БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Продолжение темы

«Судебная система, похоже, вынесла смертный приговор шедевру эпохи Возрождения»

17:12 25 мая 2018   644
Караваджо «Поцелуй Иуды»
Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

Картина Караваджо «Поцелуй Иуды» была похищена 1 августа 2008 года из Одесского музея западного и восточного искусства, что стало одним из самых резонансных преступлений последнего десятилетия. В Украину полотно, стоимость которого специалисты оценивали в 100 миллионов долларов (по ценам черного рынка) вернули, однако доехать в родные пенаты, в Одессу, оно до сих пор не может. «ФАКТЫ» попытались разобраться в хитросплетениях, возникших вокруг известного полотна.

20 апреля в Подольском районном суде Киева под председательством Павла Отвиновского вынесен вердикт, согласно которому картину «Поцелуй Иуды, или Взятие Христа под стражу» действительно освободили. Из восьмилетнего (!) «заточения» в стенах столичного «специализированного реставрационного учреждения», куда серьезно поврежденное полотно поместили после возвращения в Украину — исключительно с целью реставрации. На поверку оказалось, что к реставрации никто даже не приступал. Все эти годы уникальное творение эпохи Возрождения попросту находилось на хранении в качестве вещественного доказательства (вещдока) «по делу о похищении из одесского музея». Это означает, что без приговора суда к картине нельзя прикоснуться.

Впрочем, прикасаться к ней (в прямом смысле слова) опасаются даже опытные специалисты. По мнению экспертов и искусствоведов, из-за ненадлежащего длительного хранения полотно не только ссохлось, растрескалось, по нему пошли вертикальные трещины, его попросту уничтожают.

— В этом деле, похоже, все отдано на откуп Подольскому райсуду Киева, заседания в котором давно превратились в своеобразный фарс, — возмущается бывший директор, а ныне старший научный сотрудник одесского музея Владимир Островский, который постоянно ездил в Киев, бил в колокола, напоминая о негожем обращении с произведением искусства (на момент ЧП музей возглавлял не он). — Судебная система, похоже, вынесла смертный приговор этому шедевру живописи.

О серьезных повреждениях этого полотна в сентябре 2010 года сообщила на брифинге генеральный директор Национального научно-исследовательского реставрационного центра Украины Светлана Стрельникова: «Пока нельзя сказать, когда именно реставраторы центра смогут приступить к работе над картиной, поскольку надо дождаться завершения следственных действий и многих экспертиз. В частности, судебно-трасологической, искусствоведческой, технико-технологической и многих других».

Визуальное обследование памятника искусства, проведенное специалистами центра, установило крайне неудовлетворительное состояние полотна. В частности, имеются серьезные заломы, значительны потери слоя краски — в ширину местами 2—3 см, в том числе на лицах Христа и святых. Заметно осыпание краски, свидетельствующее о разрушении произведения и хранения его в плохих условиях после похищения. Несмотря на то что немецкие специалисты выполнили упаковку и транспортировку картины на высоком профессиональном уровне, у украинских реставраторов к ним есть определенные вопросы.


* Бесценный шедевр Микеланджело Меризи да Караваджо «Взятие Христа под стражу, или Поцелуй Иуды» находится в плачевном состоянии

— Реставрации полотна как таковой на сегодняшний день, спустя многие годы после возвращения, попросту нет, — комментирует заведующая отделом реставрации Одесского музея западного и восточного искусства Ольга Куцан, которая спасла немало картин от разрушения и вернула им экспозиционный вид. — После обнаружения «Поцелуй Иуды» был «расправлен» немецкими реставраторами и заклеен на местах перегибов профилактическими наклейками. Для таких операций мы используем оборотный осетровый клей, который смывается. Немецкие же коллеги работают с синтетическими материалами, предусматривающими проведение реставрации в течение года. Прошел уже не один год!

Синтетические клеи бывают обратимыми и необратимыми. Если использовался необратимый, то через указанный временной промежуток (год!) он может вступить в химическую реакцию с поверхностью картины. В Украине не принято использовать синтетику с лицевой стороны произведения. Остается лишь надеяться на то, что при нагревании профилактические наслоения легко отойдут. В противном случае, на поверхности полотна, по местам его сгиба, будет просматриваться нечто похожее на крест. Хотелось бы, чтобы эти опасения не оправдались, ведь в столице реставраторы очень высокого уровня…

Обеспокоены судьбой и в самом Центре реставрации.

«Мы неоднократно обращались в Подольский райсуд с просьбой дать нам возможность начать реставрацию, но всякий раз получали отказ», — констатирует Светлана Стрельникова.

К слову, определяя «Поцелуй Иуды» в столичный реставрационный центр, правоохранители сообщали, что там полотно будет находиться в период проведения досудебного расследования. Оно давно завершено, материалы дела пылятся на полке, сменилось уже 4 судьи (ровно столько — и директоров в одесском музее). Главный заказчик кражи на свободе, один из подозреваемых умер. А в суде твердят: «Эта картина вещдок, его никуда нельзя перемещать».

Как пояснила профессиональный адвокат Татьяна Багрий-Шахматова, в ходе следствия вещественные доказательства, например, их форму, нельзя изменять — но только до завершения их исследования. То есть до того, как они сфотографированы, картографированы, описаны.

Заметим, в ходе совместной немецко-украинской операции при участии антитеррористического подразделения GSG 9 «Взятие Христа под стражу» было найдено в Берлине летом 2010 года. Четверых подозреваемых — троих украинцев и россиянина — взяли при попытке продать полотно. Троих — непосредственно в Германии, еще одного — в Украине. Пятого фигуранта этапировали из колонии, в которой он отбывал наказание за другое преступление. Всего по этому делу арестовали два десятка человек, которых сочли причастными к международной банде похитителей предметов искусства. В ходе расследования выяснилось: на них «висит» ряд других уголовных преступлений, включая не связанные с художественными произведениями. Например, по 17 эпизодам на территории Киева и области. Основные обвиняемые — профессиональные домушники. По данным следствия, в 2008—2010 годах они завладели чужим имуществом на сумму 2,3 миллиона гривен. Все эти дела, включая похищение полотна-шедевра, объединили в одно производство — более 50 томов. Выделять из него эпизоды по Караваджо никак не хотят…

По мнению специалистов, бывших и некоторых действующих сотрудников одесского музея, именно в силу своей активности лишился места руководителя Владимир Островский. С ним просто не пожелали продлить контракт. «На скамье подсудимых оказались не только воры, но и несколько предпринимателей, у которых, воспользовавшись поводом, попросту „отжали“ бизнес», — говорят люди, считающие себя осведомленными.

Вот что рассказал директор Музея западного и восточного искусства Игорь Пороник: «Я также обращался в суд с просьбой дать разрешение на проведение реставрационных работ. Ответ от 7 октября 2015 года гласит: «Согласно ч.1 ст. 81 УПК Украины 1960 года вопрос о вещественных доказательствах решается одновременно с делом, об этом должно быть сказано в приговоре, определении или постановлении суда. С учетом того, что в настоящее время судебное разбирательство уголовного дела не закончено, суд не вправе разрешить проведение реставрационных работ указанной выше картины».

Характерно, что в другом документе тот же суд отписывал: «Подольский районный суд Киева на ваше заявление от 6.08.2012 года сообщает, что постановления о запрете проведения реставрационных работ в рамках уголовного дела им не выносились».

Как показало время, все это было исключительно на словах. В действительности запрет продолжал действовать. По рекомендации адвокатов Игорь Пороник обратился в высокие юридические инстанции, сославшись, что в данном случае можно руководствоваться соответствующими статьями УПК Украины, в которых нет прямого запрета на использование вещественного доказательства, если таковое описано. Генпрокуратура спустила обращение на уровень своих подчиненных в Одессе, а здесь вновь отписались. Аналогично — по судейской линии.

— После завершения предварительного расследования судебные заседания затянулись на годы, — говорит Владимир Островский. — Сменилось несколько судей. Помнится, меня как-то вызывали в качестве свидетеля, но уже тогда было ясно, что судья Елена Павленко «плывет» и никто всерьез заниматься вопросом не будет. Позже выяснилось, что она отпустила нескольких обвиняемых, которых следствие считало организаторами преступной группировки. Создалось впечатление, что некоторые судейские больше презирают обвинителей и свидетелей, чем самих обвиняемых. Да и кого волнует шедевр какого-то там Караваджо! Ведь ежедневно совершаются различные уголовные преступления, в том числе, на сотни миллионов, миллиарды долларов.

Не исключаю, что и в данном случае полотно Караваджо могло стать заложником интересов руководства реставрационного центра и странной судебной коллизии. Ведь не секрет, что на реставрацию выделяются определенные средства. Как бы то ни было, в результате имущество одесского музея не только не возвращено владельцу, но и фактически уничтожается. Напомню, речь идет о раритете конца XVI — начала XVII века. Ткань по причине того, что она не натянута на раму, съеживается, слой краски облущивается, холст дает усадку. В отличие от краски, которая, напротив, расширяется. Нельзя не учитывать, что полотно, свернутое в рулон, когда его доставили в Украину, уже было сплющено. То есть было повреждено (что, собственно, и не отрицала гендиректор национального реставрационного центра. — Авт.). Мы передали в реставрационный центр кромки полотна, которые оставались в раме после его варварской вырезки ворами. Эти клаптики реставраторы должны были соединить с возвращенным в страну полотном, а затем его необходимо было растянуть. Без этой процедуры полотно как любая ткань дает усадку…

Последнее заседание суда по данному делу, не считая упомянутого выше 20 апреля, было более двух лет назад. Дважды материалы пытались завернуть на дополнительное расследование, но апелляционная инстанция возвращала их первой инстанции. Процесс не сдвигается с мертвой точки.

Как замечает Владимир Островский, можно не быть профессиональным юристом, чтобы понять элементарные вещи.

— Например, у вас злоумышленники украли машину, — поясняет искусствовед. — Ее и угонщиков нашли, задержали, но машину признали вещдоком. Прошло время, а окончания суда над угонщиками не видно. Затем угонщиков отпускают, и они не являются в судебные заседания. Тем временем ваша машина стоит на штрафплощадке, ржавеет и разрушается. Подольский суд, медля с приговором, приговаривает к смерти «Поцелуй Иуды». При этом всем все равно!

Аналогично — и в этом процессе: похитителей картины отпустили, ограничившись странной мерой пресечения — подпиской о невыезде. Они все исчезли. В судебных заседаниях постоянно констатируют: обвиняемые не явились, суд переносят. В очередной раз, по сути, на неопределенный срок…

Лед тронулся, когда во время нынешней апрельской рабочей поездки в Одессу генеральный прокурор Юрий Луценко, посетив местный художественный музей, пообещал, что в ближайшее время «Поцелуй Иуды» будет возвращен в Одессу.

Несколько дней спустя на своей странице в «Фейсбуке» Юрий Луценко написал: «Как-то галерист Александр Ройтбурд, с которым мы познакомились на Майдане, попросил меня помочь снять арест с украденной, а затем найденной милицией еще в мое время картины Караваджо. То, что полотно пролежало под арестом как вещественное доказательство все эти семь лет, стало для меня шоком. Поэтому я пообещал вмешаться. Вчера обещание было выполнено. Теперь, наконец, губернатор Максим Степанов может отреставрировать шедевр и вернуть Одессе-маме».

Оказалось, для решения сложного вопроса достаточно добрых взаимоотношений известного художника Ройтбурда, недавно ставшего директором Одесского художественного музея, и генпрокурора. Примечательно, что самая дорогая на сегодня работа Ройтбурда — «Прощай, Караваджо». Она была написана под впечатлением похищения знаменитого полотна Караваджо и продана в 2009 году за 97 тысяч долларов.

Что до самого процесса «освобождения-возвращения», то и здесь хватает неясностей. Во-первых, согласно постановлению Подольского райсуда, удовлетворившего соответствующее ходатайство Генпрокуратуры, разрешается лишь… реставрировать названное произведение искусства. Притом исключительно в Киеве. Во-вторых, никто не может сказать, сколько еще потребуется времени, чтобы вернуть шедевр одесскому музею. Это годы…

Глава попечительского совета Музея западного и восточного искусства Юрий Маслов комментирует: «Решение суда не самое удачное. Арест не снят, суд разрешил реставрировать картину в научно-исследовательском центре. Между тем есть договоренность с послом Италии. „Поцелуй Иуды“ готовы восстановить специалисты в Венеции. Мы (и генпрокурор Юрий Луценко стоит на той же позиции) будем просить суд передать картину на ответственное хранение в одесский музей с правом ее вывоза в Венецию на реставрацию».

Серьезность намерений итальянской стороны подтвердил Чрезвычайный и Полномочный посол Италии в Украине Давиде Ла Чечилия: «Я очень рад любой возможности побывать в Музее западного и восточного искусства всякий раз, когда бываю в Одессе. Мы уже оговаривали возможность начать сотрудничество в плане реставрации итальянскими специалистами нескольких картин из музейной коллекции, включая реставрацию работы Караваджо «Поцелуй Иуды, или Взятие Христа под стражу».

Пока суд да дело, на месте шедевра (единственной работы великого итальянца в отечественных коллекциях) в одесском музее висит ее репродукция.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Разговор двух одесситок: — Как вы думаете, наша Розочка станет певицей или танцовщицей? — Думаю, танцовщицей. — Вы видели, как она танцует? — Нет. Мы слышали, как она поет...