Культура Чтобы помнили

Владимир Шаинский: «Крепким здоровьем я обязан своим украинским корням»

18:00 3 января 2018   1462
Владимир Шаинский
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

Известный композитор, скончавшийся в Америке в возрасте 92-х лет, будет похоронен в Москве после рождественских праздников

Где бы ни бывал за свою долгую жизнь известный советский композитор Владимир Шаинский, с кем бы ни встречался, всегда называл себя украинцем. Он родился в Киеве и жил здесь до 15 лет — того момента, когда с началом войны вместе с матерью был эвакуирован в Ташкент. Маэстро признавался, что украинский язык у него в крови. И каждый раз, встречая журналистов с Родины, с удовольствием переходил на рідну мову. На вопрос: «Как ваши дела?» Шаинский неизменно отвечал: «Добре! У мене все гаразд».

В конце 2006 года Владимир Яковлевич последний раз приезжал в Киев. Тогда во Дворце «Украина» ему торжественно вручили медаль «За выдающийся вклад в развитие культуры и искусств». Маэстро, улыбаясь, выбежал на сцену, будто и не было за спиной 80-ти лет! Залихватски схватил стойку микрофона и поднял ее над головой, показывая, что находится в прекрасной физической форме. А потом сел к роялю и заиграл мелодии, знакомые всем еще с детства.

Шаинский написал музыку для большинства популярных советских мультфильмов: «Чебурашка и Крокодил Гена», «Крошка Енот», «Катерок», «Антошка», «Мама для мамонтенка». Первой исполнила его песни Алла Пугачева, потом были Владимир Мигуля, Анна Герман, Валентина Толкунова, Эдуард Хиль. Наверное, гораздо проще назвать тех, кто в советские годы не исполнял хиты Шаинского.

Последнее десятилетие Владимир Яковлевич в основном жил в Америке. Говорил, что теплый климат полезен для его здоровья. Еще в 85 лет Шаинский нырял в прорубь, ездил на велосипеде и катался на коньках. Его третья супруга Светлана младше маэстро на 40 лет. Шаинский никогда не скрывал, что падок на женскую молодость и красоту. В конце своего долгого пути композитор признавался, что получил от жизни практически все. Добавлял, правда, что с удовольствием отпраздновал бы и 100-летие.

Владимир Шаинский ушел из жизни через две недели после того, как ему исполнилось 92 года. Это случилось в больничной палате госпиталя Сан-Диего в два часа ночи 25 декабря. Родные композитора приняли решение похоронить его в России, куда тело маэстро доставят после 12 января.

Владимир Яковлевич любил говорить с журналистами. Особенно, если узнавал, что они из Украины. «ФАКТЫ» даже побывали в гостях у Шаинского в Москве. Тогда маэстро только переехал в роскошную пятикомнатную квартиру, которую купил за 150 тысяч долларов. «Непременно звоните мне!» — велел Владимир Яковлевич, расставаясь. И позже, с охотой отвечая на телефонные звонки, каждый раз находил новые истории из своей богатой встречами и переживаниями жизни.

Невысокого роста, большеголовый, улыбчивый мальчик Володя Шаинский был любимчиком в школе. Учителя ценили его за смекалку, друзья — за обостренное чувство ответственности и справедливости. Родители Шаинского развелись, когда он только родился, и мальчика воспитывали мама и няньки. Семья до войны жила в Киеве, несколько раз меняя квартиры.

— Я часто вспоминаю Киев, — признавался Владимир Яковлевич в интервью «ФАКТАМ». — Прожил там до 15 лет, сменив четыре квартиры. По большому счету, меня воспитывали няньки. Мама приглашала их из села, где жили мои бабушка с дедушкой. Тогда это было привычным делом, чтобы в доме хозяйничала толковая женщина. У нас их было три, каждая прожила с нами по несколько лет.

Я не доставлял нянькам особых хлопот, хотя и обладал обостренным чувством справедливости. Время было такое. Ильич являлся нашим кумиром, и мы радостно скандировали: «Ленiн вмер, але дiло його живе». Я рано стал самостоятельным. Первые свои деньги заработал в 14 лет. Стал репетитором — частным образом преподавал игру на скрипке. Конечно, это была мелочь, на карманные расходы — ситро попить, в кино сходить.

— Как вы попали в школу при Киевской консерватории?

— Талантлив был. Ну, а если без шуток, меня отвела туда мама. Правда, определили заниматься по классу скрипки. А знаете, почему? Потому что в нашей семье денег на рояль не оказалось. Мне, девятилетнему ребенку, мама купила маленькую скрипочку, которая называлась «четвертушка». Но инструмент мешал мне заниматься композицией и скрипача из меня не получилось. Зато вот композитором стал.

Владимир Шаинский таки закончил композиторский факультет, правда, до этого несколько лет работал у легендарного Леонида Утесова. Владимир Яковлевич всегда вспоминал о знаменитом певце с любовью, признаваясь, что Утесов был очень взрывным человеком.

— Утесов обладал удивительным дарованием и обаянием, — вспоминал Шаинский. — В его исполнении любая песня сразу становилась хитом. Он лично принимал меня в свой оркестр. В то время я закончил оркестровый факультет Московской консерватории. Утесов поехал со мной в Государственное управление учебных заведений — меня собирались отправить по распределению в провинцию.

Мы пришли вместе в управление. Леонид Осипович был в роскошном костюме, все сразу вставали, увидев его. И вот он зашел в кабинет к начальнику и зычным голосом, указывая на меня, произнес: «Хорошо, что человек едет работать на периферию, но кто же будет давать кадры для меня? Я тоже нуждаюсь в профессионалах». Никто не посмел возразить Утесову, и я остался в Москве в распоряжении Леонида Осиповича. А уж потом, набравшись опыта и смелости, поступил на композиторский факультет.


* Владимир Шаинский написал более 300 песен, большинство из которых стали суперпопулярными. Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Шаинский был счастливым человеком, которому пришлось по жизни общаться с огромным количеством знаменитостей. Но всегда при упоминании имени одной певицы у Владимира Яковлевича по-особому загорались глаза.

Эх, будь я повыше, — причитал композитор, вспоминая Анну Герман. — Она сразу произвела на меня сильное впечатление. Анна жила в Польше, но была безумно популярна в Советском Союзе. Ах, как она пела мою «Когда цвели сады»! «Один лишь раз сады цветут…» — это была наша первая совместная песня. Анна сама захотела ее спеть. Песню ей в Польшу отправила наша добрая знакомая, музыкальный редактор фирмы «Мелодия» Анна Качалина. «Песню обязательно должна спеть Герман», — сказала Качалина.

Честно говоря, я не сразу мог оценить выдающийся дар Анны. Мне не нравилось, как она исполняла произведения других авторов. А может, я как любой композитор, больше всего любил свои песни. Герман моя песня понравилась, она тут же перезвонила в Москву и сказала, что приедет на запись. Это была удивительная женщина. Красавица, высокая — рост 184 сантиметра. Если бы я был повыше… В общем, мы стали большими друзьями и общались практически до последних ее дней. Ой, життя, життя. Багато з тих, про кого я згадую, вже не з нами.

В разговоре Владимир Яковлевич мог вдруг перейти на украинский язык. Говорил, что в последние годы это случается с ним все чаще и чаще. На вопрос о том, как ему удается в столь почтенном возрасте сохранять прекрасную физическую форму, отвечал: «Крепким здоровьем я обязан своим украинским корням».

Я всегда говорю то, что думаю, — не скрывал Владимир Яковлевич. — И в отношении творчества, и в отношении женщин. Может, немного грубоват, но… многим это во мне и нравится. Я рано стал узнаваем и независим. Первые солидные гонорары стал получать, когда вернулся из армии и подготовил целую программу для знаменитого джаз-оркестра Эдди Рознера, с которым мы были очень дружны. Но никогда к деньгам не относился как к чему-то священному. С легкостью тратил их и уважал таких, как я.

К чему накопления? Можно было, конечно, бизнес свой открыть. Но я не люблю композиторов, которые становятся предпринимателями. Потому что в конечном итоге бизнес перевешивает композиторский дар. Вот Игорь Крутой прежде всего бизнесмен. А как композитор — полный ноль. Конечно, имея деньги, многое можно себе позволить, но надо же знать меру. Я никогда не хотел лезть в бизнес, не интересовало меня это. Да и не пустили бы, наверное. Не любили меня государственные чиновники, постоянно гнобили.

— Но ведь Госпремию СССР таки дали.

Ну и что?! Все равно многих раздражало, что я Шаинский, а не Иванов. Знаете анекдот? Заходит в отдел кадров учреждения устраиваться на работу молодой человек: «Здравствуйте, я дизайнер». — «Да, вижу, что не Иванов». Так вот и мне по жизни за свою национальность настрадаться пришлось. Внешне вроде бы ко мне все расположены, а за спиной интриги плели. А Госпремию дали, когда я много сочинял: «Чебурашка», «Крошка Енот», «Антошка»… Мои песни звучали с экранов телевизоров, в радиоэфире. Госпремия — это при­лич­ные деньги, пять тысяч рублей. Правда, я истратил их в один день. На банкет, куда сбежался народ со всей Москвы. Что-что, а гульнуть я любил всегда. Тогда еще не знал, что должен за премию откат дать. Вот после этого некоторые высокопоставленные чиновники и перестали со мной здороваться.

В шестидесятых годах прошлого века Владимир Шаинский и поэт Борис Салибов написали песню «Мы начинаем КВН», которая до сих пор открывает эту программу. Композитор и подумать не мог, что у песни будет такая судьба. Произведение принимали с трудом. Оно не нравилось тогдашнему заведующему молодежной редакцией на телевидении Лысенко, но Юлий Гусман, услышав мелодию, сразу сказал: «Это то, что мы давно искали». Потом Владимир Шаинский даже входил в число судей КВН. Однажды к нему подошел писатель Эдуард Успенский и предложил: «Давай подпишем письмо против цензуры в КВН?» Шаинский подписал, а через две недели его исключили из жюри программы.

Ну что я, плакать буду? — смеялся Шаинский, вспоминая эту историю. — Плевать. Как жил, так и живу, никому кланяться не стану. Я же настоящий мужик. Что бы ни происходило вокруг, я всегда делал то, что считал нужным. Да, это не нравилось кое-кому. А мне-то что? Не стань я музыкантом, может, и политикой бы занялся.

Своей главной слабостью Владимир Шаинский считал любовь к женщинам. Первый раз он женился поздно, когда ему было уже за сорок. Брак продлился недолго. Вторая супруга подарила композитору сына Иосифа. Третья, Светлана, сына Вячеслава и дочь Анну. Владимир Яковлевич встретил Светлану в Союзе композитров, где она работала секретарем. Разница в возрасте — более 40 лет — никого не смутила. Именно этот брак стал для Шаинского самым счастливым.

Я счастлив потому, что Света терпит меня уже более двадцати лет, — признавался Шаинский. — Когда мы познакомились, ей было 17. У нас разница почти 42 года. В этом отношении я чемпион! Мне всегда нравились молоденькие женщины. Ничего с этим не поделаешь. Но после встречи со Светой все остальные представительницы прекрасного пола стали для меня совершенно не важны.

Света — вся моя жизнь и поддержка. Она контролирует мое самочувствие, заботится обо мне, не дает даже подойти к рюмке. Лишь когда жены нет, могу немного принять. Света, правда, потом ругается, но я прикрикну на нее — и все. Вообще-то мы мирно живем, люблю я ее. И надеюсь, как поется в песне, «что это взаимно…» Отаке життя. А шо? Мне нравится. Вот отмечу 95-летие, а там до ста рукой подать. Это вполне реально. Сейчас у меня начало юности, а 100-летие будет ее разгаром. Закат не начнется никогда. Будет такая беззакатная жизнь.

— Чего вам в жизни не хватает?

— Да, кажись, усе есть. Дякую.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мозги — не брови. Если нет, не нарисуешь!..