Культура и искусство

Барбара брыльска: «однажды я сидела в ресторане, вдруг подошла валентина талызина и давай кричать: «за что тебе дали госпремию? Я говорила, а наградили тебя! »

0:00 28 декабря 2007
Барбара брыльска: «однажды я сидела в ресторане, вдруг подошла валентина талызина и давай кричать: «за что тебе дали госпремию? Я говорила, а наградили тебя! »
Андрей ВАНДЕНКО «ФАКТЫ» (Москва)

Польская актриса, сыгравшая в «Иронии судьбы. Продолжение», как и в первом фильме, Надю, согласилась

Барбара Брыльска, сыгравшая в рязановской «Иронии судьбы» Надю Шевелеву и ставшая благодаря этой роли самой популярной польской актрисой в Советском Союзе, похоже, и сегодня не намерена уступать лавры никому из землячек. Подспорьем служит продолжение «Иронии», на днях вышедшее на киноэкраны.

«Если бы не десятилетний сын, может, ушла бы следом за дочерью»

- И как после этого верить женщинам, пани Барбара? Лет десять назад вы клялись-божились мне в Варшаве, что ни за какие коврижки не станете сниматься в продолжении «Иронии судьбы». Мол, лучше не получится, а хуже не хочу. И вот Надя Шевелева опять угощает Лукашина заливной рыбой. Правда, не Женю, а его сына Костю…

- Сколько, говорите, времени прошло после того интервью? Разве можно требовать, чтобы женщина так долго хранила верность однажды оброненному слову? Знаете, когда я впервые выходила замуж, то венчалась в костеле. Польша — религиозная страна, брак, скрепленный молитвой и получивший Божье благословение, считается у нас самым крепким. И все равно мы разошлись. Второй мой избранник без конца повторял на свадьбе: «Барбара, мы ведь никогда не разведемся, всегда будем вместе?» Он с первого дня боялся, что не удержит меня. Я отвечала: «Да, да!» — а сама думала: ничего нельзя загадывать. Хоть и молодая была, но кое-что соображала. Жизнь слишком непредсказуема, ее не впихнуть в заранее придуманную схему. И действительно, через восемнадцать лет наш союз с Людвигом распался. Рецепта счастливой семьи не существует.

Да, мне казалось, в «Иронии» поставлена точка. Вернее, многоточие, позволявшее каждому зрителю самостоятельно домысливать судьбу героев. В открытом финале есть загадка. Ясность и определенность способны разрушить очарование, опошлить историю. Правда, основная ответственность в любом случае ложилась на плечи режиссера, сценаристов, продюсеров. Актерам — что? Выходи на площадку и играй, как велят. Разговоры о продолжении фильма возникли пару лет назад. Я дала добро, даже не читая сценарий. Хватило того, что в картине согласились сниматься Андрей Мягков, Юрий Яковлев и Эльдар Рязанов, которые вряд ли подписались бы на плохое. Раз они пошли, мне было бы грешно отказываться.

- Но Ахеджакова, видите, не рискнула ввязываться в историю.

- Лия — удивительная женщина, единственная в своем роде! В разгар съемок она вроде бы передумала, но поезд, как говорится, ушел. По сюжету героиня Ахеджаковой уже эмигрировала в Израиль…

- А как ваша Надя прожила последних тридцать два года?

- Стала на такое же количество лет старше. Правда, Лукашин при встрече уверял, будто внешне она не изменилась. Так что не только женщинам нельзя верить на слово… О моей героине пусть говорит фильм, а о себе скажу, что за это время было всякое — и ужасное, и прекрасное. Все заслоняет гибель в автокатастрофе дочери. Трагедия разделила мою жизнь надвое — до и после. За рулем сидел приятель Барбары, за полгода до того получивший водительские права. Мальчик вышел сухим из воды, а у Баши оказались переломаны все кости, позвоночник, основание черепа. Она умерла сразу, мгновенно. В какой-то момент я думала, что тоже не выживу. Мир почернел, потерял краски. Оглядываюсь и не верю, что все случилось 15 мая 1993 года. Кажется, будто со дня аварии прошло пятьсот лет. Я многое поняла и переосмыслила, стала мудрее и, надеюсь, лучше, но цена за эти знания слишком высока. Думаю, сполна рассчиталась с Богом. Никому не желаю подобного, даже самому лютому врагу. Если бы не десятилетний сын, которого надо было растить, ставить на ноги, может, ушла бы следом за Барбарой. Людвиг задержал меня на земле, он все время кричал: «Мама, не умирай!» С другой стороны, моя смерть не вернула бы дочку. Мне только и оставалось, что ухаживать за могилой Баши. Раньше каждый день приезжала на кладбище, а сейчас хожу редко. Иначе можно сойти с ума. Даже на горе нельзя зацикливаться. Уверена, мы не в силах повлиять на судьбу. Это не значит, что нужно опускать руки и плыть по течению, но чему быть, того не миновать… Давайте сменим тему, если не хотите, чтобы расплакалась у вас на глазах. Лучше поговорим о фильме.

«Съемки шли по двенадцать часов в сутки. Я даже плакала на площадке»

wpe90.jpg (7829 bytes)- Вы довольны своей кинодочкой Надеждой Надеждовной, как сказал Лукашин?

- Вполне. Боярская — симпатичная, талантливая, милая и добрая девочка. У нее все впереди. Что еще добавить? Остается позавидовать молодости. Говорят, родители Лизы хорошие артисты, увы, не знаю их. Я оторвалась от российской действительности, за новостями слежу мало, современные фильмы не вижу вовсе. Стараюсь меньше времени проводить в четырех стенах. При первой возможности выбираюсь на природу. Я страстный грибник, беру корзинку и день брожу по лесу, отдыхаю душой. Телевизор нужен тем, кому скучно наедине с собой. Универсальный заменитель друзей, детей, любимых, средство от депрессии. У меня для этих целей есть кот Лелек, готова часами наблюдать за ним. Наверное, это необидное объяснение, почему многие ваши современные кинозвезды мне совершенно незнакомы?

- А Лукашина-Мягкова каким нашли?

- За эти годы мы несколько раз встречались с Андреем на творческих вечерах, концертах. Теплый, душевный человек. В отличие от моей экранной товарки Талызиной. С кем отношения не сложились, так это с ней.

- Что не поделили?

- Спросите у нее. Знаю, Валя уже много лет бурно возмущается, что я не поблагодарила ее за озвучивание роли Нади. Вот, мол, свинья! А с какой, собственно, стати мне говорить спасибо? Талызина не из любви к Брыльской делала работу. Ей платили гонорар. Кстати, я специально интересовалась: не самая плохая актриса Клаудиа Кардинале никогда не говорила с экрана своим голосом. Режиссеров всякий раз что-то не устраивало — тембр, модуляция. Поэтому звуковой ряд записывали другие артистки. Слабо представляю, чтобы Кардинале после премьер рассыпалась в любезностях перед партнершами. Каждый занимается своим делом. И, повторяю, не бесплатно. Талызиной мало заплатили? Возможно. Но я-то здесь при чем? Сначала вообще предполагалось, что буду играть учительницу польского языка. Легкий акцент, наверное, даже придал бы героине дополнительный шарм. В СССР к иностранцам относились хорошо. Потом кто-то из начальства решил, что Надя Шевелева должна преподавать русский. Тут уж, извините, я ничем помочь не могла. Мне в пару выбрали Талызину. Ну и что? Кстати, в польской версии фильма я говорю на родном языке, и все смотрится совершенно органично.

- И Талызину озвучивали?

- Мне не предлагали. Уже после выхода картины, когда стало понятно, что «Ирония судьбы» — фильм на все времена, Валентина несколько раз устраивала безобразные сцены. Однажды я сидела с приятелями в ресторане, и тут к столику подошла Талызина. Видимо, в подпитии. Стала напротив меня и давай кричать: «За что тебе дали Госпремию? Я говорила, Пугачева пела, а наградили тебя. Разве это справедливо?» Я ответила: «Нет, дорогая, но тут нет моей вины»… Талызина развернулась и ушла. По-моему, она глубоко меня ненавидит. Правда, на новой картине обошлось без открытых конфликтов. Я очень старалась избежать эмоциональных взрывов. Подчеркиваю: я старалась…

- Сталкивались еще когда-нибудь с подобным отношением коллег?

- Ревность — часть актерской профессии, многие завидуют чужим успехам, но столь откровенно негативные эмоции выражают единицы. С другой стороны, если нет врагов, тоже плохо. Значит, ты никому не интересен, пустое место.

С Ахеджаковой я недавно играла в украинской картине «Странное Рождество». Очень боялась первой встречи. Лет десять назад мы случайно столкнулись на каком-то фестивале, и Лия демонстративно прошла мимо, сделав вид, будто не узнала меня. Да, я изменилась за эти годы, но не до такой же степени! Поэтому опасалась работать с Ахеджаковой в одном фильме. Думала: вдруг и у нее остались какие-то претензии? К счастью, обошлось, мы мило общались. Кстати, съемки в Украине, где у меня была главная роль с большим количеством текста, показались мне курортом после работы над второй «Иронией».

- Почему?

- У Бекмамбетова съемки шли по двенадцать часов в сутки. Для меня это уже трудно. Впрочем, все валились с ног. Я даже плакала на площадке, надеялась, смогу разжалобить. Ничего подобного, пахали от звонка до звонка. Урок: если когда-нибудь соглашусь на подобный проект, подробнейшим образом пропишу все в контракте, заложу время на отдых, сон…

«Со стороны кажусь холодной и неприступной. Дистанция нужна, чтобы не пускать в душу посторонних»

- У вас много предложений?

- Совру, сказав, будто режиссеры и продюсеры выстраиваются в очередь, но и без работы не сижу. Из фильмов с участием российских режиссеров могу назвать «Казус Белли», который Игорь Угольников снимал в Польше, «Даун Хаус» — вольное прочтение Романом Качановым «Идиота» Федора Достоевского. Еще что-то было, но сейчас не вспомню. Давно не мечтаю сыграть нечто из ряда вон, отношусь к ролям как к обычной работе. Кто-то стоит у станка, а я выхожу на съемочную площадку. При этом сама не халтурю и другим не даю. Всегда остаюсь недовольна собой. И по второй «Иронии» у меня масса претензий к роли. Чувство, будто не так сделала, посмотрела, повернулась. В этом смысле со мной, наверное, непросто, хотя, в целом, считаю себя человеком позитивным, только со стороны кажусь холодной и неприступной. Дистанция нужна, чтобы не пускать в душу посторонних. Время ведь жестокое. К счастью, у меня есть проверенные друзья.

- И в России?

- В последние годы слишком редко здесь бывала, чтобы поддерживать серьезные отношения.

- Зато теперь зачастили. Даже в телепроектах засветились.

- Да, позвали в жюри «Двух звезд». На первых порах чувствовала себя не слишком уютно. Я ведь говорила, что не знаю ваших современных исполнителей, поэтому не могла разобрать, кто профессиональный певец, а кто дебютант. На мой вкус, некоторые любители пели даже лучше. И в Польше проходит аналогичный конкурс, но у нас все организованно немного иначе.

- С Пугачевой общались в «Останкино»?

- Да… Мы познакомились после первой «Иронии». Алла была тогда с Рязановым и маленькой дочкой. Мы пробовали вместе спеть песни из фильма. Получилось, насколько помню, не слишком удачно… Буквально на днях я узнала, что девочка Аллы — звезда российской эстрады. В Польше ни разу не слышала ее имени. Вы же видите: наши страны хоть и остаются географическими соседями, постепенно отдаляются друг от друга.

- Ну да, вы вступили в НАТО, а мы теперь 4 ноября празднуем день освобождения от польских интервентов.

- Правда? Странный выбор… Но мне плевать на политику, знаю, что народы все равно станут дружить. Объединять будет искусство. Ведь даже продолжение «Иронии» сегодня смотрят за пределами России: там, где говорят по-русски и интересуются вашей культурой, обязательно найдутся люди, которым захочется узнать, что произошло с Надей и Женей.

- Второй фильм заканчивается той же фразой, что и первый. На вопрос о будущем героев следует ответ: «Поживем — увидим». Открытый финал предполагает, что через какое-то время появится третья «Ирония» с вашим участием?

- Хотите, чтобы снова дала обещание, которое не смогу выполнить? Нет, больше на эту приманку не клюну. Вот поживете и сами все узнаете. на съемки во второй картине, даже не читая сценарий

 

2454

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров