БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Украина Зона риска

Мама Александра Шумкова: «Не хотела афишировать информацию о том, что сын был охранником Яроша»

6:30 8 ноября 2017 1854
Александр Шумков

Мать солдата-контрактника Вооруженных Сил Украины побывала в СИЗО Брянска на свидании с сыном

Как сообщали «ФАКТЫ», в августе нынешнего года в Херсоне при невыясненных обстоятельствах исчез солдат-контрактник Чернобаевской воинской части 28-летний Александр Шумков. Через месяц стало известно, что он находится в следственном изоляторе российского города Брянска. Трудно поверить в то, что Александр мог по своей воле поехать в Россию — молодой человек с юных лет был активным сторонником правых идей, участвовал в Евромайдане, а в 2014 году даже охранял Дмитрия Яроша, возглавлявшего тогда «Правый сектор».

— Мой сын военный, поэтому не всегда ночевал дома: то у него наряды, то дежурства, — рассказала «ФАКТАМ» Лариса Шумкова, мать оказавшегося за решеткой в России украинского солдата Александра Шумкова. — Из-за занятости по службе он даже на звонки по мобильному не всегда отвечал. Мог на время пропасть по каким-то своим делам. Поэтому, когда из воинской части сообщили, что сын перестал являться на службу, мы с моей сестрой Людмилой не сразу заподозрили, что с Сашей стряслась беда. Бросились его искать только через несколько дней после исчезновения. Стали прокручивать в голове недавние события и высчитали — Александр пропал 17 августа.

— Возможно, вы или сын замечали слежку незнакомых людей возле вашего дома?

— Во время Евромайдана, участником которого был мой Саша, то и дело наведывались мужчины в штатском с вопросами: «Здесь живет Александр Шумков? Где он сейчас?» У меня не было сомнений, что они из правоохранительных органов. Кстати, и после победы Революции достоинства к нам приходили какие-то люди с подобными вопросами. Но в последнее время они не появлялись. Накануне исчезновения сына я не заметила ничего настораживающего. Да и предчувствия, что стрясется что-то нехорошее, не было.

— Вы попытались узнать, что произошло с Александром, в его воинской части?

— Да, но конструктивного диалога не получилось. Вначале не могли ничего выяснить, потому что ушел на больничный командир части. Когда он вернулся к исполнению своих обязанностей, мы пригласили журналистов и вместе с ними пришли побеседовать с военным руководством. На территорию части нас пустили рядовые бойцы, но затем явился дежурный офицер и потребовал уйти. Грозил, что, если не подчинимся, вызовет СБУ. Мы спросили: «Вы знаете, где находится ваш солдат Александр Шумков?» Он ответил, что уже знает: мол, пришло сообщение из Министерства иностранных дел Украины о том, что мой сын арестован в России. Дежурный сообщил нам, что до получения извещения из МИДа командование подало заявление в прокуратуру о том, что Александр самовольно покинул часть. В ответ я задала вопрос: «Почему вы не поинтересовались у меня, где мой сын? Почему так легко, не попытавшись разузнать, что с ним случилось, обвинили его в правонарушении? Получается, если бы с вашим солдатом произошел несчастный случай на улице, вы бы не пытались его искать, а сразу написали заявление в прокуратуру?» Офицеру сказать было нечего.


*Мать Александра Лариса Шумкова (слева) направила заявление российскому следователю с просьбой разрешить свидание с сыном. Сестра Людмила активно поддерживает Ларису Николаевну в несчастье, обрушившемся на семью (фото с сайта Khersoline.net)

— Вам удалось пообщаться с товарищами Александра по службе?

— У Саши есть в части друг. Но, к сожалению, я не знаю ни его номера телефона, ни адреса. Встретиться с ним во время посещения воинского гарнизона тоже не удалось — офицер заявил, что не позволит нам «устраивать допрос». Солдатам запретили общаться со мной, другими родственниками и друзьями Саши.

— Александр женат?

— Нет. Я не знаю, есть ли у него девушка.

— Как вы выяснили, что сын в российской тюрьме?

— Я получила официальное письмо из Следственного комитета России за подписью следователя по особо важным делам Гуторова о том, что шестого сентября 2017 года в 15 часов Александр Шумков был арестован в городе Брянске по обвинению в экстремизме. Письмо пришло 26 сентября, а 28 сентября мы с сестрой повезли его в Киев в МИД Украины. Дипломатическое ведомство сработало оперативно — уже третьего октября украинский консул посетил Сашу в СИЗО.

Нас затем вновь приняли в МИД и сообщили, что явных следов побоев, пыток консул на Саше не увидел. Сын сообщил дипломату, что состояние его здоровья удовлетворительное. А вот о том, как попал в Россию, сказать что-либо затруднялся.

— Не могу не спросить о таком: директор департамента консульской службы МИД Украины Сергей Погорельцев заявил «Украинской правде»: «У МИД есть определенная информация, относительно того, как Шумков попал на территорию Российской Федерации. Но, насколько мне известно, его родственники против утечки информации в СМИ и сами ее не разглашают». Вы что-то скрываете?

— Нет, мы действительно не знаем, как Саша оказался в России. В МИД нам сообщили, что машина, в которой он вместе с какими-то людьми въехал на территорию этой страны, пересекла украинско-российскую границу в ночь на 24 августа. Как я понимаю, сын тогда находился в бессознательном состоянии. Ведь по своей воле он в Россию бы не отправился, хотя бы потому, что с 16 лет является членом организации «Спілка української молоді», а затем — «Правого сектора».

Есть еще один важный момент: в 2014 году Александр был охранником лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша (Ярош возглавлял эту организацию в 2014—2015 годах. — Авт.). Я не хотела об этом говорить из-за того, что сын находится в российской тюрьме. Но один наш местный херсонский сепаратист, сбежавший в Россию, уже распространил такую информацию в Интернете. Так что теперь нет смысла скрывать.

В 2012 году сын окончил Одесский национальный университет имени Мечникова, стал дипломированным юристом. Поработал в нескольких организациях, а затем начался Евромайдан. Саша стал его активным участником, уехал в Киев. Именно в то революционное время ему предложили охранять лидера «Правого сектора» (мой сын высокий видный парень — по своим данным подходит для такой работы). Но в конце ноября 2014-го он оставил должность охранника — пошел служить по контракту в армию.

Как вы понимаете, Саша четко осознавал, что находиться в России ему крайне опасно.


*В 2014 году Александр Шумков был охранником Дмитрия Яроша

— У Александра есть адвокат, которому он мог бы откровенно рассказать, как очутился за пределами Украины?

— Сейчас такой адвокат появился — юрист из Москвы Фарит Муртазин. Расскажу по порядку. С момента ареста и до недавнего времени у сына был защитник, назначенный российскими властями. Но нужен адвокат, которому мы бы доверяли. Я тесно общаюсь с украинскими правозащитниками. Они сообщили, что к парню по фамилии Бахолдин, который сидит в том же СИЗО, где и Саша, приедет адвокат Сидоркина. Мы связались с ней через Интернет, попросили поговорить с моим сыном. Она выполнила просьбу. После встречи с Сашей написала нам: он попал в Россию в результате провокации. Никаких подробностей не сообщила.

Правозащитница из Киева Мария Томак, координатор медиаинициативы «За права человека», рекомендовала нам московского адвоката Фарита Муртазина (до этого он не занимался делами украинских политзаключенных, но хорошо себя зарекомендовал, защищая неугодных путинскому режиму россиян. — Авт.). Муртазин дал согласие и уже один раз встретился с Александром. Саша сказал ему, что не помнит, как оказался в Брянске в ФСБ.

Российский следователь разрешил мне встретиться с сыном, и в начале ноября я поехала в Брянск со своей родной сестрой Людмилой.

Беседовать с сыном довелось через стекло в присутствии надзирателей. Саша и без того был худощавым, а за решеткой исхудал еще больше, осунулся. Но видно, что морально не сломался. Я спросила, пытали ли его. Ответил, что не били. Мне хотелось знать, как он оказался в России? Сын рассказал, что шел поздним вечером по улице, вдруг на него набросились какие-то мужчины и затолкали в машину. Ввели ему снотворное. Очнулся в России в изоляторе временного содержания. Его допрашивали. Перевозили в следующий изолятор и продолжали допросы. В каких российских городах это было, он не знает. Официально сына задержали в СИЗО Брянска.

— На днях суд в Брянске продлил Александру содержание под стражей еще на два месяца. Что ему инкриминируют?

— Участие в «Правом секторе». На заседании суда в Брянске по продлению срока содержания Саши под стражей сын заявил: «В Украине „Правый сектор“ не запрещен». Судья ответила: «А в России запрещен!» Адвокат Муртазин намерен взять в «Правом секторе» справку о том, что три года назад Александр вышел из этой организации.

— Ваш сын говорил, как к нему относятся сокамерники?

— Он сидит в камере, рассчитанной на двух заключенных. У него сменился уже третий сосед. Переходить в камеру, в которой больше людей, сын не стремится — говорит: мол, чем больше народа, тем выше вероятность различных конфликтов.

— Удалось оставить ему передачу?

— Да, но для этого пришлось четыре часа простоять в очереди. Положили в посылку теплую одежду и еду. Саша сказал, что очень ему хочется сладостей. Так что в следующий раз передам побольше конфет.

— Какой срок заключения ему грозит?

— До шести лет. Сашу навещают сотрудники украинского консульства, но на суде по продлению содержания под стражей никого из них не было.

— Решили вопрос с оплатой услуг адвоката?

— Деньги на эти цели неравнодушные люди собирают всем миром. Особенно активно помогают друзья сына по правому движению (номер банковской карточки Ларисы Шумковой, на которую можно перечислить средства на оплату адвоката, размещен на страницах в «Фейсбуке» ее сестры Людмилы Шумковой и активистки Самообороны Херсона Инны Усачевой. — Авт.).

На своей странице в «Фейсбуке» Инна Усачева, которая поддерживает семью Шумковых, написала подробности об исчезновении Александра и его допросах в Брянске:

«Олександр перетинав кордон в Сумській області на машині з російськими номерами в оточенні групи осіб. До кордону його доставили з Херсону на іншій машині, з іншою групою осіб, які є співучасниками злочину. Поблизу кордону до Олександра застосували електрошокер (можливо, не вперше). Закордонний паспорт Олександра вдома. Є інформація, що Сашко перетнув кордон 23 серпня приблизно о 23.50 за українським паспортом, але в цьому разі це трохи суперечить тому стану війни і засобам охорони кордону. Наразі перевіряється версія про перетин кордону Олександром по підробному паспорту.

Далі з’явиться більше інформації, і хай ті особи різного рівня з українськими паспортами, що вчинили все це з Олександром, будуть певні, що покарання вони не уникнуть.

Підтвердженням того, що саме колабораціоністи запроторили Олександра в застінки путінсько-феесбешних репресій, є висунуте йому обвинувачення. Допити стосуються його участі в 2014 році в «Правому секторі», ліпиться історія з участю в подіях 2 травня 2014 року в Одесі, хоча на той момент Олександр точно знаходився в Києві. Допитується він за чіткими датами участі в бойових діях на сході. Олександр із тих добровольців, які офіційного статусу учасника бойових дій не мали, але усе його перебування в зоні АТО відоме ФСБ. Крім цього, слідчі цікавляться розташуванням Чорнобаївської військової частини 4067. Допити облаштовані у різний спосіб, у тому числі на поліграфі. Олександр відмовляється брати на себе вину за ці нібито злочини і на багато питань взагалі не відповідає. Вражає у світлі даних обставин характер поведінки Дмитра Анатолійовича Яроша, особистим охоронцем сім’ї якого Олександр був певний час. А також керівництва військової частини та військової прокуратури, де він працював і був на гарному рахунку".

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров