». Сначала работница станции не хотела пускать меня в метро, но все-таки удалось ее уговорить. Собака с намордником, имеет все справки. Нас впустили. А вот когда в половине десятого вечера я уже возвращался домой, на станции метро «Университет» начались серьезные неприятности.

При проходе через турникет меня остановила контролер. «С собаками нельзя», — категорично сказала она. «Это не просто собака, это мой поводырь», — попытался объяснить женщине. «Все равно нельзя», — резко ответила она. Конечно, я расстроился. Был вечер, я находился далеко от дома. Но работница метрополитена строго сказала: «Поезжайте туда, куда вам надо, наземным транспортом». Только как? Я находился в незнакомом месте, не знал номеров маршруток, не знал, как оттуда добраться к себе домой на окраину Киева — живу в районе ДВРЗ, за старой Дарницей.


*"Тайгер живет у меня всего полгода. За это время мы стали лучшими друзьями", — говорит Анатолий

— Решил отстаивать свои права, — продолжает Анатолий, — и попросил прочитать то место в правилах пользования метрополитеном, где написано, что незрячему нельзя ездить в метро с собакой-поводырем. «У вас же собака большая? — переспросила работница станции. — Вот у нас написано: «Собаки средних и больших пород должны перевозиться в специальных клетках». «Позвольте, — возразил ей, — это поводырь. И это он должен меня сопровождать, а не я его. Пес обучен всем командам, умеет вовремя спрыгивать с эскалатора». «А если собака травмируется?» — спросила контролерша. «Да я же сам могу ее вовремя подстраховать», — ответил я и продемонстрировал, как это делается. Дал Тайгеру команду: «Барьер!» — и, как только пес подпрыгнул, я наклонился и перехватил его за специальную рукоять на спине, чтобы он не поранил задние лапы на эскалаторе. Однако это представление никак не повлияло на решение работницы метро. «Я же вам сказала: нельзя! И не надо тут мне всякие фокусы с собаками показывать!» — возразила она.

Тогда попросил пригласить начальника станции. Пришла женщина, которая, как выяснилось позже, была кассиром. И контролер, и «начальница станции» говорили со мной на повышенных тонах и стояли на своем: в метро с собакой нельзя, даже если это поводырь.

«Что же мне делать?» — растерянно спросил я. «Можете оставить собаку и проходить, — ответили работницы метро. — Или, если не знаете маршрута, вызывайте такси».

Вместо этого я вызвал полицию. Думал, полицейские помогут решить вопрос. Но они завели меня в свой кабинет (опорный пункт находится в здании метрополитена), взяли показания и отпустили, пообещав позвонить, когда во всем разберутся.

Ничего не оставалось, как добираться домой на такси. Прохожие, к которым я обратился, объяснили, что общественным транспортом до ДВРЗ можно доехать только с тремя пересадками. Подумал, что вряд ли смогу преодолеть этот путь один так поздно вечером, и стал вызывать такси. Но диспетчеры, услышав, что я с собакой-поводырем, либо отказывались выезжать, либо говорили, что свободных машин нет. Только после часа непрерывных звонков меня согласились везти. Домой я добрался в половине первого ночи.

— А в наземном общественном транспорте вы раньше ездили с собакой-поводырем?

— Да. Днем у меня никогда не возникало проблем. Люди относились ко мне с пониманием и не боялись Тайгера, тем более что он был в наморднике. Ведь по работе часто приходится ездить по Киеву. А в незнакомом месте поводырь становится для меня незаменимым помощником.

Анатолий Варфоломеев, хотя и является человеком с ограниченными возможностями, старается жить полноценной жизнью.

— Работаю в массажном салоне, — говорит мой собеседник. — Его основал известный паралимпиец Василий Закревский. Он тоже незрячий. Это первый в Украине массажный салон, в котором работают только незрячие массажисты. Мы не видим, зато хорошо чувствуем. Иногда приходится выезжать к клиентам на дом. Вот тогда и сталкиваюсь на незнакомых улочках с различными препятствиями. В таких ситуациях мой Тайгер незаменим. Теперь же приходится оставлять его дома, потому что большие расстояния по городу преодолеваю именно на метро.

— Как вы потеряли зрение?

— Я родился с одним здоровым глазом. Но и на нем зрение стремительно падало. Когда учился в школе, пытался зарабатывать и много времени проводил у компьютера. Потом устроился на работу — собирал зажимы для штор. Слепой человек не напрягает зрение и делает эту работу на ощупь. А я все же немного видел одним глазом.

Потом со мной произошло еще одно несчастье — я упал с высоты. Причем сразу врачи не нашли у меня осложнений, а когда уже почти ничего не видел, спохватились. Увы, было поздно. Мне сделали пять операций, но в конечном итоге доктора сказали, что время упущено. Сетчатка глаза начала отслаиваться…

Потеряв зрение, я решил не сдаваться. Искал товарищей по несчастью, просил о помощи. Незрячие ребята учили меня ориентироваться в пространстве с тростью. Теперь я и сам являюсь инструктором. Сейчас учу ориентироваться в городе бойца АТО, который потерял на войне зрение. Кроме того, активно занимаюсь спортом. Бегаю полумарафонские дистанции в связке со зрячим спортсменом — гайдой. Прошлой осенью заменил на соревнованиях получившего травму тренера Василия Закревского и занял второе место на международных соревнованиях в Бейруте. В прошлое воскресенье бежал в Киеве пятикилометровую дистанцию наравне со зрячими спортсменами.

— Не страшно бежать, не видя дороги?

— Поначалу было страшно. Но другого выхода у незрячего спортсмена нет, — улыбается Анатолий. — Я должен доверять своему гайде, как и собаке-поводырю. Хочу попасть в паралимпийскую сборную Украины. Надеюсь, это у меня получится. Хочу освоить триатлон.


*Анатолий Варфоломеев (слева) активно занимается спортом и в прошлое воскресенье наравне со зрячими спортсменами участвовал в киевском полумарафоне

— Ваша история с метрополитеном закончилась? Или вы собираетесь продолжать бороться за свои права?

— Буду бороться. На сайте Киевсовета мы с товарищами зарегистрировали петицию, в которой просим власти решить вопрос о том, чтобы в метро пускали незрячих людей с собаками-поводырями. Если и это не поможет, буду обращаться в Европейский суд по правам человека.

— Совместно с Ассоциацией инвалидов Украины мы сейчас разрабатываем новые правила, — сообщила «ФАКТАМ» советник начальника Киевского метрополитена Наталья Макогон. — Будем стараться сделать все, что от нас зависит, чтобы незрячие люди чувствовали себя в метро комфортно.

— То есть скоро незрячие смогут свободно передвигаться в подземке с собаками-поводырями?

— Ну, не в ближайшее время. Надо еще доработать наши изменения, после чего их должны утвердить в Министерстве инфраструктуры. Мы должны проработать механизм сертификации собак-поводырей. Хочу объяснить, почему Анатолия не пустили с собакой в метро. В первую очередь — для безопасности самой собаки. На эскалаторе животное может поранить лапы, хвост. Из-за этого возникнет непредвиденная ситуация — начнется давка, паника, травмируются люди. Да, Анатолий говорил, что его поводырь обучен. Но мы не можем верить всем на слово. Вот если будет соответствующий документ, тогда другое дело.

— Ну, а чисто по-человечески сотрудница метро могла пропустить Анатолия к поезду?

— Нет! Это нарушение правил.

— В конце концов, его могли сопроводить до поезда работники метрополитена, как сказано в правилах.

— Но без собаки! Хочу попросить всех с пониманием отнестись к сложившейся ситуации. Не нужно устраивать провокаций. Мы разрабатываем дополнение к правилам, по которым незрячие смогут передвигаться в метро с поводырем. На это уйдет какое-то время. Нужно просто подождать.

Фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров