ПОИСК
Події

Пользуясь беззащитностью сирот, воспитательница интерната издевалась над ними, оскорбляя и избивая девочек до крови

0:00 28 травня 2005
Інф. «ФАКТІВ»
Вмешательство «ФАКТОВ» ускорило увольнение педагога «за аморальный поступок, несовместимый с продолжением педагогической деятельности»

Когда в прокуратуру Николаевской области сообщили, что воспитательница школы-интерната Ь 5 избила 11-летнюю подопечную, начальник отдела защиты прав и свобод несовершеннолетних Николаевской областной прокуратуры Ольга Козлова немедленно выехала на место. В кабинете директора интерната несколько учениц 3-Б класса рассказали, что воспитательница наказывала их за малейшую провинность: одну била гимнастической палкой по спине, поставив перед этим на колени, другую схватила за волосы и ударила головой о стенку, третью била по лицу, пока из носа девочки не пошла кровь. Застигнутая врасплох, воспитательница признала свою вину. Но когда с администрацией школы-интерната связались «ФАКТЫ», директор заявил, что девочки специально оговорили свою воспитательницу, и администрация располагает неопровержимым тому доказательством — объяснениями учениц.

«Не могу поверить, что, защищая mрепутацию школы-интерната, дирекция заставляла детей врать!»

Николаевская общеобразовательная школа-интернат N 5 для детей сирот и детей, лишенных родительской опеки, считается одной из лучших в области. Большой ухоженный двор, уютные спальни, тренажерный зал, целый корпус отведен под помещения для разных кружков: танцев, вышивки, резьбы по дереву… Трудно поверить, что за всем этим скрываются детские слезы. Вот и Мария Николаевна — бабушка одной из пострадавших девочек, которая сообщила в прокуратуру об издевательствах над детьми, — утверждает, что прежде внучка никогда не жаловалась на плохое обращение.

Марии Николаевне Саша Малышева приходится приемной внучкой: ее отец жил с дочерью Марии Николаевны. Несколько лет назад зять с дочкой в поисках лучшей жизни уехали в Москву и… пропали. Пришлось оформлять двух внучек — родную и приемную — в интернат. Мария Николаевна ежедневно навещает девочек.

- Но в тот день я немного опоздала, — вспоминает Мария Николаевна.  — Сашенька увидела меня — и в слезы. Спрашиваю, что случилось. А она: «Бабушка, меня воспитательница по лицу била. Так сильно, что кровь из носа пошла». Я сразу к директору, но его на месте не оказалось. Тогда я отправилась в прокуратуру.

РЕКЛАМА

По словам Марии Николаевны, после того, как в интернате побывала представитель прокуратуры, Сашу Малышеву и двух ее одноклассниц, свидетельствовавших против воспитательницы, вынудили написать отказ от своих показаний. Саша сказала бабушке: девочкам внушали, что по их вине педагог осталась без работы и теперь ей не на что будет кормить своего сына. Дети сжалились над своей обидчицей и написали объяснительные, в которых отказались от своих слов. Не отказалась только Саша и сказала: «Вы же нас учите говорить только правду, а сейчас что?.. »

Чтобы выяснить, что же происходит в школе-интернате, я связалась по телефону с исполняющей обязанности начальника управления образования и науки Николаевской облгосадминистрации Надеждой Павловой, в чьем ведении находится учебно-воспитательное заведение. Там об издевательствах над детьми якобы ничего не слышали, но в то же время мое сообщение чиновницу… не удивило! Она заявила: мол, потому ничего и не знает, что такого не было(!), — и от дальнейшего общения отказалась.

РЕКЛАМА

Прокуратуру позиция управленцев от образования буквально потрясла.

- Ведь я опрашивала детей в присутствии директора интерната, он слышал каждое слово! — недоумевала Ольга Козлова.  — Более того, поставила свою подпись под объяснениями девочек. На основании этих документов было подготовлено постановление о возбуждении дисциплинарного производства в отношении должностных лиц школы-интерната и направлено на рассмотрение в управление образования и науки Николаевской облгосадминистрации. Не могу поверить, что, защищая репутацию школы-интерната, дирекция заставила детей врать!

РЕКЛАМА

«Я стояла на колiнах i плакала — це бачив весь клас»

- Никто никого не заставлял врать, — утверждает директор интерната Николай Ляшенко.  — Просто девочки признались, что возвести напраслину на воспитательниц их… подговорила Сашина бабушка.

Выяснить это можно было, лишь поговорив с девочками. Но с глазу на глаз побеседовать с ними я не могла — несовершеннолетние могут давать показания только в присутствии родителей или опекунов. Для воспитанников интерната опекуном является директор, а его позиция ясна. Что делать? Разве что положиться на судьбу.

Первой вошла Саша Малышева. В этой хрупкой девочке, одетой в синюю интернатовскую форму с кружевным воротничком, чувствовалась внутренняя сила и уверенность. Отвечая на вопросы, она смотрела нам в глаза.

- Когда я убирала в бытовке, зашла воспитательница и сказала, чтобы я шла убирать другую комнату, — объясняет Саша.  — Я ответила, что еще не закончила уборку здесь. Воспитательница крикнула: «Закрой рот и делай, что я сказала!» Я ответила, что не хочу закрывать рот, и тогда она ударила меня по лицу. Я заплакала и пошла туда, куда велено, но она догнала меня и ударила еще раз. Из носа пошла кровь, и я побежала ее смывать. До этого воспитательница меня не била, но часто обзывала скотиной и дегенераткой.

Николая Васильевича от Сашиных слов передернуло.

- Малышева, ты не думай, что у тебя теперь много защитников, — бросил он вслед девочке, когда та выходила из кабинета.

Таких слов было достаточно, чтобы понять, почему из второй пострадавшей воспитанницы, вошедшей вслед за Сашей, не удалось выдавить ни звука. Вжав голову в плечи, девчушка едва сдерживала слезы и до синевы закусывала губы. Она круглая сирота. Наверное, поэтому первой отступила от того, что сама же рассказала: «Вихователька покликала мене в чгрову кчмнату, взяла палку ч почала бити по спинч. Я стала плакати — менч було боляче. Пчсля цього вона наказала, щоб я стала на колчна перед класом. Я стояла на колчнах ч плакала — це бачив весь клас. Я просилася до лчкаря, бо в мене болчла спина, але вихователька не пустила. Нчкому про цей випадок я не розповчдала, тому що боялася».

Это записала со слов ученицы Ольга Козлова, когда приезжала разбираться в конфликте первый раз. Тогда же девочка призналась: спина болит, хотя после побоев прошло два месяца. А через несколько дней она написала: «Все це неправда. Мене палкою не били. Менч соромно, що я це сказала. ц менч хочеться, щоб вихователька повернулася». Когда перед девочкой положила оба объяснения, написанные ее рукой, она заплакала…

Замкнулась и третья пострадавшая ученица. Потупив взгляд, глотала слезы и молчала, пока заместитель начальника управления образования Александр Шевченко не попросил директора интерната оставить кабинет, взяв на себя ответственность за соблюдение интересов девочки. Когда за директором захлопнулась дверь, девочка призналась, что отказаться от жалобы ее заставила «одна воспитательница», но назвать имя побоялась. Тем не менее подтвердила, что воспитательница схватила ее за волосы и ударила головой о стенку. Да за что же? За то, что, когда класс строился на завтрак, она вышла из строя.

«Это интриги коллеги, желающей получить мою ставку»

Что же говорит сама воспитательница? Сначала она в объяснении, которое написала во время проверки фактов прокуратурой, покаялась: «Случаи, произошедшие с Малышевой и другими, единичные. Понимаю, что поступила несдержанно по отношению к этим детям». Но в объяснении директору от всего отказалась и уволилась «по собственному желанию». Как вспоминали девочки, на них обрушились упреки: дескать, по их вине воспитательница осталась без работы. Но это неправда. В интернате она работала по совместительству, а основным местом ее работы был и остается Украинский краеведческий музей в Николаеве. Там я ее и отыскала. Беседовали по телефону, поскольку иной возможности она не представила.

- Никого из детей я не била, — уверенно заявила бывшая воспитательница.  — Это все интриги коллеги, которая хотела получить мою ставку.

Тем не менее чувствовала необходимость оправдаться, поэтому стала жаловаться, как трудно работать в интернате: мол, там же все дети с задержкой психического развития — ни уговоров, ни объяснений не понимают! Я бы не удивилась, услышав такое от практикантки. Но у женщины за плечами семь лет работы в интернате и два высших образования, в том числе по специальности психолог. Ей ли объяснять, что головой об стенку — это не метод воспитания даже самого запущенного ребенка?

После того как в эту историю вмешались «ФАКТЫ», Николаевское областное управление образования и науки быстро провело служебное расследование по факту нарушения прав и свобод воспитанников школы-интерната N 5. Приказом начальника областного управления образования директору интерната и его заместителю по воспитательной работе вынесен выговор, а воспитательница уволена с должности, но уже не по собственному желанию, а «за совершение аморального проступка, несовместимого с продолжением педагогической работы».

Пострадавших девочек, чтобы оградить от возможного психологического давления со стороны воспитателей интерната, взяло под свою опеку областное управление образования. Возможно, это заденет самолюбие руководителей интерната: мол, на каком основании их подозревают в том, что способны учинить репрессии? Скажу, на каком. Бывшие коллеги уволенной пытались мне втолковать, что зачинщица скандала Саша Малышева  — девочка с характером, а таких надо ставить на место. Велось к тому, что если воспитатель позволил себе применить силу, значит, девочка это заслужила.

К сожалению, такого мнения придерживаются не только в этом интернате. По данным Украинского института социальных исследований, каждый второй воспитанник интернатов сталкивался с нарушениями его прав, в частности с оскорблениями и побоями. Поэтому в Министерстве образования и науки Украины, куда «ФАКТЫ» обратились с просьбой прокомментировать николаевскую ситуацию, не оставили без внимания случившееся, а поручили областным управленцам провести профилактическую работу с сотрудниками интернатов. Но в министерстве понимают, что это вряд ли изменит ситуацию.

- В ближайшем будущем мы планируем разукрупнить и расформировать интернатские учреждения, — сказала начальник управления содержания образования Министерства образования и науки Украины Лидия Ващенко.  — Хотим создать малокомплектные детские дома, где будут воспитываться от 15 до 30 детей. Такие дома уже есть в Днепропетровской, Киевской, Львовской и Закарпатской областях.

В министерстве считают, что такая форма поможет приблизить атмосферу интернатов к семейной. Вот только когда все это будет?

812

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів