ПОИСК
Події

Год назад маленький миша кабаев выпил жидкость для чистки труб «крот», а в этот раз — керосин

0:00 13 січня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Сейчас за жизнь трехлетнего малыша вновь борются крымские врачи

О трагедии, случившейся с маленьким Мишей Кабаевым, знают теперь не только в его родном поселке Первомайское, но и во всем Крыму. Шутка ли, ребенок, в январе прошлого года выпивший жидкость для чистки труб «Крот», вновь попал на больничную койку. На этот раз малыш с сожженным пищеводом глотнул… керосина. По санавиации Мишу опять доставили в реанимационное отделение республиканской детской клинической больницы в Симферополе.

«Первый химический ожог, полученный мальчиком, усугубили родные, промыв ему желудок раствором марганцовки»

Тельце трехлетнего Мишеньки Кабаева больше напоминает скелет. Страдания малыша невозможно представить: у ребенка полностью сожжен пищевод, его кормят через трубочку, выведенную из желудка. Отверстие в животике, которое, видимо, дома плохо обрабатывали, превратилось в рану. Ко всему прибавилась еще и пневмония.

- Ситуация с этим малышом довольно сложная, — говорит начмед больницы Константин Телеснюк.  — Первый раз мальчик попал к нам с химическим ожогом пищевода: выпил средство для ухода за сантехникой «Крот». Это мощная щелочь. Ожог усугубили родные мальчика, промыв ему желудок крепким раствором марганцовки, которая тоже разъедает ткани. «Скорую» вызвали, лишь когда ребенок начал задыхаться и синеть.

Тогда врачи детской республиканской клинической больницы сделали все мыслимое и немыслимое, чтобы спасти мальчика. На больничной койке он провел несколько месяцев.

РЕКЛАМА

- Щелочь, в отличие от кислоты, которая дает поверхностные ожоги, наоборот, проникает глубоко и вызывает более грубые расстройства и нарушения в стенках пищевода, в мягких тканях, приводит к некрозам, — объясняет начмед.  — Расползающийся некроз — омертвение тканей — практически невозможно остановить. Все, что остается в пищеводе живым после ожога щелочью, потом рубцуется. Поэтому собственный пищевод, как таковой, у ребенка отсутствует. Год назад мы сделали ему операцию, чтобы через гастростому (отверстие в желудке) кормить малыша специальными жидкими смесями, которые содержат необходимое количество белков, жиров, углеводов. Смесь вводится непосредственно в желудок, а дальше поступает в двенадцатиперстную кишку и усваивается организмом. Мать научили, как ухаживать за ребенком, затем отправили их в Киев, в «Охматдет», чтобы там малышу сделали пластику пищевода — подшили фрагмент толстого кишечника. После операции произошло отторжение, и ребенка опять пришлось кормить через гастростому. Мы планировали вскоре отправить малыша в Киев, чтобы сделать повторную пластику пищевода, взяв трансплантат уже из тонкого кишечника. Но тут снова случилась беда — ребенок глотнул керосин!

«У Миши фактически уже нет пищевода — и весь керосин пошел в легкие»

- На моей памяти это первый случай, чтобы малыш в течение года дважды выпил такие агрессивные химические жидкости, — продолжает Константин Телеснюк.  — Не знаю, что там за семья, но, очевидно, за ребенком следили неадекватно. А так как у Миши нет своего пищевода, весь керосин, который он глотнул, пошел в легкие. Возникла токсическая аспирационная пневмония. И сейчас с большим, очень большим трудом мы вытаскиваем ребенка. Должно случиться чудо, чтобы он выжил. Мы даем ему самые современные препараты. На лечение Миши требуется порядка 600-700 гривен в день. Понятно, что у его семьи таких денег нет. Спасибо, что мир не без добрых людей.

РЕКЛАМА

Операцию в Киеве мальчику делали бесплатно. Проезд в столицу финансировала Первомайская райгосадминистрация. Как свою восприняли беду Миши крымские спасатели. Они снова организовали сбор средств среди сотрудников МЧС на лечение ребенка.

- Мы так прикипели душой к этому малышу, что для всех нас он как родной, — говорит помощник начальника ГУ МЧС Украины в Крыму Владимир Иванов.

РЕКЛАМА

- Сотрудники МЧС действительно оказали неоценимую помощь, — рассказывает главврач республиканской клинической больницы Александр Астахов.  — Они закупили и передали очень дорогие препараты для лечения Миши. Радует также то, что на расчетный счет больницы продолжают поступать средства не только от наших спасателей, взявших шефство над ребенком, но и от всех тех крымчан, которых не оставила равнодушными судьба мальчика. Честно говоря, этот случай потряс и нас, как говорится, повидавших всякое. Да, в больницу поступали дети, проглотившие косточки, орехи, детали игрушек. Но ситуация с Мишей Кабаевым — особая… Когда его привезли к нам, он был, как скелетик, обтянутый тряпочкой. К сожалению, даже при самом успешном исходе дела ребенок останется глубоким инвалидом. Но самое страшное, что все это произошло только из-за невнимательности старших. Быть осторожнее — вот и вся профилактика беды. Опасные жидкости — убирать! Лекарства — прятать! Запирать шкафы! Закрывать тумбочки! Не оставлять детей одних в квартире!

Вид находящегося в реанимации Мишеньки вызывает слезы на глазах у медсестер.

- Мы помнили Мишу еще с прошлого года, после того как он, выпив «Крот», поступил к нам впервые. Но когда его привезли во второй раз — мы были в ужасе! Он так похудел! И совсем не улыбается! Пытаемся его хоть чем-то порадовать, показываем ему игрушки, играем с ним, но его ничто не веселит. Он отворачивается и не хочет ни с кем разговаривать. Единственное, что он может сказать, — что ему больно…  — вздыхают женщины.

«Мы стараемся принудить мать заниматься ребенком… »

За состоянием здоровья Миши Кабаева сегодня следят не только медики и работники службы по делам несовершеннолетних при райгосадминистрации, но и правоохранительные органы. По факту повторного отравления ребенка милиция и прокуратура проводят совместную проверку. Более того, прокурор взял под личный контроль семью мальчика, считающуюся неблагополучной.

- После того как ребенок выпил химическое вещество «Крот», мы не заводили уголовное дело, поскольку исходили из того, что случаи, когда дети глотают таблетки, шарики, пуговицы, нередко бывают и в благополучных семьях, — говорит прокурор Первомайского района Сергей Волынкин.  — И утверждать, что мать или кто-то другой из взрослых был виноват в том, что с Мишей такое случилось, мы тогда не могли.

- Не прошло и года, а жизнь Миши снова в опасности. И уголовное дело не возбуждено…

- Оно будет возбуждено, если случатся какие-нибудь последствия, как говорится, тьфу-тьфу-тьфу, — стучит по столу прокурор.  — Мы пытаемся принудить мать (по-другому, наверное, и не скажешь) заниматься сыном, приобретать необходимые медикаменты. В конце концов, мальчик просто должен ее видеть. Мы не хотим травмировать ребенка тем, что его маму могут лишить родительских прав. Я 20 лет работаю в прокуратуре и из личного опыта знаю: в таких случаях страдают и плачут именно дети. Естественно, когда после всего случившегося я вызвал мать Миши Кабаева, она клялась, что любит своих детей. У нее ведь есть старшая дочь — второклассница. Кстати, девочка хорошо учится, замечаний в адрес матери у учителей нет. Так вот, мать утверждает, что на глазах у Миши керосин оказался потому, что семья разжигает с его помощью печку, так как дрова сырые…

- Мама мальчика работает?

- Ни мать, ни бабушка, которой еще несколько лет до пенсии, нигде не работают. Среднемесячный доход семьи — около 900 гривен. В эту сумму входят пособие матери-одиночки, «инвалидные» на Мишу и государственное пособие по уходу за инвалидом.

- Для сельской местности это не такая уж маленькая сумма… Тем не менее медики отмечают, что ребенок поступил в больницу в истощенном состоянии…

- Стоял вопрос о том, чтобы не выдавать матери пособие и таким образом прекратить пьянки в доме. Но пока мы решили взять под контроль расходование этих денег. Вот у меня список того, что мать купила в этом месяце, — показывает прокурор.  — Салфетки, памперсы, крем, блендер для измельчения пищи для Миши… Я предупредил мать и бабушку о том, что теперь их семью будут проверять в любое время дня и ночи, естественно, не нарушая их конституционных прав. Будут смотреть, не пьют ли они, в каких условиях находятся дети, как питаются… Словом, мать знает, что в случае чего понесет не только моральную, но и уголовную ответственность. Уже собраны показания соседей, есть докладная записка, подписанная районным педиатром, участковым врачом, заведующей детским отделением районной поликлиники. «Семья неблагополучная. Регулярно патронируется врачом и медсестрой… » Думаю, что медики за свои слова отвечают. «Последний осмотр 23 ноября 2006 года… » То есть незадолго до того, как ребенок выпил керосин. «29 ноября 2006 года ребенок поступил в больницу в тяжелом состоянии, обезвожен, с признаками дистрофии. Мать и бабушка, со слов соседей, употребляют спиртные напитки. На посещение врача и медперсонала реагируют отрицательно».

- Миша Кабаев постоянно находился под наблюдением медиков, — говорит начальник отдела лечебно-профилактической помощи Министерства здравоохранения Крыма Татьяна Текученко.  — Медработники все это время предлагали не выдавать матери так называемые детские деньги, а перечислять их на счет ребенка. Они Мише понадобятся, когда он вырастет. Но местные социальные службы посчитали, что это незаконно. Теперь же, по нашему мнению, единственный способ спасти мальчика — лишить мать родительских прав.

В небольшом частном доме, расположенном на одной из центральных улиц Первомайского, к приезду корреспондента «ФАКТОВ» явно подготовились. Оказывается, маму Миши Кабаева Наталью и бабушку Галину Михайловну предупредили об этом в прокуратуре.

- Проходите в дом, Наташа с Аней (дочерью.  — Авт. ) скоро придут, — приглашает Галина Михайловна.  — После смерти моего отца мы сюда перебрались. В квартире холодно, а тут печку затопишь — и через полчаса тепло. Еда у нас есть, огородик свой, картошка, вот водичку сладкую каждый день покупаем, — показывает на бутылку лимонада на столе.

Мебель, железные кровати, старенький холодильник, домотканые дорожки и прочая утварь, похоже, достались семье от деда.

- В тот день утром мы Анечку в школу собирали. Это было в начале восьмого, — вспоминает бабушка.  — Я пошла на улицу по своим делам, а Наташа во дворе мыла сапожки Анины. Тут внучка выбегает: «Мише плохо!» Мы — в дом, оказывается, он керосина глотнул. Я давай промывать ему горлышко кипяченой водой. Это когда он «Крот» выпил, я не знала и промывала ему желудок марганцовкой. Наташа побежала вызывать «скорую». Спасибо, приехали быстро…

«Мой сын сильный, все будет хорошо»

- Думаем, это Аня дала Мише керосин выпить, — вытирает слезы Галина Михайловна.  — Уже потом, когда мы ее, как говорится… Словом, она призналась, что и «Крот» братику дала выпить. Миша побежал за сестричкой в ванную (мы тогда еще жили в квартире), Аня раскрутила бутылку с жидкостью и дала ему. Сам-то он никак не смог бы пробку открыть, совсем еще маленький был… Аня — девочка неплохая, учится хорошо, но ревнует нас к Мише страшно. Мы ему, может быть, больше внимания уделяем, но любим-то обоих одинаково… Вот из-за детской ревности такая беда приключилась…

Спустя полчаса пришли Наталья с Аней.

- Снимай сапожки, я вчера убирала, — напоминает дочери 32-летняя Наталья.

Девочка поздоровалась, пошла в другую комнату переодеться в домашнюю одежду. Затем вышла на кухню, молча взяла бутылку лимонада и стала пить из горлышка.

- Анечка, это ты дала Мише керосин? — решаюсь я прямо спросить у девчушки. Та стоит, опустив глаза.

- Ну скажи, не бойся, тебя ругать не будут, — уговаривают Аню мама и бабушка.

Но девочка молчит.

- За Мишу я всегда спокойна была, — говорит Наталья.  — Он никогда ничего без разрешения не берет, знает, что ему ничего кушать нельзя. А теперь нас на весь Крым опозорили, такое написали в местных газетах. Мол, ребенок неухоженный, захотел пить, поэтому взял керосин. Не приехали, не расспросили, как все было. Мы даже хотели на них в суд подать… Написали, будто я не навещаю Мишу. А мы ведь ждали «детские» деньги: не на что было ехать в Симферополь. Спасибо Людмиле Владимировне из прокуратуры, помогла пособие «выбить». Я как деньги получила, так сразу к Мише и поехала последним автобусом. Пришлось, правда, заплатить 30 гривен за квартиру, чтобы переночевать в Симферополе, не лето ведь, а утром  — сразу к сыну. Он меня как увидел, стал улыбаться, за руку взял.

- Врачи говорят, что спасти Мишу может только чудо…

- Он мальчик сильный, все будет хорошо.

14979

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів