«в кабинет доктора гонгальского меня почти 20 лет назад внесли на руках, а вышел я оттуда своими ногами. Все ахнули… »

0:00 17 ноября 2006
«в кабинет доктора гонгальского меня почти 20 лет назад внесли на руках, а вышел я оттуда своими ногами. Все ахнули… »

После травмы Анатолий Хуторный два года был прикован к постели, страшная боль заставляла его думать о самоубийстве. Вывести человека из этого состояния удалось без операции, с помощью особых манипуляций на позвоночнике. Методика помогла уже тысячам пациентов и продолжает совершенствоваться, а новейшая диагностическая аппаратура позволяет определить глубинные причины болезней

- Годы здоровья не прибавляют, а мне ведь уже 69, — говорит Анатолий Павлович.  — После того, что довелось пережить почти 20 лет назад, радуюсь каждому дню. Но если вдруг спина заболит, голова закружится или сердце даст сбой, сразу еду в Киев к своему врачу.

Для Владимира Гонгальского, доктора медицинских наук профессора Национального медуниверситета, руководителя клиники вертеброневрологии, действующей на базе Центральной городской клинической больницы, Анатолий Хуторный стал одним из любимых пациентов. И это объяснимо: сразу превратить лежачего больного в ходячего, да еще на заре медицинской карьеры, удается далеко не всем.

- Как же вам это удалось? — спрашиваю Владимира Владимировича.

- По симптомам определил, что у пациента ущемлены нервы и сосуды в области позвоночника, применил несколько приемов коррекции или, как говорят, поставил позвонки на место. После этого проводимость нервных корешков восстановилась, боль исчезла, кровообращение улучшилось.

- Звучит так просто…

- Безусловно, для того, чтобы эти процедуры выполнить, надо точно знать, где нажать, где повернуть. В те времена медики полагались на собственные знания и интуицию. А теперь у нас есть новейшая аппаратура, которая позволяет действовать более точно. Благодаря современным аппаратам УЗИ и магнитно-резонансному томографу врачи «прозрели». Во время обследования можно рассмотреть различные ткани организма, увидеть, например, где сужен или расширен сосуд, эластичны ли его стенки. Затем мы делаем функциональные пробы для определения скорости кровотока и других параметров. Это необходимо, чтобы представлять организм в целом и назначить комплексное лечение.

Анатолию Хуторному такое лечение необходимо, ведь у него проблемы с сердцем, временами возникает аритмия, головокружение. А недавно пациент «согрешил»: поднял тяжелый мотор — и спина заныла. К счастью, как показало обследование в клинике, серьезных последствий нет.

«Лежачих принимаем без очереди»

02 docter.jpg (13695 bytes)До болезни Анатолий Хуторный работал бригадиром трубоукладчиков. Однажды бетонная труба оказалась слишком тяжелой, спина не выдержала. Пациента перевозили из больницы в больницу. Киевские, черниговские, харьковские врачи искренне хотели помочь, но не знали как. Уколы, таблетки, мази не давали результата.

- Когда боль в спине и ногах приковала меня к постели, готов был покончить с собой, — вспоминает Анатолий Павлович.  — Ноги просто отказали. Чтобы добраться до туалета, спускался с кровати на пол и передвигался ползком. От самоубийства удерживало то, что дети малые остались бы на руках у жены. Я сам рос, почти не видя отца, который сначала был в плену, затем — в лагерях, знал, как это тяжело. Вот и мучился. Похудел, пожелтел весь. И зонд японский глотал, и у Кашпировского на сеансе побывал. Жене врачи сказали, что у меня рак, я получил инвалидность. А жена не хотела верить в худшее и продолжала бороться. Однажды увидела по телевизору передачу о хозрасчетной киевской клинике «Остеохондроз» доктора Сувака. Он рассказывал, что случается, если не в порядке позвоночник: и ноги могут отказать, и боль сильная при ущемлении нервов появляется. Как будто обо мне говорил! Жена поехала в Киев, за сто километров от нашего села, а запись в клинику на полгода вперед. Талончик мне взяла под номером 1130! Мы поняли: столько я не проживу. Погрузили меня односельчане в автобус, затем уже в Киеве жена такси взяла. Ждал очереди в клинику я не сидя, а… лежа в коридоре на кушетке. Проходивший мимо доктор (это и был Владимир Гонгальский) сказал: «Лежачих принимаем без очереди». В кабинет к нему меня занесли. Посмотрев снимки, врач провел рукой по спине, что-то нажал, повернул, придавил… Процедура длилась несколько минут. Затем предложил мне встать. А я ведь уже два года не ходил. «Как же я встану, если ног не чувствую?» — спросил. А он улыбается. Помог подняться, и я своими ногами вышел из кабинета! Разве что голова немного кружилась. Все сидевшие в коридоре ахнули…

- После этого надо было еще лечиться?

- Нет. Я вернулся домой, занялся хозяйством. Поначалу спину берег, а потом осмелел и начал кроликов разводить. Траву для них косил, клетки мастерил. Знакомые знают историю моей жизни и не перестают удивляться. А жена все вспоминает, как в самые тяжелые и безнадежные дни бросилась к целителям и гадалкам. Одна из них сказала, что я обязательно встречу человека, который меня вылечит, и все у нас наладится. Мол, такая судьба.

«С помощью новой аппаратуры можно увидеть, угрожает ли человеку инсульт, или выяснить, почему болят колени»

02 MRT.jpg (14907 bytes)- Владимир Владимирович, на днях вы назначили своему пациенту углубленное обследование: магнитно-резонансную томографию, УЗИ сосудов головы и шеи. У него опять возникли серьезные проблемы? — спрашиваю у доктора Гонгальского.

- Чтобы небольшие проблемы не стали серьезными, важно выяснить, в каком состоянии сосудистая система, нет ли угрозы инфаркта, инсульта, не перекрыты ли сосуды холестериновыми бляшками. Некоторые жалобы Анатолия Павловича меня насторожили. А сейчас, имея такую диагностическую базу, как у нас, и опыт работы, разобраться в причинах этих жалоб достаточно просто.

… Магнитно-резонансный томограф (МРТ) находится в специальной комнате. Пациента укладывают на кушетку и надевают ему на голову своеобразный шлем. Это новинка. Раньше, чтобы пройти такое обследование, человека задвигали в «трубу», и те, кто боится замкнутого пространства, от процедуры отказывались. Сейчас единственное условие — лежать спокойно и не разговаривать, если чувствуешь себя нормально. Правда, пациента предупреждают: ухудшится самочувствие — немедленно скажите об этом доктору по громкой связи. На экране компьютера возникает изображение двух полушарий головного мозга. Рассматривая их послойно (при обзорном обследовании делают 18 снимков), специалисты видят мельчайшие аномалии: аневризмы, кисты, следы инсульта, мелкие участки с нарушенным мозговым кровообращением. Могут даже получить трехмерное изображение сосудов — сделать их компьютерную реконструкцию. Словом, воссоздают полную картину того, что происходит в черепной коробке. Разве что мыслей пока не читают.

- Не вредно ли для человека это исследование?

- Нет. На некоторое время пациент попадает в магнитное поле, но оно не имеет негативного воздействия на ткани организма. Кстати, если необходимо исследовать костную ткань, без обычного рентгена не обойтись.

- А что можно увидеть с помощью МРТ?

- Головной, костный мозг, мягкие ткани, лор-органы, суставы. При артрозах и артритах смотрим, насколько разрушен хрящ, есть ли образования в суставе. Люди часто жалуются на боль в коленях, в тазобедренном суставе. К нам направляют и пациентов с переломами, чтобы выяснить, как пострадали окружающие ткани, связки, сухожилия, сосуды. На МРТ мы видим застывшую картинку. Затем, если речь идет, например, о сосудах шеи и головы, важно с помощью ультразвука проследить, как они работают. Измеряем скорость артериального наполнения сосудов, венозного оттока, смотрим, меняются ли эти параметры в зависимости от положения тела. Мне как врачу с каждым годом работать все интереснее. То, о чем раньше мог лишь догадываться, сейчас вижу на экране монитора. Но сразу же понимаю, как важны знания, чтобы правильно анализировать и трактовать увиденное. Главным «инструментом» остается собственная голова.

- Анатолию Павловичу вы назначили медикаментозное лечение или мануальную терапию?

- Ему нужны препараты, улучшающие работу сердца. А с позвоночником у пациента все в порядке. Просто надо щадить себя, не перетруждаться, тяжестей не поднимать. Но и на болезнях концентрироваться не следует, это тоже вредно.

Анатолий Хуторный уверил нас, что думать о недугах ему некогда:

- У меня своя ферма, надо каждый день накормить 70 кролей. Они большие, белые, чисто лебеди! С детства любил животных, но и не мечтал, что кролиководство станет моей профессией. Болезнь перевернула всю мою жизнь. Я прошел через страдания, но вот уже 20 лет считаю себя счастливым человеком.

567

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров

© 1997—2020 «Факты и комментарии®»

Все права на материалы сайта охраняются в соответствии с законодательством Украины

Материалы под рубриками "Официально", "Новости компаний", "На заметку потребителю", "Инициатива", "Реклама", "Пресс-релиз", "Новости отрасли" а также помеченные значком публикуются на правах рекламы и носят информационно-коммерческий характер