Общество

Изнасилование мужчины женщиной доказать невозможно: что не так с новыми «сексуальными» законами

12:06 11 января 2019   3662
Изнасилование мужчины женщиной доказать невозможно

Известие о том, что заниматься сексом в Украине теперь можно будет только после получения специального разрешения, вызвало волну насмешек и едких комментариев. В первой части материала «ФАКТЫ» рассказали, как с юридической точки зрения новые законы, вступившие 11 января в силу, изменят жизнь граждан страны. Во второй части мы решили показать, как на практике можно будет наказать человека за насилие.

Расписка о добровольном сексе не является свидетельством того, что изнасилования не было

Закон «О предупреждении и противодействии домашнему насилию», вступивший в силу год назад, предусматривает, что этим будут заниматься органы Минсоцполитики и соответствующие структуры на местах. В частности, министерство должно создать Единый госреестр случаев домашнего насилия и насилия по половым признакам. Утверждены образцы журналов регистрации заявлений (отдельные журналы для регистрации сообщений, регистрации фактов выявления, всего — шесть образцов), обязанности мобильных бригад, которые будут прибывать на помощь жертвам насилия, порядок работы приютов, в которых жертвы должны получать убежище…

Система в полном объеме еще не заработала: бригады и убежища есть далеко не во всех регионах. И зачастую время выездов и приемные часы у них — только в рабочее время. Когда насильники обычно тоже работают, а не истязают своих жертв. Впрочем, полицейские уже получили право выдавать запретительные предписания: когда жертва опасается за свои здоровье и жизнь и ее обидчику во внесудебном порядке запрещают подходить к ней и проживать с ней в одном жилище (даже если оно принадлежит именно обидчику) — на срок до десяти суток. Говорят, уже были заявления на подобные предписания и от «псевдожертв», пытавшихся насолить своим супругам. Скептики считают, что так же неспешно (и — с злоупотреблениями) будет входить в нашу жизнь и новый закон.

Полный текст закона «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины с целью реализации положений конвенции Совета Европы о предотвращении насилия в отношении женщин и домашнего насилия и борьбе с этими явлениями» можно прочитать на сайте Верховной Рады. «ФАКТЫ» приводят некоторые формулировки с комментариями источника «ФАКТОВ» в Нацполиции, попросившего не называть его имя. Он, кстати, утверждает, что никакая расписка о добровольности сексуальных отношений не является свидетельством того, что изнасилования не было.

— Насильник может заставить жертву написать или подписать любую расписку, — утверждает офицер полиции. — И в то же время, даже если расписка была написана совершенно добровольно, впоследствии ее автор может заявить о принуждении. В моей практике были случаи, когда в правоохранительные органы женщины подавали заявления об изнасиловании. А потом или сами сознавались, или мы выясняли, что изнасилования не было — секс был по согласию, а то и вообще его не было. Заявительницы таким образом хотели отомстить своим «бывшим» или любовникам, не желающим жениться.

Наверное, каждый милиционер/полицейский сталкивался с делом, когда жалеешь не жертву, а преступника. Ведь нередки случаи, когда оказывается, что пострадавший постоянно издевался над окружающими, и в какой-то момент у кого-то из них щелкает в голове, человек берет нож или топор и расправляется с обидчиком. Поэтому одним из правильных изменений, я считаю, является то, что теперь смягчающим обстоятельством является то, что преступление (вплоть до убийства) было вызвано постоянными издевательствами и жестоким обращением.

Отягчающим обстоятельством является совершение преступления на почве половой принадлежности, а также в отношении инвалидов и психически больных. Но не могу понять, почему эта норма распространяется на преступления против супругов (как настоящих, так и бывших) и «лиц, с которыми виновный находится или находился в семейных или близких отношениях». То есть — украсть в церкви ящик с пожертвованиями или ограбить прохожего — это в порядке вещей, а стырить заначку у мужа — уже «с отягчающими»? Кроме того, есть юридические понятия семьи и близких родственников: супруги, дети и проч. — от правнуков до прадеда и прабабки. А что такое «в близких отношениях»? Это «наше шалене кохання, яке московити називають «блізость»? Или это дружба? Или совместные пьянки? По-моему, авторы закона в некоторых случаях, мягко говоря, недоработали.

Точно так же не могу понять, зачем в статью о тяжких телесных повреждениях надо было отдельно вносить «увечье половых органов», если там уже есть «потеря любого органа или его функций».

«Заявления могут поступать и от тех, кто необоснованно считает себя пострадавшим»

— Украина движется в Европу, в которой сейчас идет активная борьба с домашним насилием. — продолжает собеседник «ФАКТОВ». — Видимо, поэтому Уголовный кодекс дополнен совершенно новыми статьями «Домашнее насилие» и «Ограничительные меры к лицам, совершившим домашнее насилие». Но тут тоже не все однозначно.

Раньше было как: пьяный муж избил жену, та вызвала милицию. Группа выехала на «семейный», а там жена зачастую уже отказывается писать заявление: «Да, мы ссорились, кричали, но ничего страшного, нос я сломала, случайно споткнувшись». Группа поехала обратно. Хотя иногда и возбуждали дела по нанесению телесных повреждений, хулиганству и т. п.

Теперь домашнее насилие квалифицируется как «умышленное систематическое совершение физического, психологического или экономического насилия относительно супругов или бывших супругов либо другого лица, с которым виновный находится (находился) в семейных или близких отношениях». (Опять эти непонятные «близкие отношения»). Но…

Во-первых, без заявления пострадавшей стороны полиция по-прежнему не сможет открыть уголовное производство.

Во-вторых, заявления могут поступать и от тех, кто необоснованно считает себя пострадавшим. Или пытается путем подачи заявления добиться каких-то своих целей, не связанных с правосудием. Мы обязаны будем их принимать и расследовать. Наказуемо, например, «домашнее насилие… повлекшее эмоциональную зависимость или ухудшение качества жизни потерпевшего». Всегда можно найти какого-нибудь эксперта, который скажет, что постоянные признания одного из супругов в любви другому и задаривание его подарками могут вызвать эмоциональную зависимость у другого. Или у матери, чрезмерно опекающей ребенка, растет эмоционально зависимый от нее «маменькин сынок». Что, их отдавать под суд за «психологическое домашнее насилие»?

Возможно, я взял крайние случаи, но они очень показательны. Думаю, некоторые формулировки в законе относятся к полю деятельности скорее психологов, нежели правоохранителей.

Или еще пример: муж-олигарх выделял жене миллион в год на мелкие расходы. В связи с кризисом стал выделять полмиллиона. А слесарь Вася отдавал жене две тысячи, но теперь проезд на работу подорожал — он отдает только полторы. Качество жизни жен ухудшилось — налицо все признаки домашнего экономического насилия.

Если к нам обратятся с заявлениями, мы, конечно, будем расследовать дела по домашнему насилию. Но если физическое насилие, оставляющее заметные следы, выявить и задокументировать проще, то с психологическим и экономическим — гораздо труднее. Исходя из моего опыта, скажу: разные эксперты могут выдать совершенно противоположные результаты экспертиз даже, казалось бы, в очевидных случаях. А домашнее насилие происходит скрыто, неявно, не всегда очевидно. И трактовать его тоже можно по-разному. Поэтому, боюсь, часть расследований мы просто не сможем довести до суда. Или все дело рассыплется в суде.

«Статьи „Изнасилование“ и „Сексуальное насилие“ написаны настолько безграмотно, что могут стать источником злоупотреблений»

- Отдельно хочется высказаться по поводу того, что в статьях УК «Изнасилование», «Сексуальное насилие», «Принуждение к вступлению в сексуальную связь», «Принуждение к аборту или стерилизации» содержится словосочетание «без добровольного согласия потерпевшего», — говорит эксперт. — «Согласие» уже подразумевает добровольность, оно не может быть недобровольным. Если что-то происходит в недобровольном, то есть в принудительном, порядке — это уже не «по согласию». А примечание: «Согласие считается добровольным, если оно является результатом свободного волеизъявления лица, с учетом сопутствующих обстоятельств» — вершина идиотизма авторов закона. Что такое «сопутствующие обстоятельства»? И если согласие было получено в результате свободного волеизъявления, то какие «сопутствующие обстоятельства» могут помешать признать его добровольным?

Вообще, статьи «Изнасилование» и «Сексуальное насилие» написаны настолько безграмотно, что могут стать не только предметом насмешек юристов, но и источником злоупотреблений: как со стороны правоохранителей, так и со стороны мошенников.

В новой редакции изнасилование — это «совершение действий сексуального характера, связанных с вагинальным, анальным или оральным проникновением в тело другого лица с использованием гениталий или любого другого предмета без добровольного согласия лица». Мы уже шутим: «А после вступления приговора в силу, такой предмет как орудие преступления „гениталии“ будет подлежать уничтожению?»

Как зафиксировать добровольное согласие? Расписка, как я уже говорил, не панацея. Вызывать каждый раз, как собираешься заняться сексом, нотариуса или хотя бы свидетеля, который подтвердит согласие сторон? А если ты переспал «по согласию» с симпатичной девушкой, а утром она потребовала от тебя солидные «откупные», угрожая заявить в полицию, что «добровольного согласия» не давала?

Это касается и супружеских отношений — ведь ничто не мешает жене заявить, что муж ее изнасиловал. Конечно, подобные случаи были и раньше. Если есть только слово жертвы против слова насильника — судебная перспектива дела маловероятна. И даже если изнасилование действительно было, недобросовестный следователь может со спокойной душой закрыть дело.

Кстати, никто не отменял презумпцию невиновности. Если секс был, он должен считаться добровольным как минимум до тех пор, пока не будут добыты доказательства изнасилования. А по закону — пока вина обвиняемого не доказана судом.

Раньше статья об изнасиловании предполагала физическое насилие или его угрозу, использование беспомощного состояния жертвы. Как следствие — доказательствами зачастую служили физические повреждения. Думаю, они и дальше будут доказательствами, хотя вышеуказанные признаки изнасилования из кодекса убрали. Если же повреждения отсутствуют, можно провести психологическую экспертизу, исследования на полиграфе. Но с одной стороны стопроцентной точности они не дают даже при полном содействии проверяемого. А с другой — детектор лжи можно обмануть. Эти же экспертизы, кстати, и с таким же успехом, можно применять и в случае психологического домашнего насилия.

Зато эта статья напрочь отрицает возможность изнасилования мужчины женщиной! Да, такое изнасилование раньше было возможно. Теперь же инкриминировать подобное женщине мы не можем по простой причине: отныне, согласно Уголовному кодексу, изнасилование возможно только при проникновении в тело жертвы. А поскольку в этом случае гениталии именно жертвы проникают в тело насильницы, то… Фактически изнасилование есть, но юридически его нет.

И остановлюсь на также новой статье УК «Принуждение к браку». Теперь преступлением является «принуждение лица к вступлению в брак, или к продолжению принудительно заключенного брака, или к вступлению в сожительство без заключения брака, или к продолжению такого сожительства, или побуждение с этой целью лица к перемещению на территорию другого государства из того, в котором она проживает».

Хорошо, что Украина не только декларирует, как раньше, вступление в брак как взаимно добровольный акт мужчины и женщины, но и вводит уголовную ответственность за нарушение этого правила. Плохо, что закон не указывает, в чем же заключаются эти принуждение и побуждение. Если один из будущих супругов нашел вторую половинку, скажем, в Польше и склонил ее к переезду в Украину, но официально брак они не оформили — считается ли это «побуждением к перемещению для сожительства»? А если один из сожителей, живущих в «гражданском браке», не против оформить отношения официально, а другой в загс не спешит— попадают ли его действия под «принуждение к продолжению сожительства»? А если мать сказала взрослому сыну: «Не буду стирать твои носки. Хочешь носить чистые — найди жену»? Это принуждение к браку?

У нас уже есть такие составы преступления, как «Незаконное лишение свободы», «Торговля людьми», «Принуждение к вступлению в половую связь», которые вполне применимы и к «Принуждению к браку». Зачем было вводить новую статью? Возможно, она касается некоторых религиозно-национальных общин, в которых принято не спрашивать согласия дочерей на замужество: за кого отец выдаст, с тем ей и жить. Учитывая некоторые миграционные процессы, в будущем такая статья может стать для Украины актуальной.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

С нашей медициной любая мать, вырастившая двоих, а то и троих детей, может автоматически получить диплом педиатра.

Киев
-1

Ветер: 3 м/с  С
Давление: 748 мм