ПОИСК

Ведущий танцор английского королевского балета киевлянин иван путров: «для меня операция -- последнее дело. Если ее можно избежать, я готов на все»

0:00 22 жовтня 2004
Інф. «ФАКТІВ»
С помощью специальных инъекций, которые вводятся непосредственно в сустав, врачи Киевского института травматологии и ортопедии помогли многим танцорам и спортсменам быстро восстановиться после травм

-- Неужели вы с самим Михаилом Барышниковым знакомы? -- спрашиваю маму Ивана Путрова, в прошлом балерину Наталью Березину.

-- Да, я как раз приехала к сыну в Лондон. Он танцевал в балете «Блудный сын», музыку к которому написал Сергей Прокофьев. До Вани эту балетную партию исполняли только Серж Лифарь и Михаил Барышников. Мэтр был в Лондоне и пришел на Ванино выступление. А после зашел за кулисы и пригласил нас на свой концерт, добавив: «Вы, Иван, очень талантливы. Больших вам творческих планов и удачи». Для Вани это была наивысшая оценка его творчества. Мы сфотографировались на память.

С Иваном Путровым и его мамой мы встретились в клинике спортивной и балетной травмы Института травматологии и ортопедии Академии медицинских наук Украины. Иван прилетел из Лондона всего на несколько дней, чтобы проконсультироваться с киевскими врачами по поводу своего здоровья и пройти процедуры. А заодно взял с собой маму, которую уже два года мучили боли в правом бедре.

-- В Англии у меня есть медицинская страховка и я не должен платить каждому врачу, но обязан записаться на прием и ждать, -- рассказывает Иван. -- Это может быть довольно долго. Кроме того, поскольку западные врачи получают хорошие деньги за операции, они не стремятся применять щадящие методы лечения. Мне в Лондоне один хирург предложил сделать операцию на ступне, как оказалось, совершенно необоснованно. А для меня операция -- последнее дело. Если ее можно избежать, я готов на все. В Киеве нашел врача, моего единомышленника. Поэтому полгода назад благодаря нескольким инъекциям специального лекарственного «коктейля», который мне вводили в сустав, быстро восстановился. С тех пор регулярно обследуюсь в клинике спортивной и балетной травмы АМН Украины.

24-летний Иван Путров сейчас как раз на пике своей карьеры. В Королевском театре оперы и балета он танцует все ведущие партии: в балете «Лебединое озеро» Зигфрида, в «Жизель» Альберта, в «Дон Кихоте» Базиля, в «Щелкунчике» принца.

-- Я всю свою жизнь занимался балетом, -- говорит Иван. -- Мои родители тоже танцевали, поэтому любовь к этому виду искусства у меня в крови.

«Я был самым молодым членом жюри на конкурсе имени Сержа Лифаря, который проходил в Киеве»

-- Моим первым педагогом была мама, -- говорит Иван. -- И свои первые шаги на балетной сцене я сделал благодаря ей.

-- Мой муж Александр, который раньше занимался балетом, был против того, чтобы Ваня пошел по нашим стопам, -- вспоминает Наталья Березина. -- Но я сразу увидела, что у нашего ребенка очень хорошие данные. Директор Киевского хореографического училища Татьяна Таякина, с которой мы танцевали на одной сцене, сказала: «Приводи Ваню к нам». Я так и сделала. Впоследствии она стала его руководителем.

16 лет стали для Ивана переломным моментом в его жизни. Все началось с того, что он в числе пяти представителей из СНГ поехал на конкурс юных артистов балета, который проходил в городе Лозанна (Швейцария).

-- Поездку оплатил фонд Нуриева, -- рассказывает мама Ивана. -- Мы с мужем дали Ване деньги на звонки домой. Помню, как сын позвонил и сказал: «Мама, у меня первая премия». Я тогда просто не поверила тому, что услышала, и попросила повторить эти слова еще раз.

-- После объявления результатов конкурса ко мне подошла директор английской Королевской балетной школы Мерл Парк и предложила переехать учиться в Лондон, -- вспоминает Иван. -- Но для меня было очень важно, кто будет моим новым учителем. Я приехал в Англию летом, что посмотреть на учителей, на школу, и понял, что хочу здесь остаться.

В том же 1996 году Иван получил еще одно «золото» в Киеве на конкурсе имени Сержа Лифаря. А через два года парню предложили танцевать в Королевском театре оперы и балета.

-- Если танцору поступает такое предложение, он не раздумывая соглашается, -- говорит Иван. -- Но я решил две недели подумать. Понимал, что надолго оставлю в Киеве своих родителей, родственников, свой город. Но все-таки согласился.

-- Я три года плакала, принимала успокоительные таблетки -- переживала, как там сын, -- говорит Наталья Березина. -- Вспоминаю, как приехала к нему в Лондон на первую премьеру. Он танцевал партию племянника Дроссельмейера (распорядителя бала) в балете «Щелкунчик». После спектакля я умоляла сына вернуться домой. Говорила, что он будет танцевать и в Киеве. Но его педагог из Королевской школы попросил меня не забирать его. Сейчас я уже привыкла, что Ваня там, а мы здесь. Езжу на все его премьеры, он тоже приезжает в Киев. В этом году Ваню пригласили на конкурс имени Сержа Лифаря, но уже как члена жюри. Станишевский, художественный руководитель конкурса, все время объявлял Ваню так: «И самый молодой член жюри Иван Путров».

-- Судить кого-то другого очень тяжело, -- рассказывает Иван. -- А в балете особенно. Как определить, кто лучше, Чайковский или Рахманинов, Моцарт или Бах? Было очень много хороших ребят и девушек. Кроме того, нужно на время забыть, что ты кого-то из конкурсантов знаешь лично, а это непросто.

Иван не любит рассказывать о своих травмах. «Обычным людям этого знать не нужно», -- говорит парень. Но время от времени он приезжает в клинику спортивной и балетной травмы к Александру Кострубу, чтобы обследоваться, проконсультироваться. Ведь ему нужно всегда быть в форме.

-- Балет -- это неестественное занятие для организма человека, -- говорит Иван. -- Не каждый ребенок подходит по физическим параметрам. Серьезно заниматься балетом начинают лет с десяти, чтобы скелет формировался параллельно с теми нагрузками, которые получает ребенок. А в 20 лет заниматься балетом уже опасно. Очень важную роль здесь играет преподаватель, который посоветует, что можно делать, а чего пока не стоит. Например, девочкам до определенного возраста нельзя становиться на пальцы -- можно деформировать стопу.

«Поскользнувшись, я растянулась в шпагат, но подняться уже не смогла»

-- Сынок, видел бы ты, какую иглу мне только что загнали в бедро! Ужас! -- говорит Наталья Березина. -- Я думала, что она проколет меня насквозь.

Мама Ивана -- женщина обаятельная и с хорошим чувством юмора. Прекрасная осанка, походка -- сразу видно, что она занималась балетом. Даже когда мы попросили ее сфотографироваться с сыном, она автоматически поставила ноги в третью позицию.

-- Я не занимаюсь балетом уже 12 лет, -- рассказывает Наталья. -- Но за время моей карьеры у меня не было травм. Только однажды на гастролях в Японии надорвала связку на правой ноге. Тамошний врач поставил мне в ногу иголочки, и боль сразу прошла. Но два года назад, когда я уже подходила к своему дому, за мной погнался пьяный мужчина. Я испугалась, побежала, поскользнулась и растянулась в шпагат. Сразу вспомнила, как танцевала умирающего лебедя в балете «Лебединое озеро». Там было точно такое же па, только нужно было наклониться вперед и вытянуть руки. Но в этот раз я встать не смогла. Боль была ужасная, я кричала и плакала. К счастью, соседка позвала моего мужа, и они вместе занесли меня домой. После этого случая я два года волочила правую ногу, время от времени ее хватала судорога, она начинала болеть. Это продолжалось, пока сын не привел меня в клинику.

-- Наталье Березиной мы поставили диагноз деформирующий остеоартроз, -- рассказывает руководитель клиники спортивной и балетной травмы Института травматологии и ортопедии АМН Украины доктор медицинских наук профессор Александр Коструб. -- Ведь постоянные перегрузки суставов, которые неизбежны при профессиональных занятиях спортом или балетом, не проходят бесследно. Происходят постепенные изменения в голеностопных, коленных и тазобедренных суставах, возникают проблемы с хрящом. С возрастом естественная смазка сустава (синовиальная жидкость) исчезает, поэтому необходимо восполнять ее искусственно, с помощью специальных препаратов. В больной сустав вводится пункционная игла, и маслянистый лекарственный «коктейль» направляется прямо в нужную точку. В случае с Натальей нам пришлось брать иглу длиной 20 сантиметров, чтобы добраться до тазобедренного сустава. Теперь ей предстоит принять еще две такие инъекции. Если это возможно, мы стараемся использовать консервативные методы лечения, а потом уже думаем об операции. У хирурга должна работать сначала голова, а уже потом руки.

1545

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2021 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.