БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

«Дочка не ходила, а теперь почти бегает»: дисплазию суставов малышке устранил ортопед Виталий Веклич

14:08 21 декабря 2018 2028
Алине устранили дисплазию

Наталия была на втором месяце беременности, когда в городке Лимане Донецкой области начались бомбежки.

— Я пряталась в подвале дома, — вспоминает Наталия. — Было очень страшно. Казалось, это конец, и я написала маме прощальное смс-сообщение. Признавалась ей в любви… Оказалось, в это же время бомбили Краматорск, и мама тоже там пряталась в подвале. Думала, все обошлось. Но не для моего будущего ребенка. Я сама медик, девять лет проработала в роддоме. Знаю, что в течение первого триместра беременности в организме малыша закладываются многие органы и системы, в частности, нервная.

— И она у малышки пострадала?

— Да. Алина родилась с огромной грыжей на позвоночнике — размером с мужской кулак. Грыжа не была покрыта кожей, через тонкую оболочку просвечивалась спинномозговая жидкость… Мне сразу сказали, что ребенок не будет ходить и что вообще таких детей домой из роддома не забирают. Но, несмотря на все ужасные прогнозы, мы с мужем решили: сделаем для дочки все возможное. Ведь ребенок не виноват, что родился фактически на войне.

— Какие специалисты должны были наблюдать Алину дальше?

— Нейрохирурги. Из роддома меня с малышкой перевели в Харьковскую больницу неотложной помощи, и мы попали в руки к детскому нейрохирургу Александру Духовскому. Удивительный человек! Он подготовил Алину к операции, и в полтора месяца выполнил уникальное вмешательство — не только удалил грыжу, но и «вправил» нервы в позвоночник.

— Малышка почувствовала ножки?

До этого у нее был фактически паралич, но после операции чувствительность улучшилась и появилась надежда, что дочка будет ходить. И вдруг выяснилось: у нее есть еще одна проблема — дисплазия тазобедренных суставов. Ни стремена, ни специальные аппараты не помогли. А ортопеды Киева, Харькова, Одессы предлагали сделать операцию только по классическим методикам: большой разрез, потеря крови, пластина в области суставов, которую со временем придется удалять. Гипсование на многие месяцы… Разве сможет это вынести ребенок, у которого и так нарушена трофика, есть проблемы со спиной? У дочки стали болеть суставы, и надо было принимать решение. Я вспомнила о телепередаче, в которой два года назад участвовал ортопед Виталий Веклич. Меня поразили результаты его операций. Метод щадящий, применяются аппараты внешней фиксации. Нет разрезов, только проколы, не нужен гипс. И мы отправились к Виталию Викторовичу, который взялся лечить Алину.

После операции, сделанной Алине на тазобедренных суставах, прошло два месяца. Малышка уже не обращает внимания на металлические конструкции, установленные в области бедер. Она к ним привыкла.

Дочка ходит, подолгу стоит возле журнального столика и рисует акварельными красками, — продолжает мама девочки Наталия. — Раньше из-за боли в суставах Алине трудно было это делать. Хотя аппараты дочке еще не сняли, мы довольны результатом: суставы удалось поставить в правильное положение. Конечно, операция была для ребенка стрессом, ведь Алина уже многое понимает, боится боли, незнакомой обстановки. Я все время говорила ей: «Надо немного потерпеть». Приходилось действовать подкупом — обеспечивать дочку новыми игрушками. Но теперь трудный период миновал.


* «В борьбе с болезнями у Алины сформировался бойцовский характер, — говорит Наталия. — Она очень упорная, целеустремленная. А играть больше любит не в куклы, а с машинками»

— Алина сможет нормально ходить?

— Теперь суставы будут правильно развиваться. Правда, чувствительность в ножках еще недостаточная — это последствие грыжи. Но после операции мы сможем активнее заниматься реабилитацией, нагружать ножки, не опасаясь вывиха тазобедренного сустава.

Читайте также: Украинский ортопед Виталий Веклич исцелил малышку, которую не взялись лечить специалисты Израиля, Франции, Германии

К Виталию Векличу часто обращаются родители детей, которым диагноз дисплазия тазобедренных суставов поставили с опозданием.

— Многие годы я пытаюсь донести информацию до мам, которые ждут ребеночка, до родителей маленьких детей: дисплазия — очень коварное заболевание, — говорит известный ортопед Виталий Веклич. — Ведь многие считают: если у новорожденного складочки на ножках симметричны, значит, все в порядке. А ошибаются даже педиатры, хотя их должен насторожить такой симптом, как тугое или пружинистое разведение ножек. У ребенка с первых дней жизни ножки в полусогнутом состоянии свободно разводятся в позу «лягушонка». Если сделать это трудно, нужно назначить рентген тазобедренных суставов.

— Врачи чаще рекомендуют УЗИ…

— Этот метод нельзя считать информативным. Окончательный диагноз ставится именно по рентгеновскому снимку.


* Виталий Веклич: «Врожденная дисплазия тазобедренных суставов — коварное заболевание. Но если в три месяца сделать ребенку рентген и поставить точный диагноз, к году от этой патологии можно избавиться»

— Но ведь маленького ребенка не хочется облучать, и врачи его щадят.

— Если бы родители видели, чем грозит эта осторожность! Приходит ко мне мама с трехлетним ребенком: «С походкой что-то не то. Дочка переставляет ножки, как уточка». Спрашиваю: «Снимок делали?» Отвечает: «Нет». И мне нечем ее порадовать: ребенку надо делать сложную операцию. А если бы в роддоме заподозрили дисплазию и порекомендовали делать ребенку зарядку — разводить ножки, носить его у себя на бедре, уже было бы хорошо. А в три месяца важно сделать рентген, чтобы выяснить точно, есть ли дисплазия тазобедренных суставов. Если диагноз поставили в три месяца и начали лечение, тогда можно обойтись без хирургического вмешательства. Некоторое время ребенок носит стремена или аппарат Гневковского: с их помощью ножки разводятся, что помогает доразвиться и головке бедра, и впадине. Во многих случаях этого достаточно, чтобы к году восстановить анатомическое строение сустава. Не получилось — приходится оперировать. Но если ребенка лечили консервативно, операцию делать гораздо легче. Можно считать, что это был этап подготовки к хирургическому вмешательству.

— Операцию Алине вы сделали по щадящей методике? — спрашиваю Виталия Веклича.

Да. К сожалению, даже несмотря на то, что родители вовремя начали лечить девочку, консервативные методы не помогли. Головка сустава не центровалась, биологические соотношения были нарушены (при диагнозе коксовальга угол составлял почти 170 градусов вместо 130). Через проколы мы надрезали кость и установили аппараты внешней фиксации.

Три месяца ребенок носит аппараты, а когда мы их снимаем, сустав уже восстановлен. Я наблюдаю таких детей еще в течение года. Но обычно моя помощь им больше не нужна.

— Ваша методика широко применяется?

— Нет. Щадящую методику я разработал еще лет тридцать назад. Но в клиниках Украины все еще оперируют по старинке. Делают большие разрезы, устанавливают пластины, есть кровопотеря. И таких больших операций понадобится как минимум четыре (ведь пластины придется снимать). Лечение длится два года, а у нас два-три месяца — и о проблеме можно забыть.

— Заболевание передается по наследству?

— Такое возможно. Если, например, у мамы в детстве была дисплазия, к обследованию ребенка надо подойти с особой тщательностью. Но вовсе не обязательно предрасположенность реализуется. Все случаи индивидуальны. И мы это учитываем.

Читайте также: «У дочки правая ножка стала короче левой, таз перекосился, страдает позвоночник»

— Чем опасна дисплазия тазобедренных суставов?

— Из-за неправильного положения суставы быстро разрушаются, и в молодом возрасте придется заменить их искусственными — сделать эндопротезирование. Вторая опасность — вывих. Такое часто случается после родов.

— У девочек, которым вы выполнили операцию, в дальнейшем могут появиться проблемы во время родов? Им нужно делать кесарево сечение?

— Вовсе нет. Их суставы после операции здоровы. Никаких ограничений нет не только во время родов. Подходят умеренные физические нагрузки. Человек ведет обычный образ жизни.

На видео, которое мне показала Наталия, Алина идет по длинному коридору и делает это стремительно.

— Это наше достижение уже в аппаратах, установленных Виталием Векличем! — говорит Наталия. — Но ходить дочка начала немного раньше. Первые шаги Алины для нас с мужем стали самым большим подарком в жизни. Ведь когда Алине было три года, мы даже не могли поставить ее на ножки — малышка садилась в позу лотоса. Приходилось буквально жить в реабилитационных центрах. Массажи, различные процедуры, иглоукалывания. Дочка все терпела. Такая маленькая, она научилась быть терпеливой и работать над собой. Когда мы оказались в Днепре, в клинике доктора Рахманова, и прошли курс иглоукалывания в течение пятнадцати дней, Алина пошла, держась за мою руку. Мы вернулись домой, и муж не мог поверить в наши успехи. Он все пытался по привычке взять дочку на руки, чтобы отнести в ванную или комнату. Я с трудом отучила его от этого.


* После операции, сделанной Виталием Векличем, тазобедренные суставы у Алины развиваются правильно и вывих ей больше не грозит

— А когда Алина отпустила вашу руку?

— После второго курса иглоукалывания в Днепре. Мы еще были в клинике. Вдруг мой ребенок встал и пошел! Мамы, находившиеся рядом, начали меня поздравлять: «Наташа! Твоя пошла!» А у меня было ощущение, будто это не наяву… До сознания не сразу дошло, что случилось. Когда Алина отошла метров на пятьдесят, я вскочила и помчалась ее догонять. А вот теперь, когда решилась и проблема с тазобедренными суставами, в нашей жизни начался новый этап. Чувствую, что мы все проблемы преодолеем.

— Работая в роддоме, вам приходилось видеть детей, появившихся на свет с такими патологиями, как у Алины?

— Огромные спинномозговые грыжи встречаются редко, раньше я не видела детей с этой патологией. Но уже после того, как родила Алину, в нашем роддоме было несколько подобных случаев. Думаю, они тоже связаны с началом военных действий, бомбежками, страхами. Вряд ли есть статистика, позволяющая выяснить, сколько детей пострадало, еще не родившись… Мне трудно вспоминать то время, но его из памяти не сотрешь. Наш дом в Лимане находится рядом с бывшей больницей. Ее разбомбили так, что из трех этажей остался только один. Позже здание отстроили заново, и сюда перевели из Донецка Институт травматологии и ортопедии. Ирония судьбы… К сожалению, последователей доктора Веклича здесь нет. А ведь в его щадящей методике нуждается так много людей — и детей, и взрослых. Лично я буду рекомендовать обращаться к нему всем своим знакомым.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали поразительную историю Насти Полевой, ножки которой были похожи на корни дерева. Благодаря Виталию Векличу в жизни девочки произошли поразительные изменения.

Фото из семейного альбома

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров