ПОИСК
Україна

Брат узника Кремля Панова: "Пока Женю месяц по этапу везли, он не мылся ни разу. Лекарства потерялись"

22:21 7 лютого 2019
7 февраля гражданина Украины Евгения Панова, незаконно приговоренного судом оккупантов к 8 годам тюрьмы, перевели из СИЗО в Омске, где он находился в последнее время, в колонию. Там, видимо, и будет отбывать срок участник АТО и волонтер, работавший на Запорожской атомной электростанции. Его задержали и осудили в оккупированном Россией Крыму по сфабрикованному ФСБ делу «украинских диверсантов».

О том, что узника Кремля перевели из СИЗО в колонию строгого режима, «ФАКТАМ» рассказал Игорь Котелянец, брат Евгения Панова.

— Я получил от брата письмо, — сообщил Игорь. — Оно небольшое, но хоть какая-то весточка и информация лично от него. Долго вообще никаких сведений не было. Женя написал, что у него закончилось все, кроме вещей. Видимо, тех, что на нем — штанов, кофты, что мы когда-то ему передавали. Ну, а еще ж нужны какая-то зубная паста, полотенце, нательное белье, тарелка, чашка, может, ручка с бумагой, какая-то книжка или письма, фото… Точно знаем, что, пока его последний месяц по этапу везли, то он не мылся ни разу. Например, когда пересадка была в Челябинске, то их вообще «вывалили» на перрон, где они то ли четыре, то ли пять часов провели на скамеечках на 25-градусном морозе. Но меня предупреждали, что обычно, пока осужденных перевозят по этапу, все их личные вещи теряются. Их где-то оставляют по пути следования, выбрасывают. Потерялись и лекарства, а у него болит спина и нога. Брат испытывает острые боли в спине, и ему дают обезболивающие таблетки.

— А как удалось получить письмо?

— Дело в том, что в России существует такой электронный сервис ФСИН — система отправки электронных сообщений заключенным Федеральной службы исполнения наказаний. Какие-то люди зарабатывают на этом неплохие деньги. Но эта система подключена не ко всем СИЗО России, только к некоторым, и, собственно, только к СИЗО, а не колониям. То есть теперь, когда его перевели в колонию, такой возможности общаться с ним у меня уже не будет.

Так вот: ты заполняешь определенную форму письма, в зависимости от количества знаков, которые ты написал, тебе выставляют счет. Вот я отправил ему письмо, и по количеству знаков у меня вышло около 200 гривен. Оно сразу попадает в электронный ящик во ФСИН, его распечатывают и передают адресату. Я также могу запросить и оплатить его ответ. Ему выдадут листик, на котором он также может написать определенное количество знаков и мне передадут. С него же денег не берут — потому что с него брать нечего. Я на электронную почту получаю скрин его текста. Это прекрасный тюремный бизнес, который процветает в России.

Есть также электронный магазин ФСИНовский, где я заказывал для Жени продукты на 5000 гривен, которые ему не передали. И это всегда такая «лотерея», мы же не поедем в Москву разбираться. Заплатили деньги — и до свидания.

От наших консулов в РФ мы узнали, что сейчас брата перевезли в шестую колонию Омска. Там, кстати, сейчас температура минус 37 градусов. И там он будет ждать освобождения. В этих стенах уже сидел один украинский политзаключенный — Дмитрий Штыбликов. Осенью 2018 года в колонии произошел бунт. Заключенные протестовали против издевательств и пыток со стороны администрации. Дмитрия оттуда вывезли. Теперь место особо опасного украинца там занял Женя.

В своем коротком письме Евгений Панов также сообщил, что на 12 часов 26 февраля в Крыму назначен суд по вещественным доказательствам — в частности, личному авто, на котором Евгений въехал в Крым. Судья тот же, что и был. Но суд, видимо, состоится без его присутствия или по видеосвязи. Еще попросил передать привет жене, перед которой чувствует себя виноватым за то, что случилось. А также поздравил Игоря, который недавно женился, и сказал, что надеется, что хоть их семья порадует маму.

Ну, а Игорь Котелянец только-только вступил в новую должность — руководителя общественной организации, которая объединяет родственников узников Кремля. Он и раньше выполнял эту работу, но на общественных началах. Но узников становится больше, им и их близким требуется моральная, правовая, финансовая и международная поддержка.

— Сейчас мы продвигаем закон 8205, который должен определить статус политических заключенных, гарантировать их правовую поддержку за счет государства и реабилитацию после освобождения. Вместе с сестрой Олега Сенцова Наташей я веду программу на «Громадськом радіо», — рассказал Игорь Котелянец.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что в России Верховный суд решил не пересматривать приговор крымчанину Евгению Панову, осужденному по делу «украинских диверсантов». Все жалобы адвокатов были отклонены.

454

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.