БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности

С революционным огоньком и размахом: как праздновали Первомай в Киеве сто лет назад

8:33 1 мая 2019 1155
Первомай в Киеве в 1919 году
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

День международной солидарности трудящихся 1 Мая еще после Февральской революции 1917 года стал в Киеве легальным праздником. Но в 1919-м, когда эта дата пришлась на период господства большевиков, власти решили отпраздновать ее по-крупному.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, как большевики под руководством Михаила Муравьева захватили Киев в феврале 1918 года и устроили красный террор.

Вечером под открытым небом устроили киноплощадки, где показывали сцены утреннего парада

Специально созданная комиссия по устройству торжеств разработала подробный церемониал. Весь Киев был превращен в площадку для разнообразных мероприятий. Центром праздничного парада оказалась Софийская площадь, на которой в то время размещалась резиденция правительства советской Украины. Рядом с памятником Богдану Хмельницкому были установлены трибуны и фанерная триумфальная арка.

На других площадях проводили торжественные митинги, открывали временные, наспех изготовленные монументы революционных вождей. По улицам курсировали грузовики, с кузовов которых мобилизованные артисты разыгрывали сцены на революционные темы. Когда начались сумерки, прямо под открытым небом были устроены киноплощадки, где всем желающим показывали сцены утреннего парада. Ездил даже передвижной трамвай-кинотеатр. А на вечер подготовили яркую иллюминацию и фейерверк. Исполком Киевского совета выделил на все зрелища солидную на тот момент сумму — миллион двести тысяч рублей.

Особая роль в празднествах была отведена оформлению улиц города. Для этого привлекли целую группу молодых художников. В качестве рабочего места они использовали Алексеевский парк — ныне площадь перед НСК «Олимпийский». Одна из участниц оформительских работ 19-летняя ученица художественной студии Надя Хазина (будущая Надежда Мандельштам, жена поэта Осипа Мандельштама) позже вспоминала: «У нас были жесткие малярные кисти, мы тыкали их в ведра с клеевой краской и размазывали грубыми пятнами невероятные полотнища, которые потом протягивали поперек улицы, чтобы под ними прошла демонстрация».


* Надежда Хазина

Свидетелем этих киевских событий был и кинорежиссер Сергей Юткевич. Он рассказывал: «Получилась гигантских масштабов уличная выставка всех направлений в искусстве с преобладанием, конечно, царивших тогда футуристических, кубистических, супрематических, конструктивистских и других „авангардистских“ тенденций, но справедливости ради надо отметить, что все художники искренне и вдохновенно старались, используя приемы народного лубка и национальной орнаментики, пропагандировать революционную тематику и поэтому в целом им удалось создать радостную и победную атмосферу Первомайского праздника».

По случаю торжества рабочих и красноармейцев поощрили билетами в театры

Основная часть наглядной агитации появилась за сутки до праздника, перед рассветом 30 апреля. По воспоминаниям Надежды Мандельштам, «развешивали полотнища ночью. Художники с домоуправом врывались в чужие квартиры, распахивали окна и балконные двери и, переругиваясь со стоявшими внизу помощниками, крепко привязывали свое декоративное произведение к балконной решетке. Девочки в ночных игрищах не участвовали, а мальчишки поутру со смехом рассказывали подружкам, как пугались жители злосчастных квартир, когда орава во главе с управдомом ломилась среди ночи в квартиру».

Многих трудящихся по случаю праздника поощрили билетами в театры. Едва ли не самым запомнившимся стал спектакль, поставленный выдающимся режиссером Константином Марджановым (Марджанишвили) в помещении драматического театра «Соловцов» (нынешний Театр имени Франко). Для первомайской премьеры выбрали пьесу испанского драматурга Лопе де Веги «Фуэнте Овехуна» («Овечий источник»). Так называлась деревня, жители которой восстали против сеньора, гнусно обесчестившего прекрасную Лауренсию.


* Празднование Первомая на Софийской площади. Фото 1919 года

В спектакле были заняты ведущие артисты театра во главе с блистательной Верой Юреневой в роли Лауренсии. Финальная сцена, согласно воспоминаниям этой актрисы, выглядела так: «Все персонажи двигались к рампе радостные, с криками: „Да здравствует Фуэнте Овехуна!“, в зале зажигался и с движением актеров все разрастался свет». На зрителей, преимущественно рабочих и красноармейцев, эта постановка с «ударным» финалом производила оглушительное впечатление. Они расходились из зрительного зала с пением «Интернационала».

Читайте также: «Небоскребы» старого Киева: почему в 1912-м городские власти запретили строить высотные здания

Рисунки декораций и костюмов выполнил талантливый художник Исаак Рабинович. Одной из его помощниц была Надя Хазина. Она вспоминала, что для апофеоза были созданы символы невероятного изобилия: «Через всю сцену протягивалась гирлянда бутафорских фруктов, овощей, рыбьих и птичьих тушек подозрительно фаллического вида». Сценографы тоже выходили раскланиваться перед публикой. «Нас забрасывали грудами дешевых киевских роз, и мы выходили из театра с огромными охапками, а по дороге домой розы теряли бледные лепестки, но бутоны, к счастью, сохранялись».
Спектакль «Фуэнте Овехуна» стал для киевлян первым образцом обновленного театрального искусства. По свидетельству современников, его повторяли на сцене театра «Соловцов» сорок вечеров подряд при полном зале.

Сто лет назад, 1 мая 1919 года, в Киеве познакомились и сблизились Осип и Надежда Мандельштам

Уже после того, как в Киеве впервые показали «Фуэнте Овехуна», поздним вечером того же 1 мая, отмечал свой 26-й день рождения Александр Дейч. Литературовед и деятель театра, он был в то время сотрудником репертуарного отдела Всеукраинского театрального комитета. Дейч помогал Марджанову в постановке спектакля, снабжал его литературными материалами. Друзья и знакомые, среди них и Надя Хазина, чествовали именинника в так называемом «ХЛАМе» — такое сокращенное название было придумано для клуба-кафе художников, литераторов, артистов, музыкантов.

«ХЛАМ» находился в гостинице «Континенталь» в доме номер 5 по улице Карла Маркса, бывшей Николаевской (ныне улица Архитектора Городецкого; здание бывшего отеля сгорело в годы нацистской оккупации, а потом было восстановлено как учебный корпус консерватории). Гостиница, основанная в 1897 году, считалась самым фешенебельным и престижным отелем города. Весной 1919-го здесь поселили некоторых советских чиновников, только что прибывших из Харькова. Волею случая среди них оказался и поэт Осип Мандельштам.

Читайте также: Рухнула колокольня Андреевской церкви: как в старину дурачили киевлян 1 апреля

Зная ныне творчество и судьбу Мандельштама, трудно представить его в роли чиновника. Но вышло так, что при Наркомате просвещения был учрежден Всеукраинский литературный комитет («Всеукрлитком») «для руководства литературно-художественной жизнью Украины». В состав комитета вошли различные секции, в том числе поэтическая. К тому времени из голодной Москвы в более-менее сытый Харьков приехал Осип Мандельштам, и его сочли подходящей кандидатурой для руководства поэтической секцией. При переезде в Киев этот статус помог поэту поселиться в «Континентале». Впрочем, довольно скоро выяснилось, что для чиновнических обязанностей Осип Эмильевич не создан.


* Осип Мандельштам

Как бы там ни было, Мандельштам появился в «ХЛАМе» среди гостей на дне рождения Дейча. В роскошном отеле «ХЛАМ» занимал скромное подвальное помещение с несколькими столиками, которые обслуживал буфетчик. Пресса сообщала, что здесь организованы «ежедневные общие собрания начинающих поэтов и литераторов для совместного чтения новых произведений» — с тем, чтобы «помочь молодым силам выйти на литературную дорогу».

Александр Дейч оказался свидетелем зародившегося романа. Он отметил в своем дневнике, что Мандельштама просили почитать стихи, поэт «плыл по ритмам» с закрытыми глазами, а «открывая глаза, смотрел только на Надю Х…». Нетрудно понять, что речь шла о Наде Хазиной. Как потом вспоминала Надежда Яковлевна, «мы легко и бездумно сошлись. Своей датой мы считали первое мая девятнадцатого года».

Хотя тот Первомай остался у Осипа и Надежды как первый день совместной жизни, об оформлении своих отношений молодые люди не думали. Они просто купили возле Михайловского монастыря два грошовых колечка, причем на руки их не надевали: Осип носил свое колечко в кармане, а Надежда — на груди, на цепочке… Но это шуточное обручение связало их на много лет прочным союзом, которому суждено было выдержать бедность, бесприютность, жестокие гонения властей.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, как в Киеве обогревали дома в старину, до появления в городе в 1937 году центрального отопления.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров