БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

«Когда я увидел на рельсах пустой сапожок внука, страшно испугался, что ножку уже утащили собаки»

0:00 5 апреля 2005 1156
«когда я увидел на рельсах пустой сапожок внука, страшно испугался, что ножку уже утащили собаки»

Донецкие хирурги сделали сложнейшую операцию: пришили 9-летнему мальчику отрезанную поездом часть ноги ниже колена, хотя с момента трагедии прошло несколько часов и голень была полностью размозжена

1 апреля «ФАКТЫ» сообщали о сложнейшей операции, проведенной донецкими медиками. Хирурги пришили девятилетнему Владику Данильченко отрезанную поездом часть ноги. Сложность операции заключалась в том, что нога ребенка была не просто отрезана — почти треть голени оказалась буквально размозжена. Несмотря на то что пришлось удалить около 17 сантиметров ноги, бригаде хирургов-травматологов удалось восстановить кровоток в той части конечности, которая несколько часов находилась отдельно от тела ребенка!

«После того как врачи спросили, где оторванная конечность, я помчался на пути»

05s01 Centr.jpg (14515 bytes)«Тетя Люба, бегите на железную дорогу, с Владиком случилось что-то страшное!» — закричали влетевшие в дом Любови Данильченко соседские ребята. По перекошенным лицам приятелей сына женщина поняла, что стряслась беда. Но, мчась к путям, проходящим метрах в ста от дома, где живет семья Данильченко, Люба даже не подозревала, какая произошла трагедия.

- Влад лежал на полянке недалеко от железнодорожных путей в луже крови, — рассказывает со слезами на глазах Люба Данильченко. — Сын стонал: «Мамочка, помоги». Левой ноги ниже колена у него не было. Рядом ножки не было видно. Мы с моим отцом подхватили Влада на руки и помчались домой. «Скорая» приехала быстро.

Об оторванной ножке Владика родители вспомнили, увидев врачей скорой помощи.

- Когда врачи спросили, где оторванная конечность, я помчался на пути, — рассказывает дедушка мальчика Владимир Терентьевич. — На месте трагедии ножки не было, поскольку мальчишки оттащили Влада от путей. Благо, было еще светло (несчастье произошло 29 марта около 6 часов вечера. — Авт.), и я по следам крови нашел сапожок внука. Вначале очень испугался — вдруг ножку уже утащили собаки?! Продолжал поиск, уже начало смеркаться, когда я наконец-то увидел под рельсом часть ноги Владика в черном носочке. Положил я ножку в полиэтиленовый пакет и бегом домой. «Скорой» уже не было, но, слава Богу, сестра зятя с мужем к нам приехали. Я им сунул пакет в руки и велел мчаться в Донецкую областную травматологическую больницу, куда внучка повезли. Хорошо, что ножка лежала не на самих рельсах, ведь движение поездов у нас очень интенсивное…

Пути тянутся от донецкого железнодорожного вокзала к поселку из домиков на два- четыре хозяина, в народе именуемом Путиловка. И хотя товарняки и электрички, проходящие здесь, притормаживают перед крутым поворотом и уклоном под автомагистральный мост, проложенный над «железкой», пешеход, идущий по путям, может не успеть проскочить.

«Мальчишки стали кричать: „Поезд!“, но меня уже куда-то потащило за куртку»

- Как произошло это несчастье, мы не знаем, — рассказал «ФАКТАМ» начальник линейного отдела милиции на станции Донецк Олег Пантофильман. — Скорее всего, мальчишки, заигравшись, слишком близко подошли к рельсам, и Владика задело проходящим составом. Если бы парнишка оказался на путях, то последствия такого столкновения были бы непоправимыми. Машинист состава, который задел Владика каким-то средним вагоном, скорее всего, не видел ребенка. Собственно, даже неизвестно, что это был за состав. Такие случаи с детьми у нас редкость. Вот выпившие взрослые, которые, бывает, на рельсах и спать устраиваются, часто получают травмы и гибнут.

- Мальчишки, с которыми я играл, стали кричать: «Поезд!», когда меня уже куда-то потащило за куртку, — рассказывает Владик. — Я даже не слышал, чтобы паровоз гудел.

Владик — мужественный мальчик. Он не терял сознания и видел, что с ним произошло. Но терпеливо дождался маму, а потом врачей, которые ввели ему обезболивающее.

- Внук очень шустрый, — говорит дедушка ребенка. — Вот Настя, его сестричка, необыкновенно спокойная девочка. А Владик… Внучок часто мне по хозяйству помогает, все мигом делает! Но и побегать, побаловаться — тоже бегом! Правда, травм не было раньше. В день, когда произошло несчастье, я как раз с работы вернулся. Зять Александр уходил на смену в шахту, и я попросил, чтобы он записку Владику написал. Саша так и сделал: написал, чтобы Владик ел все, что ему мама, уходя на работу, оставила, и слушался деда (меня). Я внуку запретил идти на улицу. Но Люба пришла и сжалилась над ним: мол, нельзя же ребенка на улицу совсем не пускать, ведь уже потеплело. И вот — пошел. Обычно дети на площадке играют, а тут вдруг на пути побежали.

«А меня к маме на день рождения отпустят? — интересуется маленький пациент у заведующего отделением реанимации Донецкой областной травматологической больницы Владимира Кузя. — Маме 1 апреля — 36 лет». Доктор отказал, предложив Владику вместо этого нарисовать маме в подарок что-нибудь и посмотреть мультики по телевизору, который есть в отдельной палате мальчика. Парнишка хорошо рисует. Правда, сейчас ему этим заниматься сложно. Влад потерял много крови, у него пока держится высокая температура. Работники шахты им. Засядько, где трудится бурильщиком отец мальчика, уже начали сдавать кровь для пострадавшего ребенка. Стать донором собирается и дедушка Владика.

- Настю мы пока с собой в больницу не берем, — рассказывает Люба. — Отправили ее к родственникам. Пусть девочка благополучно окончит 11-й класс.

Старшая дочь Данильченко, 16-летняя Настя, инвалид II группы, у нее бронхиальная астма. Мать боится, что пережитый стресс вызовет у девочки очередной приступ. Люба и так целых 15 лет вынуждена была не работать. Занималась только детьми — симптомы астмы до пяти лет наблюдались и у сына. Но постоянные поездки в санатории дали положительный результат. И год назад Люба устроилась на работу. Вся семья Данильченко, включая дедушку и бабушку, работает. Но несчастье мгновенно опустошило семейный бюджет. Немного помогла шахта, где работает отец мальчика, но необходимых для лечения средств недостаточно, и семья уже влезла в долги. А процесс выздоровления Владика будет длительным. По подсчетам врачей, реабилитация мальчика займет не менее полутора лет.

Врачам пришлось удалить почти 17 сантиметров ноги, но со временем ее удастся восстановить

05s08 vadik3.jpg (11169 bytes)— Вам, наверное, коллеги уже рассказали об этом, — говорит заведующий отделом микрохирургии и восстановительного лечения НИИ травматологии и ортопедии Донецкого медицинского университета, кандидат медицинских наук доцент Александр Борзых, делавший операцию Владику Данильченко. — Утром я на учебной пятиминутке говорил о реплантации голеностопа, делая упор на перспективе такой операции у детей. А в 20. 00 меня вызвали оперировать Владика. Мистика какая-то!

По словам Александра Борзых, для осуществления этой операции потребовались усилия бригады из 10 медработников. Только хирургов было трое. Начав оперировать в полдевятого вечера, уже в полночь врачи восстановили кровоток между отрезанной поездом частью конечности и ногой ребенка. Для этого мальчику пришлось сначала удалить почти 17 сантиметров размозженных краев раны, в том числе и кости. Потом скрепили части костей металлической конструкцией. Самым сложным было соединение большого берцового пучка: требовалось сшить артерию и две сопровождающие ее вены. Мелкие сосудики врачи не сшивают — они прорастают сами. На следующем этапе ребенку соединили поврежденные мышцы, сухожилия и большой и малый берцовый нервы. Это тоже ювелирная работа. И только потом сшили кожу, закрепили ногу с помощью аппарата Илизарова.

- Первый этап операции длился четыре с половиной часа, — продолжает доктор Борзых. — Мы очень спешили, чтобы сохранить жизнеспособность отделенной от тела конечности. Да и мальчик, потерявший много крови, был в критическом состоянии. И когда к полуночи удалось восстановить артериальный кровоток, мы могли продолжать работать уже в более спокойном темпе. К четырем утра операция была окончена, а в восемь я уже поговорил с Владиком.

За время существования отдела микрохиругии и восстановительного лечения — с 1987 года — было произведено около 300 реплантаций.

- Первую свою реплантацию я сделал женщине еще в 1984 году, — вспоминает хирург. — Пересадил палец с ее ноги на место оторванного на руке. Палец прижился. Тогда я и поверил в себя как в хирурга, способного на такие операции. Приходилось пришивать и голени. Но ни разу не сталкивались с таким обширным размозжением раны.

Только за последние пять дней врачи отдела микрохирургии провели несколько реплантаций. Вернули на место четыре отрезанных пальца пациентке из Луганска. Пересадили лоскут на палец донецкому школьнику. Мальчик содрал кожу с пальца вместе с мышцами и нервами, играя в баскетбол. Использовали мягкие ткани с нервами и сосудами с другого пальца, а потом палец-донор покрыли кожей, взятой с предплечья пострадавшего.

- Люди сами себе лучшие доноры, но своих «запчастей» у них нет, — рассказывает Александр Борзых. — Зато репаративные возможности человека выше, чем у любого животного! Человеческий организм способен восстанавливаться с огромной скоростью. Пучки сосудов, например, очень быстро растут. А восстановительные возможности детского организма еще выше, чем у взрослого! Потому я в своем утреннем докладе и делал упор на перспективы реплантации стопы именно у детей.

Пока в травмированной ноге ребенка чувствительности еще нет. По словам врачей, о ее восстановлении можно будет говорить только через две недели, когда полностью прорастет сосудистый пучок. Донецкие травматологи планируют постепенно возвращать ноге мальчика длину. Процесс удлинения с помощью остеосинтеза начнется уже через две недели. Возможно, в будущем Владик сможет ходить даже без палочки.

Мама мальчика не ожидала, что удастся спасти ногу. И лишь когда Александр Владимирович предложил пришить конечность, женщина немного пришла в себя.

- Если бы я сомневался в успехе операции, то, наверное, пошел бы более простым путем — выбрал ампутацию, чтобы спасти мальчику жизнь, — вспоминает врач. — Однако, увидев Владика, сразу понял, что смогу сохранить ему ногу, пусть пока и в усеченном виде. Но ведь это нельзя сравнить с протезом. Я знал, что нужно делать и как будет выглядеть нога после операции.

Желающие помочь ребенку могут направить свои средства на расчетный счет 290 989 023 Филиал Киевского отделения Проминвестбанка МФО 334 271 ОКПО 9 334 270

Для лечения Данильченко Владислава.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров