ПОИСК

«полтора месяца назад дочка опрокинула на себя ведро кипящей воды. Уже нужно разрабатывать суставы, но мне жалко настеньку, я боюсь к ней даже прикасаться»

0:00 22 червня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Пострадавшей малышке всего год и десять месяцев! Врачи говорят: маме такого ребенка необходимо быть… жесткой, чтобы в дальнейшем все шло хорошо

Малышка забинтована почти полностью. На груди — повязки, пропитанные лекарством. Бинтов мало на правой ножке: там кожа уже поджила, однако она — малинового цвета, кое-где остались лоскуты отслоившейся обгоревшей кожи… Только личико Насти не пострадало. Но на нем — гримаса боли. Иногда девочка начинает плакать и тут же замолкает. На ребенка больно смотреть, а уж что испытывает сама Настенька, получившая ожоги третьей степени 62 процентов поверхности тела…

- Мы живем в селе Семиполки Броварского района под Киевом, — рассказывает мама девочки Виктория.  — Чтобы постирать, я поставила ведро воды на плиту. Дочка играла тут же, на кухне, детским молоточком. Я вышла в комнату. И вдруг — крик! До сих пор не знаю, как Настя опрокинула ведро на себя… Это произошло 4 мая. Тогда еще было прохладно, на дочке были теплые вещи. Я их тут же сняла, позвала соседку. Она начала обливать Настю яичными белками. Сначала поехали в нашу сельскую больницу, затем — в районную, а оттуда нас отправили в Киев. Я сидела спереди, рядом с водителем машины скорой помощи. Через пластиковую перегородку видела, как врачи ставили дочке капельницы, вводили лекарства. Казалось, Настя спала. Я совершенно не понимала, что с ней произошло и насколько это страшно…

- Малышка перенесла восемь операций, — говорит врач-комбустиолог ожогового отделения Киевской областной больницы Жанна Дранник.  — Ее восстановление зависит от упорства и даже жесткости мамы. Заживая, кожа стягивается рубцами. Чтобы этого не происходило, мамы должны разрабатывать суставы рук и ног, усаживать ребенка, несмотря на боль и плач. Матерям таких тяжелых детей я всегда говорю: «Вы должны быть злыми, чтобы ребенку потом было хорошо». Да, бесследно повреждения не проходят, но если не заниматься восстановлением движений, развиваются контрактуры — ограничения движений. К нам приводят детей через полгода-год после происшествия. Бывает, становится ужасно обидно. Мы вложили душу в ребенка, сделали все, чтобы максимально заживить раны, пересадили кожу. А из-за нежелания родителей водить малыша на процедуры, заниматься с ним дома лечение сводится на нет. Ребенок хромает, ручки прижаты к туловищу…

«Мне говорили, что шансов выжить у Насти нет»

Маме девочки 23 года, выглядит она очень юной. Пока мы разговаривали, Виктория время от времени брала крошечную ручку дочурки в свою ладонь.

РЕКЛАМА

- В столичной больнице Настю сразу забрали в реанимацию, она находилась там около трех недель,  — продолжает мама.  — Первые дни мне разрешали заходить к дочке. Она со мной разговаривала, просила кушать. Я читала ей книжки. Затем врачи сказали, что Настя плохо дышит, возможно, ей понадобится искусственная вентиляция легких. Меня перестали пускать к дочке… Говорили, что шансов выжить у Насти нет. Но благодаря умению врачей спасать таких детей она не умерла. Самые глубокие раны на руках, ногах, животике закрыли свиной и синтетической кожей. Кипяток уничтожил практически весь волосяной покров, поэтому волосы расти не будут. К тому же у Насти повреждены ушки…

Об этой девочке нам по телефону рассказала 20-летняя Татьяна, читательница «ФАКТОВ».

РЕКЛАМА

С ней мы и пришли к малышке.

- Увидев снимок забинтованной Настеньки в одной из газет, я тут же позвонила по указанному номеру и побеседовала с мамой, — говорит Татьяна.  — В тот же вечер проведала их в больнице. Стараюсь забегать как можно чаще. И Настя, и Вика нуждаются в помощи и поддержке. Малышке еще столько предстоит перенести! А мама до сих пор в себя не пришла…

РЕКЛАМА

- Вы впервые помогли незнакомому ребенку?

- Да. Когда увидела снимок девочки, меня будто что-то толкнуло.

Мы вошли в палату. Возле Насти сидела молодая женщина. Оказалось, она тоже случайно узнала о малышке и решила помочь.

- Я работаю директором автомойки в Дарницком районе Киева, — рассказала Виктория.  — Газету со снимком Насти у нас оставил таксист. Мы сделали и опечатали сундучок, на который приклеили фотографию малышки. Наши клиенты бросают туда деньги.

- Когда ко мне пришли Таня и Вика, у меня уже не было ни копейки, — признается мама Насти.  — Они и материально помогли, и морально поддерживают.

На Настиной кровати — мягкая собачка, книжечка украинских сказок, альбом с домашними фотографиями. Но малышку ничто не радует. Она все время теребит большой палец ноги. Как будто это отвлекает ее от боли.

- Когда Настю перевели из реанимации в обычное отделение и мне разрешили все время быть рядом с ней, она перестала разговаривать, — говорит мама.  — Не реагирует на мои вопросы… Думаю, Настя обиделась на меня. За то, что в реанимации она была одна.

Виктория старалась рассказывать обо всем спокойно. Но после этих слов по ее щекам потекли слезы.

- Дочка улыбается, только когда берет в руки свою любимую игрушку, розовый мобильный телефончик, или когда показываю ей наши домашние фотографии, — продолжает Виктория.  — Врачи сказали, что раны уже начали заживать. Я и сама это вижу: во время сна Настя чешет все тело. Сначала я боялась даже прикасаться к дочери, казалось, каждое мое движение причиняет ей боль. Но ведь нужно разрабатывать суставы. Начала сгибать и разгибать ручки и ножки Настеньки. Эти процедуры и для меня мучительны, однако они необходимы. Дочка уже ходит! На днях в отделение приводили девочку, которая год назад вылила на себя чашку горячего чая. У нее были ожоги на груди и немножко на руках. Но остались страшные рубцы!

«Через месяц рожать, а обгоревшего ребенка даже не с кем оставить!»

- Дети какого возраста чаще всего попадают в ваше отделение? — спрашиваю у Жанны Дранник.

- От десяти-одиннадцати месяцев до двух лет. Это период, когда малыши активно познают мир. Стараются все схватить, посмотреть, попробовать. Чаще всего такие крохи выливают на себя кипяток. Это может быть и чашка чая, опрокинутая на грудь, и ведро воды… Такие малыши получают ожоги из-за недосмотра, невнимательности родителей. Дети старше шести лет чаще всего получают серьезные ожоги в результате несчастных случаев. Например, у нас лечилась семилетняя девчушка, на которую хлынул кипяток из душа.

- С 1 января 2007 года только в наше отделение поступили 118 детей с ожогами разной степени тяжести! — добавляет врач-педиатр Инна Фартушная.  — На то, как они страдают, невозможно смотреть. Малыши нуждаются в переливании крови, их родители не всегда могут найти доноров. Проблема недостатка крови стоит очень остро. Медикаменты же мы распределяем таким образом, чтобы в первую очередь снабдить всем необходимым самых тяжелых детей. Если родители в состоянии купить лекарства, просим их помочь.

- Настины ожоги сразу начали поливать яичными белками… Это правильно?

- Нет, — отвечает Жанна Дранник.  — Это может помочь, если ожог поверхностный, но у детей повреждения практически всегда глубокие и обширные, поэтому народные средства лучше не применять. Яичные белки и другие продукты — а к нам привозят ребят, у которых раны залиты и томатным соком, и зубной пастой! — инфицируют раны. Их затем очень трудно очистить. Подсолнечное и эфирные масла только углубляют ожоги. Первая и единственная помощь при ожогах — облить пострадавшего холодной водой и прикрыть тело чистой пеленкой или простынкой.

В палате, где находится Настя, лежит еще одна маленькая девочка. Ее беременная мама подошла ко мне сама.

- Наташе три года, — говорит 23-летняя Ирина из города Сквиры Киевской области.  — У нее сильно обгорели ноги. Дочка играла с котенком, заворачивала его в одеяльце. Я вышла во двор за водой. И увидела, что окошечко стало черным, повалил дым… Уже приехав домой из больницы, куда доставили Наташу, заметила возле сгоревшего одеяльца зажигалку. Выяснилось, что она где-то нашла ее и баловалась огоньком. Синтетическое одеяльце загорелось моментально. На ножках у дочки были колготки. Они буквально расплавились…

- У этой девочки прогорели пяточная кость и ахилловы сухожилия, — объясняет Жанна Дранник.  — Ей понадобится помощь специалистов Института ортопедии и травматологии, нужно будет провести пластику сухожилий. Девочка получила ожоги третьей и четвертой степени. В будущем ей придется носить специальную ортопедическую обувь.

- Не знаю, как мне теперь быть, — вытирает слезы Ирина.  — Я осталась одна с Наташей. Через месяц рожать. Больного ребенка даже не с кем оставить! Второй муж, от которого жду малыша, нас бросил… Помощи ждать неоткуда. Мама и хотела бы помочь, но не может отказаться от работы.

… Пока статья готовилась в печать, Татьяна, помогающая Насте, узнала: чтобы предупредить образование рубцов, девчушке придется носить сдавливающее (компрессионное) белье, смазывать все раны дорогостоящей мазью.

- Надеюсь, мне смогут передать это лекарство из Германии, — сказала девушка.  — А компрессионные штанишки и кофточка будут стоить не менее 300 долларов. Я сама не смогу купить их. Если бы можно было приобрести такую ткань, мы бы пошили костюмчик. Обошлось бы дешевле. Очень хочется, чтобы на Настину беду откликнулись люди. Директор одного из магазинов компании «Карло Пазолини» Екатерина Суслова стала инициатором сбора средств среди сотрудников. Вместе будет легче помогать девочке. Не хочу, чтобы она страдала всю жизнь.

477

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів