БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура

«Когда женился, супруга меня на руках носила — такой я был легкий», — шутил Роман Карцев

12:28 11 октября 2018   1390
Роман Карцев
Александр ЛЕВИТ, «ФАКТЫ» (Одесса)

Девять дней назад не стало «сумасшедшего одессита». Именно так называл себя Роман Карцев. Он действительно был склонен к резким поступкам, но оставался благородным. Стремился заработать, но никогда не унижался и не прислуживал. Всегда старался вести себя профессионально, с достоинством. Поэтому, когда вспоминаешь юмористов и сатириков минувшего века, в голове сразу слышится знакомый голос Романа Карцева. Он показал, что такое настоящий одесский юмор. Сейчас многие вспоминают, что зал смеялся, даже когда Карцев читал со сцены трагедии Шекспира. Фразы из эстрадных монологов артиста мгновенно становились крылатыми. Разбирали на цитаты и речи его киногероев. На счету Романа Карцева два десятка фильмов. С этого и началась наша беседа с членом правления Национального союза кинематографистов Украины Евгением Жениным.

— На Одесской киностудии Карцев снимался в роли учителя в «Волшебном голосе Джельсомино» (1977 г.), был женихом в фильме «Биндюжник и король» Владимира Аленикова (1989 г.), позже у этого же режиссера стал портным в «Улыбке Бога, или Чисто одесской истории» (2008 г.), — рассказывает Евгений Женин. — Мы встречались на студии, приветствовали друг друга, а вот более тесный контакт возник, когда в составе так называемых концертных бригад совершали круизные плавания в 80—90-х годах. Мне довелось не раз руководить такими творческими бригадами. Сразу замечу, тогда ни о каких райдерах артистов и речи не было. Им просто выделяли каюту и в лучшем случае разрешали прихватить с собой в рейс кого-то из членов семьи. Роман Карцев брал с собой супругу Вику и сына Пашу (ныне известный актер Павел Кассинский. — Авт.).

Когда мы с Романом обсуждали его репертуар в одном из таких круизов на турбоходе «Леонид Собинов», Карцев сказал, что очень хотел бы исполнить несколько номеров из своей новой программы «Моя Одесса». Я заметил: «В чем же проблема, Рома? Вас любят, принимают на ура». Он ответил: «Любят не меня, а „Раков“, „Аваса“, „Греческий зал“ и тому подобное. Вот увидишь, им кроме „Раков“ и такого всякого, ничего не надо. Не веришь — давай поспорим».

Поспорили. Если народ будет требовать «Раков» и иже с ними, то Женин выставляет бутылку шампанского. В случае же восприятия публикой более серьезных миниатюр (а в репертуаре Карцева немало было великолепных философских, глубинных и грустных вещей), то актер выставляет практически не пьющему киноведу бутылку лимонного сока.

Когда в вечерней программе вышел Роман Карцев и начал, для затравки, с «Аваса», зал взорвался и тут же стал скандировать: «Раки, раки!» Артист объяснял публике, что подготовил новую программу «Моя Одесса» и сейчас представит фрагмент монолога. Читал он блестяще, мастерски, преподнося все тонко, иронично. Не просто ностальгические, а глобально объемные, буквально голографические размышления одессита вслух. Народ вежливо слушал и так же вежливо аплодировал. И тут же стали раздаваться крики: «Давай „Раков“!» Он исполнил этот заказ публики, зал неистовствовал. Безумный ажиотаж, овации: «Еще, еще!»

Я же, наблюдая за Романом, видел: он не зол, а дико расстроен подобными запросами и вкусами. Естественно, я выставил шампанское, сок и пирожные — мы посидели. Помню, Карцев возмущался: «Понимаешь, никого не волнует то, что на сердце, на душе. Давай им „Раков“, чтобы поржать…»


* «Произнесенные Романом Карцевым фразы часто становились афоризмами», — говорит Евгений Женин

Через какое-то время Карцев и Женин встретились в аналогичном круизе, но уже на океанском лайнере «Шота Руставели». Там же находился директор одесского Дома актера Анатолий Зубовский, который рассказал, что по соседству с Домом актера готовится к открытию казино «Ришелье». Он пригласил их на открытие, вручив каждому карту ВИП-гостя этого казино. Помимо присутствия на открытии, предоставлялась возможность бесплатно сыграть в заведении.

Карцев сказал, что не сможет побывать на этом мероприятии, поскольку сразу же по возвращении теплохода в Одессу уезжает в Москву. И передал свою карту другому участнику концертной бригады — молодому фокуснику-иллюзионисту Артуру Ратиани, у которого имелся солидный опыт картежных фокусов, основанный, в частности, на уникальной зрительной памяти.

— Артур рассказывал, что способен увидеть и запомнить порядок, масть и прочие опознавательные знаки карт с одного их мгновенного пролистывания, — уточняет мой собеседник. — Вручая карточку, Карцев напутствовал Ратиани: «Пойди, получи удовольствие». Мы с Артуром действительно пошли в «Ришелье», и он принялся там играть. Выиграл подряд четыре или пять заходов — менялись дилеры, им на смену пришел менеджер, а Ратиани все выигрывал. Так, «с подачи» Карцева, он буквально обчистил казино до основания.

Читайте также: Роман Карцев: «Наш юмор исчезнет вместе с нами, появится что-то новое, но такого уже не будет» (видео)

Когда потом Артур рассказывал об этом Карцеву (в другом круизе), Роман Андреевич ему заметил: «Слушай, ты бы хоть поделился». Ратиани ответил: «Роман Андреевич, скажу честно (Женя не даст соврать), все, что я выиграл, намеренно и сознательно там же спустил, чтобы не выглядеть фраером. Я же честный человек». Карцев сказал: «Ты — честный дурачок. В казино честным людям делать нечего, там надлежит вести себя по законам этого заведения». Тогда в круизе был своеобразный артистический капустник. Не для публики, с участием членов экипажа. Все выдавали то, что не предназначено для посторонних глаз и ушей.

— Когда дошла очередь до Карцева, он классно так тушевался, стеснялся: встал, переминаясь с ноги на ногу, как Чарли Чаплин, заламывая пальцы, — улыбается Евгений. — И здесь с кресла за его спиной поднялась мощная, на голову выше Ромы, его супруга Вика. Она подошла к мужу: «Что ты ломаешься, идиет?» Влепила ему пощечину и воскликнула: «Я танцевать хочу!» Он ответил, что не умеет танцевать. Вика продолжала: «Я тебя научу — цепляйся». Рома поднял вверх согнутые в локтях руки, подпрыгнул и уцепился за ее плечи.

Включили фонограмму — Вика танцевала с Ромой, который буквально повис на ее теле и ногами дергал в воздухе. Присутствующие умирали со смеху. Позже я поинтересовался: «Рома, сколько лет этому номеру?» (то, что это никак не экспромт, а до тонкостей подготовленный номер, сомнений не было). Он признался: «Лет ему очень много. Существует с того момента, когда я был молоденький и худенький, и Вике не было так тяжело, как сейчас».

«Когда женился, супруга меня на руках носила — такой я был легкий. До 33 лет весил 47 килограммов. Одежду для себя в „Детском мире“ покупал — там все стоило дешевле в два раза…» — признавался в интервью «ФАКТАМ» Роман Карцев.

Вспоминает Женин еще один круизный случай. Тогда, во время обсуждения очередной программы, Карцев сказал ему: «Если не возражаешь, я дал бы еще один творческий вечер». Женин сознается, что был в полном недоумении. Как правило, каждый из артистов концертной бригады выступал в ходе рейса на одном сольном вечере, а также в двух сборных «солянках» — в начале и конце круиза. Ясное дело, никто не рвался перерабатывать…

— Возражать, естественно, я не стал и поинтересовался у Романа программой этого действа, — говорит Евгений Женин. — Он объяснил, что хотел бы выступить не в музыкальном салоне (где обычно проходили творческие вечера), а в зале судового театра на борту «Федора Шаляпина», на котором мы плыли. Зал достаточно просторный, двухэтажный, с большим киноэкраном. С этими словами вручил мне видеокассету: «На, посмотришь, потом поговорим». На кассете была запись фильма Эльдара Рязанова «Небеса обетованные», о котором в то время знали лишь то, что идут его съемки.

Именно этот фильм Рома показал публике. Вот так благодаря Карцеву в море состоялась нелегальная, досрочная премьера этой киноленты еще не имевшей разрешительного удостоверения на прокат. Было это задолго до официального премьерного показа (в 1991 году. — Авт.) и стало возможным потому, что Рязанов подарил Карцеву кассету с записью готовой версии фильма.

Помню, тогда в зале воцарилась странная атмосфера. С одной стороны, зрители-пассажиры были в восторге от увиденного, от авторских комментариев Карцева, сыгравшего там скрипача Соломона. С другой — находились под каким-то гнетущим впечатлением от увиденного — жизненных трагикомических коллизий экранных героев Лии Ахеджаковой, Леонида Броневого, Олега Басилашвили. Здесь восторг и горечь слились воедино.


* Зал смеялся, даже когда Роман Карцев читал со сцены трагедии Шекспира

— Специфическая манера изложения Карцева — это особая глава его творчества, — продолжает Евгений Женин. — Произнесенные им фразы часто становились афоризмами. Его умение сказать между строк — паузой, многозначительным молчанием — было уникальным. Можно говорить много, остановлюсь лишь на нескольких моментах.

Неподражаемый Швондер из «Собачьего сердца»: «Мы — новое домоуправление вашего дома…» Это, ясное дело, Булгаков. А вот в картине «Предсказание» Эльдара Рязанова эпизод, когда герой Карцева (антикоммунист) приходит к герою Басилашвили (Горюнову), приносит ему канистру бензина и предлагает сжечь его, в знак протеста. Горюнов спрашивает: «Позвольте, а почему бы вам не сжечь самого себя?» Антикоммунист (Карцев) отвечает: «Не тот рЭзонанс!» Это уже авторский прием: манера, умение произносить обычную, дежурную фразу так, что она становилась афоризмом. Впоследствии мне доводилось сталкиваться в киношной, театральной среде с разными актерами, и когда один предлагал другому сделать нечто скандальное, звучало то самое карцевское: «Не тот рЭзонанс!»

К слову, Рязанов не случайно снял Карцева в еще одном своем фильме — «Старые клячи», где пожилой администратор Йосиф Лазовский, заботясь о своей маме, устраивал для нее концерт в театре. Это тоже очень специфичный персонаж, с неповторимой лексикой.

Читайте также: Роман Карцев: «С Мишей Жванецким в Одессе мы моментально съедаем сотню раков»

В кино Карцев, как правило, играл одесситов либо героев, приближенных к такому типажу. Это характерно, в частности, для роли учителя из «Волшебного голоса Джельсомино». Специфическая одесская подлинная сущность человека этого возраста оказывалась убойно впечатляющей. Это не кривляния каких-то артистов из российских сериалов, а истинный, реальный одессит.

Помимо Карцева, еще Михаил Светин умел из ничего делать конфетку. Он мог рассказать анекдот — бессмысленный, пустопорожний и тупой — так, что народ буквально лежал. Или так держать обычную паузу, что зрители взрывались аплодисментами. Кстати, Светин, посмотрев в круизе на «Шаляпине» фильм «Небеса обетованные», глотал валидол — так его потрясла картина.

Буквально за неделю до печального известия о смерти Романа Карцева мне довелось побывать на концерте в Одесской филармонии. В компании с известным одесситом, социологом и киноведом Игорем Кокаревым, гостившим в родном городе. Там повстречали Михаила Жванецкого. Михал Михалыч, естественно, вспоминал Витю Ильченко, Рому Карцева. Однако не говорил о том, что порой монологи, написанные самим Карцевым, оказывались сильнее и актуальнее монологов Жванецкого.

Прошла какая-то неделя, и Ромы не стало. Не стало того Карцева, который оставался связующей нитью между тем Жванецким (задиристым, веселым, искрометным, который когда-то начинал в одесском «Парнасе-2») и сегодняшним — очень уставшим от жизни.

Как сообщали «ФАКТЫ», Жванецкий посвятил трогательный рассказ памяти Романа Карцева. Кроме того, мы публиковали вопросы анкеты «ФАКТОВ», на которые ответил знаменитый артист.

* Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
-5

Ветер: 2 м/с  Ю-В
Давление: 756 мм

С нашей медициной любая мать, вырастившая двоих, а то и троих детей, может автоматически получить диплом педиатра.