Культура

Рушковский не мыслил себя без сцены, — Лариса Кадочникова

12:12 14 декабря 2018 688
Николай Рушковский

Еще при жизни Николай Рушковский вошел в золотой актерский фонд Театра русской драмы имени Леси Украинки. Он прослужил на его сцене 66 лет, оставаясь до последних дней активным, востребованным артистом. За этот период Николай Рушковский сыграл в театре более ста ролей. За пятьдесят лет преподавания в театральном институте набрал 14 курсов. Именно Рушковский стоял у истоков театра «Сузір`я», Нового драматического театра на Печерске и Мастерской Николая Рушковского. Несмотря на возраст (в мае Николаю Николаевичу исполнилось 93 года), актер продолжал выходить на сцену. Играл в трех самых любимых своих спектаклях: «Завещание целомудренного бабника», «Вишневый сад» и «Насмешливое мое счастье» (этот спектакль установил своеобразный рекорд: он идет в театре имени Леси Украинки 50 лет с одним актерским составом!).

Последний раз Рушковский вышел на сцену родного театра 25 ноября нынешнего года. В этот вечер давали «Насмешливое мое счастье», где у актера была роль брата Антона Павловича Чехова. Спектакль уже близился к завершению, и вдруг в самом финале Николай Николаевич оступился и упал. Из зрительного зала этого не было видно. Актера сразу унесли за кулисы, вызвали «скорую». У Рушковского оказался перелом шейки бедра. Николай Николаевич понимал, что операции не избежать и согласился на нее, надеясь на быстрое восстановление. За несколько часов до операции он позвонил в театр, сказав, что четырнадцатого декабря непременно выйдет в роли Фирса в «Вишневом саду». «Сцена для меня вся жизнь!» — признавался в одном из последних интервью «ФАКТАМ» Николай Рушковский. 5 декабря знаменитого актера не стало

Народная артистка Украины Лариса Кадочникова — одна из постоянных партнерш Николая Рушковского по сцене. Более пятидесяти лет они играли вместе в спектакле «Насмешливое мое счастье». Были блестящим дуэтом в легендарном спектакле «Квартет».

— Идя в театр, я и сейчас думаю, что встречу за кулисами Николая Николаевича, — говорит Лариса Валентиновна. — Не могу привыкнуть, что его больше нет…


* Лариса Кадочникова и Николай Рушковский вместе играли в спектале «Квартет»

— Когда я приехала в Киев и пошла служить в Театр русской драмы, Николай Рушковский был уже здесь звездой, — вспоминает Лариса Кадочникова. — Он всегда занимал в театре одно из самых высоких положений. Николай Николаевич пришел сюда вместе со своей женой, актрисой Беллой Павловой. В то время он и Решетников считались самыми красивыми актерами, такие герои-любовники. Правда, по характеру были абсолютно разные.

— Помните вашу первую встречу с Рушковским?

— Это произошло в театре. Николай Николаевич шел по коридору — высокий, статный, с цепким взглядом. Он приветливо поздоровался со мной, а я сразу отметила: «Как хорош!» Мы всегда были в приятельских отношениях. Рушковский даже как-то восторженно ко мне относился. Я приехала в Киев из «Современника» — в то время это был очень модный театр, Николай Николаевич тоже перебрался сюда из Москвы. У нас были общие знакомые, воспоминания. Получив хорошее образование, имея блестящий ум, Рушковский был очень естественный, красивый и остроумный. Злой иногда на язык, но в этом заключалась его прелесть.

— Любил подшутить?

— Как многие актеры. Знаете, как Николая Николаевича называли в театре? Ник Ник — это звучало очень мило. Мы с Рушковским часто пересекались в спектаклях. Помню, в пьесе «Последние дни Булгакова» Ник Ник играл Жуковского, а я (по очереди с Адой Роговцевой) Александру. В спектакле была задействована и Надежда Батурина. Николай Николаевич, бывало, любил съязвить. В сцене, когда мы с Батуриной, стоя на вращающемся круге, взявшись за руки, с него спрыгиваем, Николай Николаевич тут же шутил: «Ах вы мои молодухи!»

Читайте также: Николай Рушковский: «Я бывал почти на всех спектаклях у Олега Ефремова. По тем временам они, бесспорно, были сенсацией»

— Говорят, благодаря Рушковскому в свое время вам даже подняли зарплату?

Это давняя история. Когда я приехала из Москвы, у меня в театре была очень маленькая ставка — около 70 рублей. Но я как-то не придавала этому значения, денег нам с Юрой Ильенко хватало. Он тогда много работал, да и цены не были космическими. В общем, на одном из собраний в театре стали поднимать вопрос о повышении зарплат. Николай Рушковский всегда состоял в худсовете, принимавшем решения.

Вот дошли до моей фамилии, и некоторые начали возражать, мол, она жена Ильенко, они и так огромные деньжищи имеют. И тут вдруг встает Рушковский и говорит: «Кадочникова — замечательная актриса. При чем здесь ее супруг? Ей нужно повысить заработную плату как поощрение за качество актерской работы». Тогда мне дали прибавку в 20 рублей. Конечно, не особо большие деньги, но я была признательна Рушковскому за поддержку. Позже, когда мы вместе ездили, давая концерты по Украине, я всегда вспоминала эту историю.


* Николай Рушковский еще при жизни вошел в золотой актерский фонд Театра русской драмы имени Леси Украинки

— Вы имеете в виду гастроли театральных актеров, которые были популярны в советское время?

— Да, их устраивало общество «Знание». Мы ездили по всей Украине, рассказывая о театре, фильмах, в которых снимались. Наши выступления собирали огромные залы. Я вспоминала о съемках в «Тенях забытых предков», Николай Николаевич читал отрывки из пьес. Зрители были в восторге, а мы таким образом зарабатывали деньги. Привозили с концертов по 200—250 рублей. Театр нас отпускал — это была реклама и возможность поощрить артистов.

— Ездили большой бригадой?

Только вдвоем с Рушковским. Нам всегда предлагали прекрасные условия, лучшие гостиницы. В то время мы очень сдружились с Николаем Николаевичем, часто разговаривали о жизни. Помню, как-то в одну из поездок он рассказал мне о том, как прошел всю войну. Меня это тогда потрясло. Он был утонченным актером, изысканным, изящным, а тут… война. Это как-то не вязалось с его образом.

Но видя, с какой болью Николай Николаевич вспоминает то время, я понимала, что для него это важный отрезок жизни. Он не любил говорить о войне, знаю лишь, что ангел-хранитель провел его через те годы невредимым. Николай Николаевич признался, что, пройдя войну, на которую ушел восемнадцатилетним мальчишкой, получил лишь одно легкое ранение.

— Говорят, женщины обожали Рушковского.

— Это правда, я видела, как на него смотрели поклонницы. Николай Николаевич прекрасно знал себе цену. Еще с того времени, когда играл в театре Ромео. Я видела его фотографии в этой роли — безумной красоты юноша! Рассказывают, что та постановка «Ромео и Джульетта» была событием для киевских театралов.

— Вы были влюблены в Рушковского?

— Знаете, у меня даже мысли такой никогда не возникало. Кажется, я работала с такими красивыми мужчинами, но романов никогда не крутила. Моя мама всегда предупреждала: «Лариса, смотри, ни в коем случае с актером не заводи роман». У меня не было отношений ни с Миколайчуком, ни с Рушковским. Я знаю, что в Николая Николаевича была сильно влюблена болгарская театральная актриса. Она приезжала в Киев со своим театром на гастроли. Очень красивая! Болгарка даже устроила гастроли нашего театра в Софии, чтобы увидеть Рушковского. Но он всю жизнь любил только свою Беллочку.

Читайте также: Николай Рушковский: «Приезжая в Киев, Кирилл Лавров сначала отправлялся на Байковое кладбище к отцу»

— У Рушковского был какой-то особый ритуал перед спектаклем?

— В день спектакля он всегда приезжал в театр заранее. Неспешно готовился к выходу на сцену, перебрасывался парой слов со своим партнером Славой Езеповым и шел за кулисы.

Театральный мир Киева, конечно, многое потерял с уходом Рушковского. Он очень любил Украину. Ведь окончил школу-студию МХАТа, мог бы работать в Москве, но приехал в Киев, всю жизнь посвятив Театру русской драмы. И своим студентам. У него было 14 выпусков в театральном институте! Целая актерская плеяда.


* Театральный мир Киева многое потерял с уходом Рушковского, — считает Лариса Кадочникова

— Рушковский любил бывать на актерских посиделках?

Конечно. Был душой компании, мог и рюмочку пропустить. Знаете, это была такая «мера интеллигенции», принятая еще со времен МХАТа. Актеры той закалки любили немножко выпить, покуражиться и пошутить.

Пару раз я бывала у них с Беллой в гостях, в красивой старой квартире, недалеко от театра. Белла там была полновластной хозяйкой, очень приветливой и хлебосольной. Последние годы она не играла уже в театре, но всегда была в курсе того, что там происходит. Любовь Николая Николаевича и Беллы началась еще в Москве, в школе-студии. Благодаря Белле он и приехал в Киев. Сначала в театр попала она, а затем и Рушковский. Он иногда вспоминал, что первое время его иначе не называли, как муж Павловой. Я видела, с каким трепетом он всегда смотрел на свою Беллу. Знаете, это большое счастье — пронести через столько лет любовь.

— Знаю, что Николай Николаевич очень тщательно следил за своей внешностью.

— Как и любой другой актер. Ведь это его «инструмент»! Кстати, Рушковский всегда очень следил, как выглядит и женщина. Бывало, подойдет, скажет: «О-о-о, смотри, в каком ты наряде!» Другой вообще ничего не заметил бы, а Николай Николаевич всегда обращал внимание на внешний вид женщины. Он и сам всегда хорошо одевался — подтянутый, в хорошем костюме, чистой обуви. Рушковский даже рубашки носил как-то по-особенному, с достоинством.

— Николаю Николаевичу стало плохо во время спектакля «Насмешливое мое счастье». Сколько лет вы играли в нем вместе?

— Мне кажется, целую жизнь. И знаете, каждый раз, выходя на эту сцену, мы по-новому произносили текст. Николай Николаевич играл Антона Павловича Чехова, а я — его супругу. За столько времени жизни этого спектакля случалось много смешных и трагических историй. Помню, как много лет назад здесь, на родной сцене, когда мы играли первый акт, вдруг над нашими головами появились летучие мыши. Да-да. Мы были просто в шоке! Откуда они взялись? Но зрители, наверное, подумали, что это такая режиссерская находка. А мы с Ник Ником еле доиграли до конца, боясь, что в какой-то момент мыши просто сядут нам на головы!

Конечно, бывало, что и текст забывали. Но оба очень лихо выходили из положения. Потом смеялись: круто мы извернулись!

— Помните последний спектакль Рушковского?

— Во всех деталях. Это было 25 ноября. Стоял страшный гололед, и я еле успевала к началу. Николай Николаевич уже был в театре. Накануне ничто не предвещало такой развязки. Мне вообще всегда казалось, что Бог хранит Рушковского. Поэтому, когда он оступился и упал, подумала: «Он сильный и все победит». Помню, перед спектаклем увидела Николая Николаевича и еще отметила: столько человеку лет, а ведь нет в нем никакой старости. Он до последнего выходил на сцену. Перед операцией сказал: «Четырнадцатого декабря буду играть в «Вишневом саду». Представляете?! Он не мыслил себя без сцены. Несмотря на то что здоровье уже было не то — в свое время перенес операцию на сердце. Но, видимо, его жизненный ресурс уже исчерпался…

Как ранее сообщали «ФАКТЫ», в августе этого года ушел из жизни народный артист Украины режиссер-постановщик Театра на Подоле Игорь Славинский.

* Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

На одесском рынке: — Молодой человек, зачем было забивать такого маленького кролика?! В нем же почти нет мяса! — Я его забил?! Здрасьте! Он сам умер!