БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье

«Сосуд сердца для малышки хотим вырастить сами»: в Украине будут создавать искусственные органы из плаценты

14:04 12 апреля 2019 10606
Илья Емец

«Все будет хорошо…» Эти слова Елена повторяла как молитву с девятнадцатой недели беременности, когда на УЗИ врачи обнаружили, что у будущего ребенка, долгожданной и желанной дочки, сложный порок сердца. Чтобы уточнить диагноз, Елену направили в столичный Центр детской кардиологии и кардиохирургии.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о сложнейшей операции, которую специалисты Центра детской кардиологии и кардиохирургии, выполнили новорожденному ребенку еще четверть века назад: «Врачи сказали, что у моей дочки нет ни одного шанса выжить».

— Врачи сказали, что из сердечка выходят не два сосуда, а только один, поэтому сразу после рождения малышке понадобится сложная операция, — говорит Елена. — Конечно, было очень страшно. Но специалисты центра уверили меня, что с ребенком будет все в порядке. Беременность протекала легко, как будто дочка решила меня поберечь, не беспокоить. На УЗИ проверяли, как развивается сердечко, нет ли патологии других органов. Рожать я должна была в столичном роддоме № 7. Его специалисты сотрудничают с кардиоцентром по программе «Пуповинная кровь». Благодаря тому, что порок сердца обнаружили внутриутробно, была возможность во время родов сохранить пуповинную кровь ребенка, чтобы использовать ее во время операции.

— В этом году нашему методу применения пуповинной крови исполняется ровно десять лет, — говорит руководитель Научно-практического центра детской кардиологии и кардиохирургии Минздрава Украины профессор Илья Емец. — Когда я впервые использовал пуповинную кровь вместо донорской, не верилось, что до сих пор никто в мире этого не делал. Но это так. Метод был запатентован и признан как украинский. Сейчас пуповинную кровь используют во многих клиниках не только для кардиохирургических, но и для других вмешательств. Благодаря этой технологии ребенок легче переносит вмешательство и быстрее восстанавливается. С использованием пуповинной крови мы выполнили 275 операций. Некоторые в первые дни и даже часы жизни ребенка. А теперь готовы идти дальше — вместе с американскими коллегами, в частности известным ученым профессором Энтони Атала, планируем выращивать органы и ткани из клеток плаценты. Есть надежда, что этой малышке, в сердечко которой я вшил искусственный сосуд, при следующей операции мы заменим его выращенным специально для нее. И тогда он станет родным, будет расти вместе с ребенком. Если работы пойдут успешно, на базе лаборатории мы сможем выращивать и другие «детали» для сердца, в частности клапаны.

О планах и новых открывающихся возможностях Илья Емец рассказал побывавшему в Центре детской кардиологии и кардиохирургии президенту Национальной академии наук Борису Патону. Тогда Борис Евгеньевич, не так давно отметивший сто лет, и познакомился с маленькой пациенткой Меланией. Разница в возрасте у них действительно целое столетие!


* «Я даже боюсь брать на руки такое сокровище!» — сказал Борис Патон, когда Мелания оказалась у него. Фотография, сделанная в этот момент, как считают родители малышки, станет настоящей семейной реликвией. Фото предоставлено Центром детской кардиологии и кардиохирургии

— Вашу малышку прооперировали в первые сутки? — спрашиваю у Елены.

— Нет. Ее состояние было не настолько тяжелым, чтобы сразу делать операцию. Поэтому ребенка дообследовали, тщательно подготовились и выполнили вмешательство через неделю после рождения — 8 февраля. Операция длилась больше десяти часов, но прошла успешно. Мы с мужем все время просидели в клинике, у двери реанимации. Когда поздно вечером дочку привезли из операционной, она спала. Но мы успели сказать ей все самые ласковые слова. А главное, что она молодец и должна хорошо себя вести — быстро идти на поправку. Я сцеживалась и приносила ей молочко. Даже «заговаривала» его, чтобы пошло на пользу.

Читайте также: «Каждую ночь я прислушивалась, дышит ли Максимка, пока сыну не „залатали“ дырочку в сердце»

— Мелания долго пробыла в реанимации?

— Две недели. Иногда мне хотелось плакать, глядя на кроху, которая находилась в кувезе под контролем аппаратуры. Но раскисать нельзя: плохие мысли материальны, как и хорошие. Поэтому идти к ребенку надо только с положительными эмоциями и верить в него. Это очень важно. Выписывая дочку, врачи сказали, что сердечко полностью восстановлено. Оно работает нормально, а главный совет нам, родителям, — относиться к Мелании как к здоровому ребенку. Единственное ограничение — до шести месяцев не поднимать дочку, взяв под мышки, чтобы в области шва не было натяжения. Уже сейчас шов практически незаметный. Мы очень благодарны всем специалистам Центра детской кардиологии и кардиохирургии. Они спасли нашу девочку.


* «Врачи сказали, что после операции Мелания абсолютно здоровый ребенок и практически никаких ограничений, кроме профессиональных занятий спортом, у нее не будет», — говорит Елена. Фото из семейного альбома

Оперировавший Меланию Илья Емец показывает на макете сердца, какой порок был у малышки и что удалось сделать.

— Девочка родилась с тяжелейшим пороком, когда из сердца выходят не две артерии (легочная и аорта), а одна. И межжелудочковой перегородки не было. Требовалось практически восстановить сердце. Наша методика хирургического вмешательства при таком пороке была признана одной из самых успешных и в Европе, и в Америке. За последние десять лет мы сделали 745 операций по артериальному переключению, из них 194 — по нашей пуповинной программе. И с очень низкой смертностью. После операции сердце Мелании развивается нормально. Это абсолютно здоровый ребенок.

«Кажется фантастикой то, что из стволовых клеток плаценты можно создавать органы и ткани, а затем пересаживать их человеку. Но это уже делается»

На утреннем обходе в реанимации врачи докладывают профессору Емцу о каждом прооперированном или готовящемся к операции ребенке. В основном это новорожденные. Над кувезом информация — имя, диагноз, возраст. Состояние отслеживает аппаратура. С помощью передвижного аппарата УЗИ сразу делают исследование, что позволяет увидеть, в каком состоянии сердечко. Оно обычно размером с кулачок малыша. А на экране видны все внутренние структуры — сердечные камеры, клапаны, подходящие к сердцу сосуды. Вот мальчик, которому срочно нужно заменить сердечную перегородку. Она в мелких отверстиях, и кровь просачивается из одного желудочка в другой.


* Илья Емец: «Нашему Центру детской кардиологии и кардиохирургии на днях исполнилось 16 лет. В прошлом году мы выполнили свыше 3144 операций, из них хирургических — 1727». Фото предоставлено Центром детской кардиологии и кардиохирургии

— При различных пороках, делая реконструктивные операции, мы стараемся максимально использовать собственные ткани ребенка, чтобы они росли вместе с сердцем, — говорит Илья Емец. — Но не всегда так получается. Этому малышу нужна искусственная ткань миокарда. А ведь в мире уже есть технологии, позволяющие выращивать ткани и органы из стволовых клеток плаценты и амниотической жидкости (околоплодных вод). Этим, в частности, занимается американский профессор Энтони Атала — руководитель Института регенеративной медицины Уэйк-Форест (Северная Каролина). Он специалист мирового уровня в области тканевой инженерии и клеточных технологий. Два года назад профессор Атала номинировался на Нобелевскую премию в области медицины, имеет 240 патентов на изобретения, является советником президента США по медицинским вопросам. В прошлом году Энтони Атала побывал у нас в центре, и мы начали сотрудничество.

— Что станет его результатом?

— Выращивание тканей для кардиологических операций — сосудов, клапанов сердца, перикарда, который необходим прямо сейчас этому малышу, находящемуся в кувезе.

— И как скоро осуществится идея?

— Подписан контракт между американским Институтом регенеративной медицины и созданным в нашем центре научным парком «Кардио плюс». Мы получили право использовать открытия профессора Атала, что позволит создавать американо-украинский клеточный продукт, искусственные органы.

Читайте также: «На операцию дочка согласилась идти только… вместе с зайчиком, подаренным прабабушкой»

— Из плаценты?

— Плацента и амниотическая жидкость используются для получения стволовых клеток. И эти клетки работают не хуже эмбриональных. А ведь по поводу эмбриональных постоянно велись этические споры. Клетки плаценты становятся родоначальниками различных тканей организма.

— Это делается в эксперименте?

— Не только. Профессору Атала удалось вырастить уретру (она была успешно пересажена), мочевой пузырь (пациент живет с ним уже больше пяти лет). В его лаборатории выращивают жировую, костную, хрящевую ткани, мышцы, нервы, кровеносные сосуды. Были выращены даже человеческие печень, матка, яичники, но в условиях эксперимента. Обо всем этом профессор подробно рассказывал здесь, в Киеве, в нашем центре. Планируется, что его разработки будут применяться у нас. Большой удачей для специалистов центра будет возможность в этом участвовать. Ведь речь идет о революции в медицине. Планируется, что сотрудники Института регенеративной медицины приедут к нам, а наши пройдут стажировку в Уэйк-Форесте. К слову, один из наших коллег уже там находится.

«На 3D-принтере можно за шесть — восемь часов напечатать „каркас“ для печени»

Как же происходит выращивание органов? Это трудно представить… Во время своего визита в Украину профессор Атала рассказал журналистам, что сначала на биопринтере создается каркас органа, который «заселяется» плацентарными стволовыми клетками. И ткань растет. Но, например, чтобы вырастить сосуд, понадобятся клетки двух типов — эпителиальные (для внутренней части) и мышечные (для внешней). Затем сосуды помещают в биореактор, где они дозревают и подвергаются нагрузке, имитирующей функции организма. Тот же подход применяется к клапанам сердца — они выращиваются и «тренируются», чтобы смогли нормально функционировать после имплантации.

«Мы работаем в области регенеративной медицины уже 30 лет, — рассказал профессор Энтони Атала. — Первой задачей было научиться выращивать клетки вне организма. Сегодня специальные методики позволяют нам взять участок ткани площадью меньше половины почтовой марки и через 60 дней заполнить аналогичными клетками футбольное поле. Другой вызов заключается в том, что для создания „каркаса“ будущих органов нужны биосовместимые материалы, которые приживаются в организме пациента и не отторгаются. Третий вызов — необходимо, чтобы имплантируемые органы и ткани „прорастали“ кровеносными сосудами, так как ни один орган не работает без кровоснабжения. Поэтому в качестве основы используются пористые биоматериалы».

«Каркас» органов печатается на биологическом 3D-принтере. По утверждению профессора, это можно сделать в течение шести —восьми часов. Регенеративные технологии постоянно развиваются, и, судя по всему, на них можно рассчитывать в случаях, когда ребенок появился на свет с определенными пороками развития. Новые технологии позволят помочь людям с серьезными заболеваниями, а также продлить человеческую жизнь.

— В октябре нынешнего года мы проведем очередную, уже четырнадцатую международную конференцию, идея которой звучит так: «Рождение одного человека помогает отложить смерть другого», — говорит Илья Емец. — Речь пойдет и о технологиях, предложенных Энтони Атала: они базируются на использовании плаценты, околоплодной жидкости. Будет обсуждаться программа «Долголетие — кардио». Для нас важно добиться того, чтобы мы не просто могли сохранить или продлить жизнь как маленького, так и взрослого человека. Главное, предлагая новые методы, думать о качестве жизни и о радости жизни.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, как врачи столичного Центра детской кардиологии и кардиохирургии сделали уникальную операцию двухлетнему ребенку.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров