ПОИСК
Політика

Дмитрий табачник: «мой брат охотился даже за полярным кругом на белого медведя. А я в это время… Работал»

0:00 30 листопада 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Вице-премьер по гуманитарным вопросам рассказал «ФАКТАМ», что коллекционированием живописи увлекся после регулярных посещений столичных музеев со своей прабабушкой После отставки правительства перед новоизбранной Верховной Радой все члены Кабинета министров продолжают исполнять свои обязанности, и от этого число людей, поздравивших вице-премьера по гуманитарным вопросам Дмитрия Табачника с днем рождения, меньше не стало. Сам Дмитрий Владимирович не очень любит праздновать свой день рождения, называя это событие для «высокого государственного человека» утомительной процедурой. Поэтому и отмечает его, по собственному признанию, дома в узком семейном кругу или в «маленьком непафосном ресторанчике». Так было и 26 ноября нынешнего года. «Но я горжусь тем, что в годы, когда я был в отставке или под прессом политических репрессий «оранжевой» власти, меня поздравляли около 350 человек. Согласитесь, для подследственного это весьма недурственно», — не скрывая улыбки, говорит Дмитрий Табачник.

«Врут только тем, кого любят… »

- Дмитрий Владимирович, правительство сложило полномочия перед новоизбранной Верховной Радой. Признайтесь честно, не хочется покидать столь высокий пост?

- Во-первых, не кабинет красит человека. Человеку состоявшемуся, самодостаточному, не жаль расставаться с любым креслом. Во-вторых, проработай я вице-премьером еще десять лет, все равно считал бы, что многого не успел сделать и сожалел бы об этом. В целом же мне и моим коллегам за 16 месяцев работы есть чем гордиться: в течение 2007 года трижды увеличивались заработная плата и пенсии. Причем пенсия почти 14 миллионов наших граждан возросла больше чем в два раза. Сейчас многие говорят об инфляции, «съевшей» повышение выплат. Но это не так! Даже по расчетам наиболее пессимистически настроенных экспертов инфляция составила около 11 процентов, а пенсии возросли более чем на 50 процентов!

Что же касается лично моих успехов как вице-премьера, то впервые за последние три года были внедрены государственные программы по поддержке отечественного кинематографа, украинского книгопечатания, в том числе научной и учебной литературы. Нам также удалось ликвидировать унизительную диспропорцию в зарплатах для работников культуры по всей стране, увеличить зарплаты учителей и врачей.

РЕКЛАМА

- Сейчас весь политический бомонд задается вопросом: кто же будет новым премьером? На ваш взгляд, каковы шансы у Юлии Тимошенко вновь занять эту должность?

- Недавно на многих телеканалах прошел сюжет, где Юлия Владимировна, характеризуя работу правительства, сказала, что, мол, «сейчас они там хватают последние куски». Человек обычно судит других по себе, потому премьер с такими привычками был бы несчастьем для Украины. Народ, кстати, неоднократно имел возможность убедиться в сомнительных административных талантах Юлии Владимировны.

РЕКЛАМА

Что же касается следующего премьера, то, вполне возможно, им станет… Виктор Янукович. Думаю, что у Виктора Ющенко и Виктора Януковича гораздо больше общего, чем того, что их разъединяет. Кроме того, я надеюсь, что Президент не станет второй раз наступать, образно говоря, на те же грабли и формировать правительство из людей, склонных к показным популистским демаршам и к работе только на личный пиар. Приведу вам такой пример из истории. Одна очень известная английская дама (а дело было в конце XIX века) несколько раз неудачно баллотировалась в парламент, и ей как-то сказали: «Леди Р. , вы же постоянно во время своих избирательных выступлений лжете!» — на что она ответила: «Врут только тем, кого любят… » Исходя из этого, можно заключить, что всем известная леди Ю. беззаветно и безмерно любит украинский народ…

«В 1913 году моя прабабушка удостоилась чести вальсировать с императором Николаем II»

- Известно, что вы заядлый коллекционер живописи. Откуда у вас появилось столь недешевое увлечение?

РЕКЛАМА

- Да еще от прабабушки! Я ведь застал ее в живых — она ушла из жизни, когда мне было 18 лет. Так вот, моя прабабушка по материнской линии собирала живопись. Она была очень образованной женщиной — закончила Киевский институт благородных девиц. Причем была лучшей в своем выпуске, за что в 1913 году удостоилась чести вальсировать с государем императором Николаем II в числе трех лучших учениц курса. А поскольку мой прадед, ее муж, был намного старше прабабушки и к тому же довольно-таки обеспеченный человек, то он своей молодой жене покупал и дарил много интересных картин. Но вся их великолепная коллекция живописи сгорела в огне гражданской войны. Причем сгорела в буквальном смысле — в их разграбленных домах-имениях в Киеве и в Курске. Остались только воспоминания. Поэтому прабабушка специально покупала альбомы Государственного русского музея, Третьяковской галереи и приобщала меня к живописи.

- Но неужели вся коллекция вашей семьи погибла? И, кстати, откуда у прадеда был такой достаток, чтобы покупать недешевые и по тем временам полотна?

- С большим трудом семье удалось сохранить несколько небольших картин. Из этого потом постепенно и «выросло» мое увлечение живописью… А мой прадед имел 23 тысячи десятин земли, что составляет 25 тысяч гектаров(!). Еще он владел заводом сельскохозяйственного машиностроения, несколькими сахарными заводами. Ему, в свою очередь, это состояние досталось от предков, которых в течение 300 лет правящая династия Романовых щедро вознаграждала за честную службу родине.

- Дмитрий Владимирович, так вы по логике вещей должны были либо эмигрировать из страны, либо возненавидеть советскую власть…

- Я не мог сделать ни того ни другого, поскольку родился в 1963 году. Кроме того, это ведь только родственники по линии матери имели внушительное состояние. Мой дед по отцу был членом КПСС с 1921 года, и к моменту запрета партии у него было 70 лет партийного стажа! Дед был тринадцатым ребенком в очень бедной крестьянской семье. Советская власть ему многое дала, поэтому дед искренне верил ей (он, кстати, и угас после того, как распался Советский Союз). И это при том, что сам жестоко пострадал от сталинского режима: в 1937 году дед был репрессирован и провел несколько месяцев в застенках НКВД. Потом его, правда, реабилитировали, восстановили в партии. Он прошел Великую Отечественную войну, с которой вернулся с тремя орденами…

А вот сестры и братья прабабушки эмигрировали во Францию. Но всю оставшуюся жизнь им довелось очень тяжко трудиться, поскольку никто никаких богатств не вывез. Так что ничего романтического в эмиграции нет. Кстати, моя прабабушка и не скрывала, что ее муж, погибший в 1919 году во время гражданской войны, неоднократно предлагал ей эмигрировать. Но она никогда всерьез не рассматривала такой вариант и с гордостью говорила, что останется на родине, что бы тут ни происходило. Вместе со своей сестрой она благополучно пережила гражданскую и Отечественную войны, всю жизнь работала…

В нашей семье долгое время, скажем так, линия общественных дискуссий проходила по столешнице обеденного стола. Я хорошо помню, как однажды дед по отцу пришел к нам в гости

7 ноября и долго и проникновенно говорил тост о Великой Октябрьской социалистической революции, а затем предложил выпить. Но прабабушка проигнорировала тост. Тогда он спросил: «Наталья Францевна, как вы себя чувствуете?»  — «Спасибо. Отменно», — ответила она. «Ну так хотя бы пригубите», — говорит дед, а прабабушка в ответ: «Это ваш переворот, вы его и обмывайте!» А вообще любовь к истории, гармоничное восприятие различных взглядов на жизнь у меня именно от предков.

- Давайте вернемся к живописи. Какую картину вы приобрели первой?

- Первую картину мне подарил мой коллега-депутат, бывший министр здравоохранения Юрий Спиженко. Это совершенно удивительная работа великого украинского художника XIX века Константина Яковлевича Крыжицкого «Дубы». После этого я стал сам покупать работы классиков украинской живописной школы советского периода — Сергея Шишко, Николая Глущенко, Михаила Дерегуса, Николая и Александра Максименко и многих других, кто был более-менее заметен, начиная с 30-х годов прошлого столетия. Кстати, я не очень стремлюсь показывать свои картины на различных выставках, поскольку считаю, что коллекционирование живописи — это интимный процесс. Я хочу ею наслаждаться в кругу своей семьи или же самостоятельно.

- Может быть, вы не выставляете свою коллекцию потому, что не хотите, чтобы по количеству ваших картин просчитали размер вашего состояния?

- (Улыбается. ) Высчитать мое состояние по количеству картин невозможно, поскольку многие полотна, например Глущенко или Шишко, когда они покупались, стоили несколько сот долларов, а сейчас их цена перевалила за несколько десятков тысяч!

«Девушку в розовом» великого польского художника Яна Матейко мне подарил Павел Лазаренко»

- Говорят, у вас есть удивительная работа «Девушка в розовом» великого польского художника Яна Матейко…

- (Хитро улыбаясь. ) Действительно, есть. Ее полное название — «Девушка в розовом, или Портрет графини Луизы Сабаньской». Причем подлинность картины подтверждена экспертизой польского Национального музея живописи, а также экспертизой замечательного украинского искусствоведа Бориса Григорьевича Возницкого, директора Львовской картинной галереи. Не менее интересна история появления этой картины в моей коллекции: я не стесняюсь рассказывать, что это подарок на день рождения от тогдашнего премьер-министра Павла Лазаренко.

- Дмитрий Владимирович, вы еще и известный коллекционер оружия…

- Был. Полностью прекратил это дело, поскольку жена все время говорила, что предметы, несшие смерть людям, ранившие, калечившие их, нехорошо держать в доме. Оружие вроде бы создает плохую ауру дома, и супруга это чувствовала, несмотря на то, что оно, конечно же, было смазано и вычищено до блеска. Поэтому еще в 1997 году я начал избавляться от оружейной коллекции: что-то просто дарил, что-то продавал, а деньги пускал на приобретение новых картин.

- Мне приходилось слышать, что, мол, Табачник избавляется от коллекции потому, что на него после «оранжевой» революции было заведено девять уголовных дел…

- Уголовные дела, заведенные на членов правительства Януковича, на бывших соратников Леонида Кучмы считаю позором для страны, так как все они рассыпались из-за отсутствия состава и события преступления. В частности, в отношении меня было заведено девять уголовных дел. При этом обвиняли в совершенно бессмысленных вещах: почему вдруг посредине бюджетного года повысили зарплату врачам и учителям? Или почему увеличили размер призовых премий призерам и победителям Олимпийских и Паралимпийских игр? Затем последовал обыск в моем доме, с меня взяли подписку о невыезде из Киева на протяжении более полугода. Но все «громкие дела» закончились лишь грязными, голословными обвинениями. И, считаю, кроме отравления атмосферы общественной жизни, этот «уголовный ажиотаж» ни к чему не привел.

- Дмитрий Владимирович, давайте поговорим о хорошем. Расскажите о своем младшем брате Михаиле, говорят, он — солидный бизнесмен. А в детстве соперничество между вами было?

- Миша по характеру эпикуреец, он любит наслаждаться жизнью во всех ее проявлениях. Кроме того, у него масса увлечений, начиная от дайвинга и заканчивая охотой. Причем под воду он опускался в самых экстремальных условиях — в географической точке Северного полюса, в Баренцевом море, исследовал затонувшие корабли в Индийском и Атлантическом океанах. А лет

14 назад на свою беду и на беду всей семьи я увлек брата охотой. Сам я не очень азартный охотник, ведь для меня охота — это прогулка по лесу и общение с людьми. Я, например, запросто могу спугнуть козу или оленя, а потом на меня весь коллектив набрасывается со словами: «Как ты мог? На тебя вышел зверь, а ты его упустил!» А вот брат охотник заядлый, жесткий, я бы даже сказал, жестокий. Причем Миша охотился в самых экзотических местах, даже за Полярным кругом — на белого медведя. Он добыл шесть гигантских медведей-гризли, охотился на бегемота, крокодила. Думаю, что его коллекции трофеев могут позавидовать такие именитые охотники, как Александр Волков или Игорь Бакай. Но мне, к сожалению, не довелось с ним побывать на таком экстриме, потому что я в это время работал. Последний раз мне удалось побывать на охоте на кабана зимой 2004 года.

Что же касается соперничества между нами в детстве, то такого не было и быть не могло. Я ведь его на семь лет старше, поэтому опекал его, оберегал и заботился о нем. Ну а бизнесом брат занялся еще до того, как меня стали назначать на высокие государственные посты. Когда Миша вернулся из армии, он создал два кооператива. Cерьезно же бизнесом он начал заниматься где-то в 1991-1992 годах. И ни за какими «разрешительными» подписями брат ко мне никогда не обращался. А вот что касается защиты от беспредельщиков в форме, будь то налоговая или милиция, то, не буду лукавить, мне иногда приходилось его прикрывать. Но самое главное, что брат никогда не занимался бизнесом, связанным каким-то образом с бюджетными деньгами.

- Дмитрий Владимирович, вас называют профессиональным карьеристом…

- У меня не было стремительного карьерного роста! — продолжает Дмитрий Табачник.  — Я постепенно проходил все этапы: был чиновником в аппарате Верховной Рады, чиновником и руководителем в аппарате правительства, потом первым заместителем министра и так далее. Да, главой Администрации Президента меня назначили в 30 лет, и, наверное, это стало неожиданностью не только для моих родителей, но и для очень многих «доброжелателей».

У меня всегда была большая работоспособность: еще будучи студентом истфака, я опубликовал более 40 научных работ, в том числе в больших академических московских журналах. После защиты кандидатской диссертации я прекрасно понимал, что на зарплату научного сотрудника можно протянуть ноги. Поэтому пошел работать по комсомольской линии, а затем уже в аппарат парламента, ведь там зарплата была в три раза выше, чем моя зарплата в Институте истории. Но основной движущей силой было даже не желание зарабатывать деньги, я искал возможность жить по-человечески, помогать материально родителям. А честолюбие и желание самореализоваться пришло несколько позже. Кроме того, я не вижу в карьеризме и честолюбии, если они не построены на поедании своего ближнего, ничего зазорного. А «мохнатой лапы» у меня никогда не было. Скажите, какая лапа может быть у сына инженера-авиастроителя и инженера-строителя?

- Вы помните, когда заработали свои первые большие деньги?

- В 1989 году я написал книгу, которую издал украинский «Политиздат», и получил за нее большой по советским временам гонорар, примерно равный стоимости машины «Жигули». Причем у нее был сумасшедший, как для историко-публицистической книги, тираж — 78 тысяч. Я очень гордился этим фактом, ведь до того уже получал гонорары в других издательствах и журналах, но они были значительно меньше.

Помню один смешной случай. Как-то мне прислали гонорар на 550 рублей, если не ошибаюсь, из журнала «Киев». Мой отец достал этот корешок из почтового ящика и был очень удивлен столь большой суммой. Он пошел на почту, чтобы вернуть, поскольку подумал, что это ошибка. А там такая строгая тетенька надела очки, посмотрела на талончик, уточнила имя и отчество отца, а потом заявила: «Мужчина, не морочьте голову, идите и отдайте корешок на получение гонорара сыну». А у младшего брата Михаила талант бизнесмена проявился еще в раннем детстве! Он специально «отлавливал» в почтовом ящике мои денежные переводы и требовал себе от указанной суммы десять процентов отступного (смеется).

- Журналисты нередко обращают внимание на то, что вы всегда стильно и со вкусом одеты. А когда у вас появился первый костюм от Ива Сен-Лорана или Бриони?

- Костюм от Ива Сен-Лорана у меня появился, когда мой брат открыл в Киеве первые эксклюзивные бутики фирм «Ги Лярош», «Пако Рабанн» и «Ив Сен-Лоран». Миша очень хороший и заботливый брат. И заботился он в том числе и о внешнем виде тогдашнего главы Администрации Президента.

- Дмитрий Владимирович, по гороскопу вы Стрелец, а это, как известно, достаточно прагматичные и педантичные люди. Ваша супруга, случайно, не говорит, что с вами тяжело жить?

- (Смеется. ) Регулярно говорит. Со мной достаточно тяжело в быту. И мебель я хочу расставлять только так, как мне нравится. И цвет штор меня устроит только тот, который сам выбрал. Но с возрастом, конечно, начинаешь идти на какие-то уступки, хотя, честно признаюсь, супруга все-таки чаще идет на компромисс, чем я. Жена сублимирует свое «я» в основном в сценических образах (улыбается). У нее волевые персонажи замечательно получаются на сцене, скажем, в «Волках и овцах» Островского или в пьесе «Наполеон и корсиканка»…

- Вы ходите в театр только на те спектакли, в которых играет ваша супруга Татьяна Назарова?

- Боже упаси, это была бы позиция какого-то одноклеточного существа. Я регулярно хожу на премьеры в киевские театры и на гастрольные постановки московских артистов. Но я не являюсь провинциальным поклонником исключительно гастролеров. И мне глубоко претит, когда наши представители политической и бизнес-элиты идут на пустые антрепризные спектакли, которые называют в шутку «два стула и чемодан с реквизитом», только потому, что приехали какие-то известные в прошлом, еще по советскому кинематографу, актеры. А ведь нужно интересоваться театральными новинками в родном городе…

- Дмитрий Владимирович, вы являетесь первым заместителем главы оргкомитета Евро-2012. Успокойте же, наконец, миллионы болельщиков: будут строить в Киеве новый современный стадион или реконструируют НСК «Олимпийский»?

- Я считаю, что «Олимпийский» должен остаться в собственности государства. А наиболее качественную и быструю его реконструкцию в соответствии со стандартами УЕФА и ФИФА сможет осуществить всемирно известная немецкая строительная фирма «Хохтиф», построившая ряд огромных спортивных сооружений, в том числе и для чемпионата мира в Германии. Кроме того, эта фирма является постоянным проверенным партнером УЕФА. Когда мы обсуждали проектное предложение «Хохтифа», то в оценке его высоких профессиональных качеств сошлись во мнении и с президентом Федерации футбола Украины Григорием Суркисом, и с министром по делам молодежи и спорта Виктором Коржом, и с мэром столицы Леонидом Черновецким.

Но в Киеве, думаю, все-таки будет построен и новый стадион. Эта задача по плечу киевской власти, но, безусловно, с помощью инвесторов. За счет госбюджета к чемпионату Евро-2012 реконструируют «Олимпийский». Новый стадион будет «чисто футбольным». А вот НСК «Олимпийский» останется многофункциональным — для состязаний по легкой атлетике, для больших концертов и так далее. Если в 2012 году Киев выдержит испытание как футбольная столица Европы, то у нас будет проходить намного больше международных соревнований. Уже сейчас федерациями ведется работа, чтобы в Киеве в недалеком будущем прошли чемпионаты Европы по фигурному катанию, художественной и спортивной гимнастике.

2487

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів