Культура и искусство

Рим кажется опустевшим, хотя все музеи, рестораны, магазины работают, — режиссер Светлана Лищинская

10:06 8 марта 2020
Светлана Лищинская

Новая документальная картина «Веронские сокровища» украинского режиссера Светланы Лищинской основана на реальных событиях. Кражу 17 шедевров из музея Кастельвеккио в Вероне многие называют похищением века. В этой детективной истории, имевшей отношение в том числе и к Украине, до сих пор остаются белые пятна.

Кража картин произошла в ноябре 2015 года. Трое вооруженных мужчин ворвались в музей Кастельвеккио в тот момент, когда там менялась охрана и на какое-то время была отключена сигнализация. Грабители связали охранника и кассира, затем вынесли самые ценные экспонаты. Тогда мэр Вероны Флавио Тоси заявил, что кража была заказной. По горячим следам итальянская полиция задержала 12 участников преступления — девятерых граждан Молдовы и троих итальянцев. Но двоим грабителям все же удалось скрыться вместе с похищенным. Полгода понадобилось, чтобы найти пропавшие шедевры. Сотрудники Госпогранслужбы Украины и военной прокуратуры обнаружили картины на острове реки Турунчук на границе Одесской области и Молдовы. Общая стоимость украденного превышала 16 миллионов евро. Спасены были шедевры Якопо Робусти, Питера Пауля Рубенса, Пизанелло, Мантеньи, Карото.

Премьера документальной детективной истории спасения мировых шедевров «Веронские сокровища» состоялась в Риме. На показе в Италии была телережиссер Светлана Лищинская, для которой эта картина стала первым опытом работы в большом кино.

«Эпидемия коронавируса помешала приехать на премьеру одному из главных героев фильма — итальянскому офицеру из Вероны»

— Совсем не страшно было лететь в Италию, — призналась Светлана. — У меня изначально отношение ко всему, что связано с коронавирусом, как к раздутой пиар-кампании. Поэтому я не принимала никаких особых мер безопасности, даже маску с собой не брала. С нами на показ своего фильма должна была лететь в Рим и известная актриса Ирма Витовская вместе с мужем и ребенком, но она в последний момент таки отказалась.

— Вы проходили особый контроль в аэропортах?

— Я спокойно вылетела в Рим, а по возвращении в «Борисполе» мне, как и остальным пассажирам нашего рейса, измерили температуру тела с помощью специального термометра, который прикладывают ко лбу. Слава Богу, никаких проблем со здоровьем ни у кого не оказалось. В аэропорту Рима у нас не проверяли температуру, но было заметно, что все силы в городе мобилизованы на ликвидацию непредвиденных ситуаций. На улицах много полицейских. В Риме отменены все зрелищные мероприятия, никаких приемов, фуршетов.

— Туристов мало?

— Город кажется опустевшим. Очередей никуда нет, никакой толчеи, по вечерам на улицах пусто. Все музеи, кафе, рестораны, магазины работают. Попадаются люди в масках, но их не очень много. Мы обсуждали ситуацию с распространением коронавируса и с итальянцами. Многие из них склоняются к тому, что это больше «информационный вирус».

— Несмотря на эпидемию на севере страны?!

Даже несмотря на это. Хотя именно рост заболеваемости в этом регионе Италии помешал приехать на нашу премьеру одному из главных героев картины — итальянскому офицеру из Вероны, который принимал непосредственное участие в возвращении картин на родину. Мы снимали фильм в Украине и Италии. Для обеих стран история с пропажей и поиском мировых шедевров была очень громким делом.

Я хорошо помню, как сама в 2016 году стояла в длиннющей очереди в столичный музей Ханенко, чтобы увидеть найденные в Украине веронские картины. Когда уже приступила к работе над документальным фильмом, оказалось, что у этой истории довольно сильная и политическая подоплека. Поэтому никаких вольностей в игровых моментах я себе позволить не могла.

«Следователи не давали доступа к информации, которая мне была просто необходима»

— Как же она была связана с политикой?

— По одной из версий, следы заказчика вели к Кадырову — президенту Чеченской республики. Когда картины были найдены в Одессе, итальянская сторона, обрадовавшись, сразу присвоила звание почетного гражданина Вероны тогдашнему президенту Украины Петру Порошенко. Но наша сторона не отдавала картины так быстро, как этого хотелось итальянцам. За это время в Вероне сменилась власть, пришли люди, которые лоббировали интересы России. Они же проголосовали за то, чтобы лишить Порошенко почетного звания. В общем, произошел конфликт.

— Это как-то повлияло на вашу работу?

Самой большой сложностью оказалось сотрудничество с итальянской стороной. На тот момент, когда съемки были в самом разгаре, итальянская сторона никак не могла взять в толк, какие цели мы преследуем. Итальянцы совершенно не помогали нам в работе. Более того, когда мы прилетели в Верону, нам запретили снимать там практически все, кроме «говорящих голов» и найденных картин. Веронцы выдохнули только в наш последний съемочный день, когда поняли, что мы не преследуем никаких пропагандистских целей, а просто снимаем фильм, в котором говорим о мировом культурном наследии.

Было непросто и брать интервью у следователей. В силу своей профессии они отвечали очень формально, не давая доступа к информации, которая мне была просто необходима. Пришлось потрудиться, чтобы в конце концов разговорить этих людей.

— Как итальянские зрители отреагировали на картину?

— Когда мы сдавали фильм в Украине, пригласили на просмотр посла Италии в нашей стране. Увиденным он остался доволен. Мы послали картину нашим героям в Вероне, и теперь они хотят, чтобы там тоже состоялся показ. На самом деле все, кто был на премьере в Риме, заметили, что мы показали Верону не с туристической стороны, а такую, какой ее знают только итальянцы. И это одна из самых приятных оценок нашей работы.

Тем временем в Украине завершилась работа над новым детективным сериалом «Отречение», сюжетная линия которого напоминает захватывающие истории о знаменитом сыщике Шерлоке Холмсе.

755

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров