БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«когда меня ни за что приговорили к расстрелу, было ощущение, словно смотрю со стороны какой-то фантастический фильм… »

0:00 18 января 2008   1431
«когда меня ни за что приговорили к расстрелу, было ощущение, словно смотрю со стороны какой-то фантастический фильм… »
Наталья ГАРМАШ «ФАКТЫ» (Днепропетровск)

Житель Павлограда Игорь Рыжков, отсидевший почти 10 лет в колонии строгого режима за изнасилования, совершенные «пологовским маньяком» Сергеем Ткачом, впервые согласился рассказать о своем «деле». Только после того, как в ходе начавшегося судебного процесса в страшных злодеяниях сознался настоящий преступник

Когда в Днепропетровске начался судебный процесс над серийным убийцей Сергеем Ткачом, на счету которого более 80 загубленных жизней, «ФАКТЫ» опубликовали кадры оперативной съемки (номер за 23 ноября 2007 года), на которых обвиняемый воспроизводил убийство второклассницы Оли Шуваловой. Ткач показал, как схватил ее сзади за шею и потянул в подвал пятиэтажки, где она жила. Признался также в совершенном в Павлограде в октябре 1984 года убийстве 10-летней Оли Дмитренко, которую он задушил и изнасиловал в развалинах бывшего маслозавода. Нотную тетрадку, исчезнувшую из портфеля девочки, нашли потом среди вещей «пологовского маньяка»…

Обстоятельства этих двух преступлений фигурируют сегодня в материалах уголовного дела, которое расследует Генеральная прокуратура. Между тем обвинения в убийствах Шуваловой и Дмитренко, а также в изнасилованиях, совершенных Ткачом, уже звучали в стенах Днепропетровского областного суда: 1 декабря 1987 года за них был приговорен к расстрелу 27-летний житель Павлограда Игорь Рыжков…

«За попытку изнасилования тебе ничего не будет: это ведь просто мелкое хулиганство»

Игоря Рыжкова в школе знал практически каждый: во-первых, сын любимой всеми учительницы химии Елены Иосифовны, а во-вторых, примерный ученик, комсомольский заводила, спортсмен, да еще и актер ученического самодеятельного театра. Невысокий, худенький, шустрый, он успевал везде, и будущее виделось ему таким же безоблачным, как школьные годы. Коллеги мамы не успевали нахваливать паренька: знали, что она воспитывает сына одна и добрые отзывы ей очень приятны. Тем более Игорек их заслуживал. Соседи тоже нарадоваться не могли на мальчонку: не хулиганит, по улице не носится, всегда со всеми здоровается, вежливый. После школы посидит дома и идет уроки делать…

Может, именно эта всеобщая любовь позднее и сыграла с Игорем злую шутку: поверить в то, что люди могут обмануть, ошельмовать, ни за что ни про что разрушить всю его жизнь, он так и не смог. Его наивная, безграничная, просто безоглядная доверчивость — самое удивительное во всей этой истории.

После школы парень учился в Днепропетровском университете, потом в транспортном институте, но ни один вуз так и не закончил.

- По глупости не закончил, — словно оправдывается Игорь Рыжков.  — У меня в Павлограде осталась любимая девушка Маргарита, да и маме одной было тяжело. Решил: пойду работать, а потом уже доучусь…

Когда на железнодорожный узел, где он работал электромонтером, в октябре 1984 года пришла повестка явиться в милицию, подумал: какая-то ошибка. Тем более что фамилия была указана его, а имя — другое. Но, как человек исполнительный, пришел.

- В горотделе милиции со мной говорил начальник уголовного розыска, — пытается он восстановить ход тех давних событий.  — И все как-то вокруг да около: есть ли девушка, чем по вечерам занимаюсь, как свободное время провожу? Никаких обвинений мне тогда не предъявляли, но через несколько дней милиционеры почему-то взяли у меня дома мою фотографию. А месяца через полтора ко мне на работу явился следователь и спросил, где я был 23 сентября. Эту дату, кстати, я хорошо запомнил: был выходной, и мы с друзьями ездили в лес на пикник, — все они подтвердили мое алиби. Уже гораздо позже узнал, что в тот день мужчина лет 35 пытался изнасиловать в прибрежных камышах девушку. И она вроде бы меня после этого узнала на улице. Хотя, посмотрев на фотографию, позднее предъявленную в милиции, сказала: нет, не он.

Конечно, спутать худенького, невысокого 24-летнего парня с плечистым 35-летним мужчиной, каким описала его потерпевшая, сложно. Тем не менее Игоря время от времени продолжали вызывать в милицию с одним и тем же вопросом: где был 23 сентября?

Когда через 2,5 года(!) его прямо с работы отвезли в опорный пункт и доверительно предложили: «Признайся — и дело с концом», — он был готов почти на все. Лишь бы оставили в покое.

- На меня даже голоса никто не повысил, — обескураженно пожимает плечами.  — Так спокойно, душевно поговорили: мол, ты же ей ничего не сделал, это просто мелкое хулиганство — за него ничего не будет. Признайся — и мы это дело закроем. Даже не усомнившись в их искренности, я подписал протокол и пошел домой.

«Я честно смотрел девочке в глаза. Наверное, это ее испугало — и она меня «опознала»

К тому времени, когда Игорь Рыжков «признался» в давней попытке изнасилования Ольги К. , в Павлограде уже были убиты две девочки и совершено несколько нападений, жертвам которых удалось спастись. Стоит ли говорить, что в покое его после той «задушевной» беседы не оставили? Люди в штатском постоянно ходили за ним по пятам, даже в Днепропетровск ездили. А в середине 1987 года задержали и привезли в милицию. «Простая формальность, — объяснили ему.  — Девочка просто на тебя посмотрит».

- В кабинете нас было трое, — вспоминает Игорь Владимирович.  — Завели девчушку лет 17, и, пока она нас разглядывала, я честно смотрел ей в глаза: не отворачиваться же. А она потом сказала следователю: «Это он, потому что смотрел на меня в упор».

Из милиции Игоря уже не выпустили. Парень отчаянно пытался доказать, что никогда не видел эту девочку и уж тем более на нее не нападал, но никто его не слушал. Милиционеры не оказывали на него давления, ничего не заставляли подписывать — тактика была иная: его били сокамерники по Павлоградскому КПЗ. Сутками напролет. Через несколько дней таких издевательств пригрозили: «Не признаешься — убьем». Хорошим здоровьем Игорь не отличался, из-за того и в армию не взяли…

- Когда я понял, что не переживу побоев, испугался, — вздыхает Игорь Владимирович.  — Решил: лучше сейчас признаюсь, а суд у нас справедливый — потом во всем разберется. Да и надеялся на помощь адвоката…

Защитника Рыжкову назначили только тогда, когда дело уже было передано в суд. А те полгода, что длилось следствие, он пытался выпутаться из этой истории самостоятельно. Да где уж там! Все спорные моменты экспертиз трактовались не в его пользу, а, к примеру, определение «след обуви на месте преступления мог быть оставлен обувью Рыжкова» расценили как доказательство его вины.

- У меня взяли образцы крови и спермы, состригли волосы с разных частей тела, — рассказывает мой собеседник, — но ни одна экспертиза не подтвердила на сто процентов мою причастность. Лишь в одном случае совпала группа крови, однако у настоящего преступника был сопутствующий антиген, который у меня отсутствует. Тем не менее вскоре мне предъявили обвинение в двух убийствах, четырех изнасилованиях и двух попытках изнасилования…

Убийство 10-летней Оли Дмитренко произошло 31 октября 1984 года, а

8-летней Оли Шуваловой — 13 февраля 1985 года, то есть когда Игорь Рыжков уже находился под подозрением в попытке изнасилования двух девочек в сентябре 1984 года. Первая из них, Оля К. , напомню, утверждавшая, что на нее напал мужчина лет 35-ти, Игоря не опознала. Но он ведь признался! Второй же девушке, 17-летней Ларисе П. , Рыжкова «предъявили» для опознания лишь спустя три года(!) после случившегося. Понятно, что она вряд ли могла вспомнить внешность напавшего на нее мужчины и выбрала из троих того, который ей меньше всего понравился: слишком уж пристально смотрел.

Правоохранителей, впрочем, такие тонкости вряд ли интересовали. В 1987 году, когда Рыжкова арестовали, в Павлограде уже было сконцентрировано около 700 лучших сыщиков со всего Советского Союза, а расследование этого дела находилось на контроле в ЦК КПСС. Конечно, нужны были результаты — и следственные группы любыми путями старались выдать их «на-гора». Почти одновременно с Рыжковым задержали еще нескольких павлоградцев. И четверо из них, некие Подольный, Матехин, Ионелис и Корж, даже признались в тех же самых преступлениях, что и Рыжков. Но потом отказались — и дело против них было закрыто. А вот Валерия Коршуна и Александра Чудных осудили за злодеяния, которых они не совершали. Первый отсидел 14 лет и все эти годы писал домой, что не виновен, а вернувшись, умер от приобретенных в тюрьме болезней. Второй тоже отбыл 10 лет ни за что ни про что.

- У милиции просто головы летели, — объясняет сложившуюся тогда ситуацию следователь по особо важным делам Днепропетровской облпрокуратуры Валерий Миргородский.  — Из Москвы требовали срочно найти маньяка, вот оперативники и старались. Столько судеб тогда поломали!

Осужденный за убийства в Павлограде Рыжков уже сидел в тюрьме, а череда смертей в городе продолжалась

В ход шли и подтасовка фактов, и лжесвидетельствование, и передергивание результатов экспертизы. К примеру, при воспроизведении обстоятельств убийства Оли Шуваловой Игорь Рыжков не смог даже точно указать место преступления и описать одежду девочки. В другом случае он после побоев «признался», что шел следом за пострадавшей, сама же она утверждала, что напавший на нее человек курил под деревом. Но эти нестыковки никого не насторожили.

Доходило до курьезов. Когда волосок, найденный на теле убитой девочки, не совпал с волосами Рыжкова, в деле появился волос собаки, найденный на Олиной одежде. То, что у Рыжковых была комнатная собачонка Кнопка, оказалось весьма кстати. Сравнив выстриженный у нее клок шерсти с найденным вещдоком, экспертиза сделала вывод, что «волос мог произойти от собаки Рыжкова».

Все аргументы против, высказанные экспертами, в расчет не приняли. Игорю поставили в вину даже то, что часто заходил в свою родную школу: девочками, мол, интересовался.

- Я просто маму встречал с работы, — пожимает он плечами.  — Она каждый день несколько пачек тетрадей несла домой на проверку, вот и хотел ей помочь…

Когда стало известно, за что арестован этот тихий и вежливый парень, в выдвинутые против него обвинения никто не поверил. И в первую очередь, конечно, мама.

- Коллеги в школе мне сочувствовали и говорили, что этого не может быть,- с болью вспоминает Елена Иосифовна.  — Вскоре я в больницу попала — с неврозом. А тут и суд начался. Нас с дедушкой Игоря вызвали только однажды, я даже не помню, о чем говорила, — в таком была шоке. Но вот что врезалось в память: один следователь местной прокуратуры сказал из зала: «У маньяка приметы были совсем другие, мы не такого человека ловили». На что судья ему ответил: «Вас не спрашивают… »

Кстати, в суде и сам Игорь полностью отрицал все обвинения, объясняя свои явки с повинной давлением следствия. Но его даже не слушали. Когда суд приговорил обвиняемого к высшей мере наказания — расстрелу (хотя государственный обвинитель, учитывая слабую доказательную базу, просил 15 лет), Рыжков даже ничего не почувствовал.

- Казалось, что все это происходит не со мной, — горестно качает он головой, — а я смотрю со стороны какой-то фантастический фильм. Получив последнее слово, только и сказал: «Клянусь, этих преступлений не совершал».

Когда 27-летнего Игоря Рыжкова привезли в СИЗО и вручили копию приговора со словами «Можешь писать просьбу о помиловании», он ответил: «Мне не в чем каяться, я не виновен».

- А вот протест на судебное решение написать хотел, — вспоминает он, — но тюремный полковник сказал: «Не имеешь права». Только потом я узнал, что он меня обманул: осужденным было позволено подавать в порядке надзора хоть по сто жалоб в день.

Позднее ему все-таки разрешили обратиться с кассационной жалобой в Верховный суд. Да и Елена Иосифовна ежедневно писала во все инстанции, прося пересмотреть несправедливый приговор сыну.

- Я предполагал, что меня или расстреляют, или выпустят на свободу: какие могут быть варианты, если чувствуешь себя абсолютно чистым перед законом и совестью? — голос Рыжкова дрожит.  — Но почти полгода в одиночной камере смертников, когда каждый день ждешь, что за тобой придут, не оставили камня на камне от моего юношеского идеализма. Кому я верил, на что надеялся?!

Приговор Игорю вынесли 1 декабря 1987 года, в апреле 1988-го объявили, что его апелляция в Верховный суд (ВС) отклонена, а в мае Пленум ВС Украины, рассмотрев протест председателя ВС

А. Якименко, отменил смертную казнь. В Постановлении N 5-157и88 от 20 мая 1988 года обращалось внимание на многочисленные нарушения, допущенные в ходе следствия, и слабую доказательную базу. Поэтому по пяти эпизодам (в том числе двум убийствам и трем изнасилованиям) приговор был отменен, а дело направили на новое расследование. Но по одному изнасилованию и двум попыткам изнасилования Игорь Рыжков все же был признан виновным, за что и был осужден на 10 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

- Игорь уже сидел, а убийства девочек в Павлограде продолжались, — едва сдерживает слезы Елена Иосифовна.  — Я пошла к заместителю начальника милиции: «Теперь видите, что это не он?» И тот сказал мне бороться за сына. Куда я только ни писала, чтобы отменили и второй приговор, — все бесполезно. Мне присылали стандартные ответы: «Вина полностью доказана».

Почему-то никто даже не пытался исправить допущенную судом ошибку, хотя было уже ясно, что в регионе орудует опаснейший маньяк. В октябре 1987 года — изнасилование 11-летней и 17-летней девочек в селе Варваровка и в Павлограде, в июне 1988 года — убийство 9-летней и изнасилование 12-летней девочек в городе Терновка, в апреле 1989 года — две 15-летние жертвы в Павлограде, а в июле и августе того же года — убийство 8-летней и изнасилование 9-летней девочки. В 1990 году — снова три жертвы: две девочки убиты, одна — изнасилована. Причем был уже и фоторобот, и описание Сергея Ткача, абсолютно непохожего на Игоря Рыжкова…

Когда ровно через 10 лет его выпустили на свободу, заместитель начальника колонии, пролистав материалы дела, удивленно спросил: «Так я не понял, за что ты тут сидел?!» Даже через десять с лишним лет после освобождения этого не знает и сам Игорь.

Теперь, когда задержан-таки настоящий серийный убийца — Сергей Ткач, Игорь Рыжков ждет, что с него снимут клеймо насильника и хотя бы извинятся за искалеченную жизнь. Но, похоже, делать этого никто не собирается. Более того, областной Апелляционный суд даже не рассматривает те преступления Сергея Ткача, за которые отсидели в свое время Игорь Рыжков, Валерий Коршун и Александр Чудных. Судья Сергей Волошко, ведущий этот процесс, считает, что инициатива реабилитации должна исходить от Генпрокуратуры и именно она обязана начать производство по вновь открывшимся обстоятельствам.

Следователь по особо важным делам Днепропетровской областной прокуратуры Валерий Миргородский, который продолжает расследование дела Ткача, тоже объяснил нам, что необходимо восстановить материалы того давнего уголовного дела, рассмотреть их в суде и, если Рыжков будет оправдан, вменить эти преступления тому, кто их на самом деле совершил.

Сложный это путь и хлопотный. Но пока он не будет пройден, потерявший в этой жизни все, кроме маминой любви, Игорь Рыжков не сможет спокойно дышать, работать и ходить по улицам родного Павлограда.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

В сельском магазине: — У вас есть сыр «Рокфор»? — А что это такое? — Это такой сыр с плесенью. — Сыра нет, но есть колбаса «Рокфор», беляши «Рокфор» и селедка «Рокфор».