Житейские истории

Жили рядом, учились в одной школе, а познакомились на войне: история любви снайпера и журналистки

10:32 25 ноября 2018   1925
Евгений Меринов и Юлия Кириенко
Дария ГОРСКАЯ, «ФАКТЫ»

История любви этой пары удивительна. Юлия Кириенко и Евгений Меринов могли стать друзьями или влюбиться гораздо раньше, чем это произошло. Всю жизнь они ходили параллельными тропами: оба родились в Киеве в один год, жили в соседних домах на столичной Оболони, учились в параллельных классах одной и той же школы. Когда началась война, оба уехали на фронт. Только Юля — в качестве военного корреспондента, а Женя стал снайпером отдельной 14-й бригады. Они познакомились ровно три года назад в Марьинке под Донецком. Может быть, и не узнали бы друг друга, если бы… не Женин шрам на скуле. Журналистка вдруг вспомнила, что именно такой шрам она видела у одного из ребят в своей школе. В детстве ей было ужасно любопытно, откуда он может быть у мальчишки. Ответ она получила лишь двадцать лет спустя, на передовой… Осенью прошлого года ребята поженились. О поразительных совпадениях в их жизни, о самых опасных днях на войне и о том, как подарок на день рождения может превратиться в свадебное путешествие, Юлия и Евгений рассказали «ФАКТАМ».

— Если задуматься о том, почему не встретились раньше, то это точно не случайно, — говорит Юлия Кириенко. — Судьба нас соединила тогда, когда мы были к этому готовы. У нас обоих уже была за плечами война, трудности, неудачные отношения (Женя расстался с девушкой, я развелась с мужем). Это не была любовь с первого взгляда. Мы поженились, лишь хорошенько узнав друг друга и взвесив все «за» и «против».

— А в школе почему не познакомились? Ведь учились в параллельных классах.

— Разные интересы были, — пожимает плечами Юля. — Женя после уроков бегал с ребятами на стадион играть в футбол, я с подружками гуляла совсем в других местах. Не пересекались. Но я его запомнила еще с младших классов: Женя носил свитер под горло, всегда улыбался, еще у него был шрам на левой скуле. Я пыталась догадаться, откуда взялся шрам, но подойти и спросить не решалась. Только встретившись на войне, наконец выяснила. Оказалось, в детстве Женя нашел ножик и, играя, упал на него. Хорошо, что лезвие в глаз не попало.

— Вы жили рядом, учились вместе, а потом судьба разными путями привела вас на войну…

— Я до 2013 года была журналистом-новостийщиком, снимала сюжеты на социальные темы, — вспоминает Юля. — Потом стала ездить в горячие точки: на Майдан, в Крым сразу после аннексии. А когда в августе 2014 года на телеканале встал вопрос о том, кто поедет в зону АТО, вызвалась я.

— Расскажи правду: ты ведь согласилась потому, что твои коллеги-мужчины отказались, — грустно усмехнувшись, говорит Евгений Меринов.

— Вообще-то да, — неохотно признает Юля. — Фамилий называть не буду, но некоторые мои коллеги действительно не горели желанием ехать на фронт. Другие были плотно задействованы в других проектах. В общем, я согласилась. В первую командировку в зону боевых действий поехала в шортах, майке и шлепанцах, потому что жара стояла несусветная. И с феном в руках (смеется). Я всегда его вожу с собой, потому что хочу иметь возможность привести себя в порядок. Другие журналисты, которые на тот момент уже месяц сидели в АТО, были в шоке, увидев меня. С того дня я постоянно находилась в зоне боевых действий, вплоть до прошлого года, когда освободили наших пленных в Гор-ловке.

— Что касается меня, я был готов ехать на восток сразу после начала войны, — говорит Евгений. — Повестку мне принесли в январе 2015-го, в 7:00 утра. Я открыл двери, расписался, чем очень удивил сотрудников военкомата. Попал в 14-ю отдельную механизированную бригаду. Сначала меня хотели определить в радиохимические войска, а потом майор узнал, что я кандидат в мастера спорта по гребле, служил в 3-м Кировоградском полку спецназначения, и назначил меня снайпером.

За четыре месяца учебки нас натренировали так, что мы потом обучали других ребят, у которых было мало времени на подготовку. Кое-кто из снайперов даже пристреливать винтовку не умел.

Несколько месяцев мы простояли в Павлополе, потом поехали в Марьинку. Здесь начались страшные обстрелы, причем с близкого расстояния. До «сепаров» было двести метров. Они в «зеленке» прячутся, а мы — как на ладони. Ни посадок, ни укрытий. Приходилось прятаться в домах и оттуда отстреливаться.

— Женя, не могу не спросить. Ребята, которых назначают снайперами, рассказывают, что сложнее всего преодолеть психологический барьер и выстрелить в человека, пусть даже врага, прицельно.

— Да, это непросто, — тихо ответил Женя после минутного молчания. — Я помню, как видел в оптику лицо врага и понимал, что нужно стрелять. Он просто нагло вылез и копал новый окоп, оборудовал свежую точку укрытия. Я понимал, что с этой точки завтра он будет стрелять в нас, в меня и моих товарищей. Но подсознательно оттягивал момент, гладил курок винтовки, давая этому человеку возможность спрятаться. Он этим шансом не воспользовался. Я выстрелил, он упал в окоп. Что с ним было дальше, жив ли он, я не знаю.

Читайте также: История любви: боец ВСУ сделал предложение известной актрисе, с которой познакомился на передовой

— Юля, у вас тоже, наверное, было множество опасных моментов за годы работы военным журналистом?

— Да, причем чаще всего я только потом узнавала, какой опасности избежала. Мне все время встречались люди, которые меня спасали. Один раз замкомбрига резко оттолкнул меня в сторону, а в следующую секунду там, где я перед этим стояла, взорвалась граната. Руководитель Национальной полиции Украины Сергей Князев однажды не пустил нашу машину в Дебальцево. Потом мы узнали, что автомобиль, который ехал прямо перед нами, расстреляли сепаратисты. Нас ждало бы то же самое. А в Песках я спаслась, потому что задержала свою группу: мне нужно было дописать еще один синхрон. Все возмущались, а потом оказалось: если бы мы выехали, как планировали, попали бы под обстрел.

— Теперь давайте поговорим о хорошем. Расскажите о вашей первой встрече в Марьинке.

— Я этот городок вообще не любила, — объясняет Юля. — Из Краматорска, где базируются военные журналисты, туда нужно ехать два часа по объездным дорогам и столько же возвращаться. К вечернему выпуску не успеваешь, военные далеко не всегда хотят нас видеть и что-то комментировать. По возможности старалась туда не ездить. А тут мне говорят — в Марьинку зашла новая бригада, все ребята молодые, контактные. Решила съездить. 15 октября 2015 года купила тортик, приехала на позицию. Ребята позвали самого красноречивого своего побратима, чтобы он дал интервью. Вышел заспанный паренек в военных штанах, спортивной кофте с капюшоном и с очень знакомым шрамом на лице. «Я вас знаю!» — говорю. Он: «Да нет». Не узнал меня. А я же в шлеме, в очках. Говорю: «Мы точно знакомы. Вы из Киева, с Оболони!» Парень удивился. А потом я сняла очки и он меня тут же вспомнил.

Второй раз я увидела Женю после того, как в Минске приняли решение об отводе из зоны АТО вооружения калибром до ста миллиметров. Я приехала снимать сюжет, как уезжают танкисты 14-й бригады. Общались с теми, кто остается. Ну и, конечно, повидалась с Женей. Было такое приятное теплое чувство, как будто встретила старого друга. Но ничего больше, никакой романтики. Хотя, когда я уезжала с их позиции, Женя, обняв меня на прощание, сказал: «С тобой так здорово! Вот же повезет кому-то с женой». У меня тогда в голове неожиданно промелькнуло: тебе повезет. Но я не придала этому значения.


* Фотографируясь во время первой встречи на фронте, Юля с Женей не предполагали, что станут мужем и женой

— Я всегда очень радовался, когда Юлька приезжала, потому что она привозила самые вкусные тортики, — смеется Евгений. — Ни о каких особенных отношениях мы тогда не думали. Не до того было. Все закрутилось, когда я вернулся домой.

— Полгода мы встречались, а потом Женя мне просто вручил ключи от квартиры — и все, — говорит Юля.

Читайте также: «Фото на первой странице газеты стало для нас знаковым»

— А год назад вы решили узаконить отношения.

— Это было как раз прошлой осенью. Я сидел на работе (снова, как и до войны, занялся ремонтом мобильных телефонов), — вспоминает Женя. — Вдруг позвонила знакомая волонтер. Сказала, что есть чудесный проект: бойцу АТО и его возлюбленной волонтеры организовывают красивую свадьбу по народным традициям, в украинских костюмах. Спросила, нет ли у меня кого на примете, кто бы хотел пожениться. Я ответил, что нет. А через минуту перезвонил. Сказал, что это я. Решил сделать Юле сюрприз. Разработал целый план, чтобы она до последнего не знала, что происходит. Торжество было запланировано в Пирогово, а там неподалеку как раз живет мой друг, у которого перед этим родился ребенок. Вот я Юле и сказал, что мы едем на крестины малыша. А на самом деле мы поехали жениться!

— То есть вы даже предложения ей не сделали? Не боялись, что откажет?

— Боялся! — отвечает за мужа Юля. — Тем более что мы как раз незадолго до этого поссорились.

— Я покупал Юле кольцо и опоздал на встречу с ней, — говорит Евгений. — Причину опоздания не назвал. Юлька разозлилась. Пошла со мной в ресторан обиженная, а я ей — букет, кольцо и сакраментальное: «Ты станешь моей женой?» Ну она и растаяла. Но для того, чтобы это была не постановочная свадьба, а законная регистрация брака, нужно было быстро подать заявление в ЗАГС и заказать выездную церемонию. К сожалению, одна из сотрудниц ЗАГСа «спалила контору», пожелав нам завтра, в день нашей свадьбы, быть красивыми. А я ведь ее предупреждал, что для моей невесты это сюрприз!


* Торжество проходило в Пирогово по старинным украинским обычаям — с выкупом невесты, плетением венка, народными песнями…

— Я уверена, что она сделала это нарочно, — говорит Юля. — Когда мы поехали подавать заявление, я пыталась сделать все быстро — опаздывала на работу. Регистратор, глядя, как мы бегаем с этими бумажками, ехидно сказала: «Девушка так мечется! Сразу видно, как сильно замуж хочет». Я попросила ее подбирать выражения, и она в отместку рассекретила сюрприз, а потом еще и перепутала наши фамилии. Но настроение нам это не испортило. Свадьба получилась просто фантастической. Старинные украинские обычаи, выкуп невесты, плетение венка с воском, расплетание косы под традиционные народные песни…

Правда, я поначалу паниковала: как это моя свадьба — и не под моим контролем? А вдруг я вообще хочу все сделать по-другому? Но подружки меня утихомирили: «Юля, твой любимый человек все сам придумал, организовал и сделал. Просто побудь нормальной женщиной — расслабься и насладись!» Я так и сделала, и все вышло просто чудесно! А потом мы поехали отдыхать в Грузию. Вообще-то путевку я купила за три месяца до этого как подарок Жене на 30-летие (день рождения у него тоже осенью). Но вышло, что эта поездка стала нашим свадебным путешествием.

— Юле все время не сидится на месте, — подтрунивает над женой Евгений. — У меня только и было два спокойных дня, пока она была в командировке во Львове. Приехала — и сразу гонка: интервью, встречи, перевозка вещей на дачу, потом полет в Берлин на конференцию…

— Я очень непоседливая, это правда, — соглашается Юля. — Совмещаю две работы и социальный проект, постоянно пытаюсь развиваться, учиться, куда-то ездить, что-то придумывать. И все всегда стараюсь планировать наперед. Но наши с Женей отношения — исключение. Тут далеко не все идет по плану. Но так гораздо интереснее!

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали историю любви николаевского десантника, полного кавалера ордена «За мужество» Павла Чайки. Также мы писали об интернациональной свадьбе, которую сыграли известный киевский волонтер и замкомандира «Грузинского легиона».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
+1

Ветер: 2 м/с  С
Давление: 743 мм

Мы часто говорим: «Будет что в старости вспомнить!» А в старости... опа — склероз!