БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
История современности взгляд в прошлое

«Небоскребы» старого Киева: почему в 1912-м городские власти запретили строить высотные здания

19:02 5 марта 2019 3342
Красивые здания старого Киева
Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, специально для «ФАКТОВ»

В нынешнем ландшафте Киева кстати и некстати доминируют громадные коммерческие здания, выстроенные в последние годы. Проблема непомерно высокой застройки вызывает беспокойство у киевлян, смущала она наших земляков и на рубеже XIX—XX столетий.

Самым высоким строением в Российской империи была 96-метровая колокольня Киево-Печерской лавры

Как-то раз в киевской прессе появилось стихотворение, в котором были следующие строки:

Пыль несется облаками,
Злое солнце гонит тень,
И гигантскими домами
Бредит Киев ночь и день.
Подымают наши крыши,
Окружили нас леса.
А дома растут все выше
И уходят в небеса.
Эти сумрачные зданья,
Неподвижно став во фронт,
Полны адского желанья,
Заслонили горизонт.

Современный читатель легко поверит, что стихи посвящены нынешним реалиям — разве что слог несколько архаичный. Однако на самом деле им уже больше 120 лет. Популярный в свое время фельетонист Гарольд (Исаак Левинский) написал их для газеты «Киевское слово» в 1898 году. Любопытно, что самое высокое в ту пору городское здание было… пятиэтажным.

Не то чтобы более масштабные постройки вообще отсутствовали. Ведь еще с середины XVIII столетия над Днепром царила самая высокая в империи отдельно стоящая колокольня Киево-Печерской лавры — 96,5 метра. Речь идет о жилых домах, на которые приходилась львиная доля городской застройки.


* Киево-Печерская лавра. Фото 1875 года

Так вот, на момент появления цитированных строк главный наш «небоскреб» стоял на нынешней площади Льва Толстого, в усадьбе купца Льва Бендерского по Большой Васильковской, 25. Его выстроил в 1897 году архитектор Владислав Городецкий. Здание отличалось роскошной отделкой, было оформлено колоннами, лепкой, изящной балюстрадой над карнизом, а венчали его три массивные башни. К слову, бывший дом Бендерского существует и поныне, однако войны и пожары не пощадили шикарных украшений. Фасад по Большой Васильковской, 25, сейчас выглядит голым и скучным, а от башен не осталось и следа.


* Дом купца Льва Бендерского по Большой Васильковской, 25

За океаном в те времена уже полным ходом велось строительство высотных домов на металлических каркасах. В Чикаго уже стоял 16-этажный Монаднок-Билдинг, а в Нью-Йорке возводился умопомрачительный 30-этажный Парк-Роу-Билдинг. Но в нашем городе равняться с американцами никто и не мечтал. Здесь продолжалось обычное кирпичное строительство.

Киевские домовладельцы мерились башнями

В 1899 году домовладелец из старинного казацкого рода Николай Григорович-Барский купил участок на углу улиц Владимирской и Прорезной. Год спустя он подарил недвижимость своему сыну, торговцу охотничьим оружием Петру Григоровичу-Барскому. И развернулась примечательная стройка. По проекту архитектора Карла Шимана в течение весны — осени 1900 года вырос вчерне новый дом. Со стороны Владимирской он был четырехэтажным, но со стороны Прорезной в результате уклона образовался пятый этаж, к тому же на углу возвышалась эффектная башня. Высота от нижней до верхней отметки дома оказалась рекордной для жилых зданий Киева — более 40 метров (правда, из них не меньше 12 метров пришлось на башню со шпилем). Впечатляло декоративное оформление в модном стиле ренессанс: и фасады, и интерьеры были богато украшены лепным орнаментом, скульптурами, художественными изделиями из металла.


* Здание на углу улиц Владимирской и Прорезной. С открытки начала ХХ века

Но еще в ходе строительства Григоровичу-Барскому пришлось под залог будущего дома взять несколько займов — в том числе у кредитного общества и у купца Александра Сироткина. Впрочем, домовладелец был уверен, что чудо-дом позволит ему быстро разделаться с долгами. Не дожидаясь конца работ, он вступил в переговоры с несколькими купцами на предмет аренды роскошных магазинов, проектируемых на первом этаже. Однако именно в этот период вследствие строительной лихорадки резко выросли цены на стройматериалы и рабочую силу. Раздобытых средств Барскому уже не хватало, а добавочную ссуду взять было негде. Незадачливый домовладелец какое-то время ждал чуда, а потом бросил недостроенное здание на произвол судьбы. Оно было продано с аукциона для покрытия долгов. На торгах победил держатель второй закладной Сироткин, который безбоязненно набавлял цену, понимая, что заплаченные деньги к нему же и вернутся.

Читайте также: Центральное отопление в Киеве появилось в 1937 году: как обогревали дома до этого

Новый владелец закончил отделку дома, однако зафиксировать рекорд не удалось. К моменту завершения новостройки в 1902 году пальму первенства по высоте перехватило другое здание, выстроенное годом раньше на Николаевской улице (теперь Архитектора Городецкого, 9). Его владелец, крупнейший киевский подрядчик Лев Гинзбург, впервые в городе соорудил полноценный шестиэтажный доходный дом. Архитекторы Георгий Шлейфер и Эдуард Брадтман разработали невероятно пышное оформление фасада и помещений для жилья и магазинов — оно лучше всяких рекламных плакатов характеризовало возможности строительной конторы домовладельца. А вычурные башни над карнизом здания, напоминавшие пражскую готику, позволили на несколько метров превзойти по высоте дом Сироткина.


* Дом Гинзбурга на Николаевской

Надо отметить, что разрушительное влияние времени не пощадило оба здания. Бывший дом Гинзбурга сгорел при пожаре Крещатика в трагическом 1941 году; после войны его восстановили, но возвращать башни не стали. Бывший дом Сироткина лишился своего углового акцента в 1950-е годы. Теперь, правда, на углу Владимирской и Прорезной ведется реконструкция исторического здания под гостиницу, и башню в ходе работ уже воссоздали. А вот дом на улице Архитектора Городецкого до сих пор производит впечатление обезглавленного. Поэтому заслуживает интереса предложение отреставрировать его и вернуть прежний силуэт.

В начале ХХ столетия строительная лихорадка утихла, ее сменил кризис. В этих условиях желающих бить рекорды высоты почти не осталось. Но все же в 1904 году молодой амбициозный инженер-предприниматель Всеволод Демченко (в будущем один из первых украинских олигархов времен гетмана Скоропадского) затеял масштабные работы на углу улиц Лютеранской и Меринговской (ныне Заньковецкой). По его заказу архитектор Александр Вербицкий составил проект обширного шестиэтажного (на цокольном полуэтаже) доходного дома. Правда, столь громадное строительство инженер не осилил. Ему удалось возвести только часть спроектированного здания. Угловой, более высокий, объем не был построен, так что рекорд устоял.

Гигант на Институтской сгорел во время нацистской оккупации

Еще через несколько лет в Киеве началась новая вспышка строительной лихорадки. Уже знакомый нам Лев Гинзбург сумел убедительно показать, что его домам нет равных. По заказу Льва Борисовича на протяжении 1910—1912 годов было возведено совсем уж невиданное для наших мест здание, известное как «небоскреб Гинзбурга».

Его соорудили по проекту одесситов Адольфа Минкуса и Файвеля Троупянского при участии киевлянина Ипполита Николаева. На крутую Институтскую улицу выходил 8—9-этажный объем, а вглубь квартала шла развитая 10—11-этажная пристройка, с высотой до карниза порядка 22 саженей (около 47 метров). В целом «небоскреб» включал 94 квартиры и несколько магазинов. Он сразу стал одной из главных доминант киевского ландшафта и к моменту постройки был сопоставим по размерам с высочайшими жилыми зданиями Европы.


* «Небоскреб Гинзбурга» по улице Институтской. Фото 1914 года

К сожалению, во время нацистской оккупации «небоскреб Гинзбурга» сгорел и после войны был разобран. Теперь примерно на его месте стоит гостиница «Украина».

В начале ХХ века высотность домов в столице не ограничивалась

В нынешних условиях существуют ограничительные правила, регулирующие высотность зданий в исторических кварталах Киева (хотя мало кто из застройщиков с ними считается). Однако в начале ХХ века подобные нормативы отсутствовали. Законы стояли на страже имущественных прав домовладельцев, а понятие масштаба исторической среды еще не было введено.

Читайте также: «Cахарный король» Лазарь Бродский завещал полмиллиона рублей на крытый рынок в Киеве

Тем не менее призадуматься отцов города заставили события 1911 года, когда «небоскреб Гинзбурга» был уже готов вчерне. В Киеве одна за другой произошли три строительные катастрофы с человеческими жертвами. В них обвинили алчных инвесторов, экономивших на качестве. Городские власти приняли меры к предотвращению подобных несчастий. Одной из них стала норма регулирования высотности, введенная в 1912-м. Было предписано ограничивать высоту частных зданий шириной улиц, на которую они выходят, но в любом случае — не выше 15 саженей (32 метров). Таким образом, наращивание высотности в дореволюционном Киеве притихло — чтобы снова вспыхнуть через десятки лет.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали о выдающемся краеведе Николае Закревском, который издал двухтомное «Описание Киева», которое и по сей день остается настольной книгой для историков и исследователей киевской старины.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров