ПОИСК
Події

Сутенеры подпольного борделя платили милиционерам за «крышу» не только деньгами, но и услугами «девочек по вызову»

0:00 26 травня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
В Центральном суде города Николаева вынесен приговор двум бывшим оперуполномоченным, которые какое-то время даже… руководили притоном

Эта история из разряда «так не бывает». Началась она в Николаеве два года назад. 50-летний рецидивист набрал по газетным объявлениям девчат, обзавелся клиентурой, и частное подпольное предприятие по предоставлению интимных услуг населению начало приносить доходы. Месяца через три бордель попал в поле зрения оперативников райотдела внутренних дел Центрального района города. Однако победа над преступностью в лице полутора десятков милых девушек не прельстила двух бравых оперов, и вместо задержания милиционеры предложили сутенерам… свою помощь.

«У каждой девушки были телефоны оперативников, чтобы в затруднительной ситуации позвать их на помощь»

26s08 Prostitutki.jpg (17961 bytes)Платить деньги милиционерам за их «покровительство»  — изобретение не такое уж и новое. 30-летний Роман Навроцкий и 27-летний Андрей Бондарь (фамилии изменены.  — Авт. ), оба с высшим образованием, знали об этом, очевидно, не понаслышке. На должности оперуполномоченного и старшего оперуполномоченного Центрального РО НГУ УМВД Украины в Николаевской области они были назначены в один день — 28 октября 2002 года, а буквально через несколько месяцев уже взяли под свою опеку публичный дом. За то, что «закроют глаза» на преступную деятельность, милиционеры потребовали половину суточной прибыли притона и бесплатных проституток по первому же звонку. Сутенеры согласились — а куда деваться? Справедливости ради надо сказать, что сыщики не просто клали деньги в карман, а честно отрабатывали приварок: давали, например, консультации, как пользоваться средствами связи, чтобы исключить выявление и сбор доказательств сутенерства. Если кто-либо из проституток пытался выйти из теперь уже общего бизнеса, милиционеры препятствовали этому вплоть до физического принуждения девушек.

Команда получилась более чем разношерстная: уголовник, сутенерша, проститутки и правоохранители. Прежде чем все они оказались на скамье подсудимых, прошло без малого семь месяцев. Правда, в процессе, который провела судья Центрального райсуда Елена Селиванова, «девушки по вызову» проходили всего лишь свидетелями.

- В июне 2003 года мой муж потерял работу, — рассказывает одна из бордельных девушек Оксана.  — Наша семья осталась совсем без средств. Я регулярно просматривала рекламные газеты и сразу в нескольких нашла объявление следующего содержания: «На работу приглашаются девушки без комплексов. Иногородним предоставляется жилье». Мы нуждались и в том и в другом. Я позвонила и была приглашена в одну из квартир по улице Никольской в Николаеве, приспособленную под публичный дом. Девушка лет двадцати, Марина, представилась его хозяйкой и ввела меня в курс дела, объяснив, что за час работы я буду получать 100 гривен, а если клиент закажет услугу на ночь, то и все 500. Правда, половину заработка нужно отдавать ей. Меня это устраивало. Спустя примерно две недели сутенерша сообщила еще одно, дополнительное, условие «трудового контракта»: некто Роман и Андрей, которых я несколько раз уже видела, не просто молодые люди, а милиционеры. Это наша «крыша», поэтому нужно выезжать на «субботники», то есть бесплатно оказывать сексуальные услуги «крыше». Когда пришла моя очередь принимать участие в «субботнике», Марина выдала мне и еще одной девушке Жене деньги, чтобы накрыть стол для милиционеров, и приказала на часы не смотреть  — делать вид, будто мы с ними просто отдыхаем. И мы поехали в бар. Роман и Андрей уже ждали нас там. После вечеринки ребята повезли меня с Женей в сауну, где часа два занимались с нами интимом. Так было не раз. С августа Марина начала с каждой из нас собирать «на крышу» еще и по 10 гривен ежедневно.

РЕКЛАМА

Роману, который, в отличие от Андрея, не был женат, так понравилась одна из жриц любви, что он постоянно стал «заказывать» Веру, пригласив ее даже на свой день рождения.

- Меня эти «субботники» просто достали! — рассказала Вера следователю областной прокуратуры, который проводил досудебное расследование.  — Я решила поговорить с Мариной. Возмутилась и заявила, что больше не поеду. Есть и другие девочки, почему я должна за всех отдуваться? Марина ответила, что эти тираны в погонах и ей давно уже поперек горла, каждый день приходят и требуют денег. Ну, а куда денешься? Возьмут и перекроют нам «кран». С ними лучше дружить и прикармливать, иначе — искусают. Ведь мало того, что менты «держат крышу», так они еще обеспечивают безопасность каждой из нас. Действительно, у меня, как и у всех остальных девчат, в записной книжке были мобильные телефоны Ромы и Андрея, и в любой затруднительной ситуации (например, клиент отказывается платить) можно было позвать их на помощь… Роман хотел звонить мне напрямую, помимо Марины. Но я сказала об этом хозяйке, ведь у нас существовала практика, при которой за похожие «фокусы» с девушек вычитали огромные штрафы.

РЕКЛАМА

Одним словом, ни крохи сердечного тепла Роман не получил ни от Оксаны, ни от Веры. Очень уж неромантичными девушками они оказались. Впрочем, что для оперов было развлечением и праздником жизни, для жриц любви на поверку оказывалось всего лишь обычным «субботником».

«Клиент мог «заказать» девочку даже через диспетчера службы такси»

«Красивые девушки познакомятся с состоятельными мужчинами для проведения совместного досуга», «Хочешь отдохнуть — позвони» — визитки подобного содержания распространялись в барах и саунах города, их оставляли в кафе, ночных клубах и ресторанах. С публичным домом активно сотрудничала даже одна из николаевских служб такси.

РЕКЛАМА

- Когда я устраивалась на работу оператором такси, мне дали визитку с номером телефона и объяснили, что иногда пассажиры просят водителя найти им девочку, — рассказывает Тамара.  — В такой ситуации таксист по рации звонит на базу диспетчеру, а тот связывается с хозяевами борделя, чтобы выяснить, есть ли свободные женщины. Узнав информацию, таксист везет клиента в притон, получая за посредничество от хозяйки публичного дома свои законные 20 гривен.

Естественно, такая широко рекламируемая деятельность не могла долго оставаться незамеченной. 18 сентября 2003 года произошло весьма неприятное для хозяев борделя событие.

- Мой партнер Сергей сообщил по телефону, что на нас наехал «шестой отдел», — рассказывает Марина.  — Грозили всех забрать, а нашу контору закрыть. Я попросила Сережу срочно связаться с Ромой, пусть поможет решить проблему. Они встретились. По телефону Рома велел мне привезти 500 долларов. Я немедленно выехала и передала эту сумму Роме и Андрею, а через полчаса «крыша» мне позвонила, чтобы сообщить, что «дела» улажены и я спокойно могу работать с девочками дальше. Кому ребята передавали деньги и передавали ли вообще, не знаю. Главное, они решили нашу проблему. Милиционеры обещали «прикрывать» нас, они это и делали.

Бизнес процветал, и сутенеры для его нужд сняли в городе еще одну квартиру. Между тем доля милиционеров в прибыли осталась прежней. Оперативники начали выказывать недовольство. По-своему они были правы, что подтверждается фрагментами аудиозаписи, сделанной правоохранительными органами.

«Сергей, — укоряет своего партнера, бывшего рецидивиста, Марина, — ты мне не помогаешь! Я за девять месяцев ни разу не пошла в ночной клуб! Дел невпроворот. Вот сегодня с одиннадцати утра сижу на этом телефоне. Столько клиентов! Столько людей звонит! Где девочки?! Что ты себе думаешь?! Все поумирали, что ли? Вот Рому возьми. Сколько Рома у нас получает в сутки? 25 гривен и шалаву, это его устраивает, а ты имеешь куда как больше, и толку? Ты ничего не делаешь для нашего бизнеса! (Раздается телефонный звонок. ) Лиля? Наконец-то! Срочно нужны две девочки в ресторан. Ну, это мой клиент, старый. Он с другом. Бери еще кого-то из девочек, одевайтесь поприличней и срочно сюда!»

«На любое мое замечание проститутки теперь отвечали: «Пожалуемся Роме!»

До смерти уставшая Марина взяла, наконец, отпуск, и тут началось самое интересное.

- Марина уехала, и случился переворот, — рассказывал следователю Сергей.  — Роман подговорил девушек, чтобы они теперь работали непосредственно на них с Андреем и 50 процентов заработка отдавали милиционерам. С этого дня девушки перестали меня слушать, грубили, вели себя нагло, денег не давали. Рома назначил «мамочкой» одну из девчат, а потом и вовсе привел какого-то парня, которого представил тоже работником райотдела, но по какой службе, я не помню, сказал, что теперь он будет все контролировать. Мне велел не вмешиваться. На любое мое замечание проститутки теперь отвечали: «Скажем Роме!»

Но вскоре вернулась Марина и начала опять прибирать все к рукам. Теперь одни проститутки отдавали деньги милиционерам, другие — старым хозяевам, третьи — и тем и другим. От этой неразберихи девочки психовали, скандалили и начали потихоньку уходить из борделя.

- Марина была возмущена таким поворотом дела, — давала показания в суде «работница» притона Светлана, которая одной из первых хлопнула дверью.  — Она попросила Рому и Андрея разобраться с теми, кто ушел. Поэтому один из оперов позвонил мне и назначил встречу. Я пришла. Рома и Андрей доставили меня в райотдел милиции по улице Декабристов, 8, завели в свой кабинет, закрыли дверь на замок и стали избивать. Потом надели на меня наручники таким образом, что запястье правой руки скрепили со щиколоткой левой ноги, и, смеясь, угрожали в такой позе подвесить на швабру. Когда милиционеры выходили из кабинета, то приковывали меня наручниками к батарее. В конце концов опера составили фиктивный протокол о том, будто бы моя мобилка — краденая, и заставили подписать его, что я и сделала, испугавшись пыток. Уверена, что Рома и Андрей наказали меня так по просьбе Марины за то, что я отказалась на них работать. Вот чем обернулась лично для меня «своя рука» в милиции.

Буквально на следующий день после посещения милиции Марина обратилась в отдел внутренней безопасности управления МВД в Николаевской области и написала заявление, которое и сыграло решающую роль в том, что двое правоохранителей сменили служебный кабинет на камеру СИЗО.

В обвинительном заключении по уголовному делу деятельность николаевских оперативников уголовного розыска характеризуется следующим образом: в июне 2003 года Навроцкий и Бондарь, установив преступную группу, занимающуюся проституцией и сутенерством, решили использовать это обстоятельство в корыстных целях. Они предложили свои услуги руководителям группы в обеспечении безопасности их деятельности, заключавшейся в гарантированном укрывательстве на основании своих личных связей со стороны других сотрудников Центрального РО НГУ УМВД Украины в Николаевской области, а также в возможности решения вопросов об укрывательстве с иными подразделениями УМВД путем передачи взяток соответствующим должностным лицам. Помимо прочего, предоставляли сутенерам консультации о мерах безопасности. В июне 2003 года Навроцкий и Бондарь, видя, что преступная деятельность сутенеров приносит высокие доходы, решили заменить их в роли руководителей и, используя свое властное должностное положение, потребовали передачи функций по управлению группой, на что сутенеры, не имея возможности возразить и обратиться к кому-либо за помощью, согласились. После этого оперативники, являясь должностными лицами правоохранительных органов, вопреки интересам службы, какое-то время возглавляли организованную преступную группу по предоставлению сексуальных услуг с целью извлечения прибыли. Однако вскоре поняли, что такой стиль организации работы слишком опасен, так как им приходится общаться с большим количеством проституток, и, опасаясь разоблачения, вернулись к прежней схеме работы.

Ни на предварительном следствии, ни в суде Навроцкий и Бондарь вину свою не признали. В один голос оперативники убеждали суд, что Марину и Сергея они знали, но только в связи со служебной необходимостью: хотели привлечь этих людей к агентурной деятельности, ведь осведомительство до сих пор остается важной шестеренкой в работе правоохранительных органов. Вот Роман с Андреем и пытались «перековать» бывшего рецидивиста и его подругу на негласных помощников. Об их же преступной деятельности ни сном ни духом не знали. Впрочем, суд не поверил милиционерам и приговорил обоих к семи с половиной годам лишения свободы. Обвиняемые намерены обжаловать приговор.

1483

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів