Политика

Назначение аркадия шевченко в оон стоило его жене броши с 56 бриллиантами, которую она преподнесла в знак благодарности супруге министра иностранных дел андрея громыко

0:00 2 апреля 2004   4384
Ирина КОЦИНА «ФАКТЫ»

Через пять лет после этого, в 1978 году, Аркадий Шевченко станет первым в истории СССР дипломатом, убежавшим в стан врагов -- США

26 лет назад, в апреле 1978 года, разразился международный скандал. США и Советский Союз были на грани разрыва дипломатических отношений. Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев забросал президента Соединенных Штатов Джимми Картера письмами с требованием выдать гражданина СССР Аркадия Шевченко. Нет, он не был причастен к разработке сверхсекретного оружия. Просто Кремль не совладал с эмоциями, захлестнувшими правящую верхушку СССР из-за такого позора. Впервые в послевоенной истории Советского Союза в стан врага перешел дипломат столь высокого ранга -- заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР Аркадий Шевченко.

«Ваш отец нанес СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Пеньковский, работавший на ЦРУ и английскую разведку»

Соединенные Штаты Шевченко не выдали. В Советском Союзе его заочно приговорили к высшей мере наказания за измену Родине. Собственно, к Родине у дипломата вряд ли могли быть какие-либо претензии. Если Шевченко и был недоволен советским режимом, то тщательно это скрывал, а вот то, что не был гоним, так это наверняка.

Аркадий Шевченко окончил МГИМО с «красным» дипломом, затем учился в аспирантуре и успешно защитил диссертацию. Но более успешной и определившей дальнейшие успехи на дипломатической ниве стала его дружба с сыном министра иностранных дел Андрея Громыко Анатолием, с которым Шевченко познакомился еще в институте. Аркадий стал часто бывать в семье Громыко, приглянулся министру, который считал юношу перспективным. Говорят, что Андрей Андреевич даже готовил его себе в преемники на посту министра иностранных дел. Так ли это, трудно сказать, но благодаря высоким связям Аркадий Шевченко в 1970 году стал советником министра иностранных дел СССР. И дальше уже дружил больше с отцом, нежели с сыном. Часто бывал вместе с женой в гостях на загородной вилле министра. А в 1973 году был откомандирован в Нью-Йорк в штаб-квартиру ООН, где занял пост заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла СССР. Как рассказывал в интервью газете «Совершенно секретно» сын Шевченко Геннадий, отец недолго переживал по поводу того, что своим назначением в ООН он был обязан жене Леонгине, подарившей за это супруге Громыко брошь с 56 бриллиантами.

Многие бывшие соратники Аркадия Шевченко, среди которых, как нетрудно догадаться, было достаточно работников КГБ, уверены, что решение остаться в США созрело у него только в Нью-Йорке, после того как он увидел, что можно жить по-человечески не только за высокими заборами спецдач. Но он не стал просить политического убежища, а предпочел сотрудничество с ЦРУ. Почему, Аркадий Шевченко объяснил так: «Я думал, что работа на американцев в течение определенного времени будет наиболее эффективным способом получить их помощь в устройстве новой жизни… Ведь после допросов они могут выбросить меня, как выжатый лимон. А я надеялся на большее».

Чтобы получить «большее», Аркадий Шевченко продал ЦРУ государственные секреты СССР: «Я держал ЦРУ в курсе всего известного мне о происходившем в Кремле. Информировал о советской позиции на переговорах по разоружению. Я передавал экономическую информацию по нефтедобыче в Союзе… Не испытывал никаких угрызений совести, указывая на сотрудников КГБ в Нью-Йорке. Мне доставляло удовольствие раскрывать все, что я знаю о них. » Начальник службы безопасности МИД СССР сказал сыну Шевченко Геннадию: «Ваш отец нанес СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Пеньковский, работавший на ЦРУ и английскую разведку».

Говоря об удовольствии, Аркадий Шевченко наверняка лукавил, особенно в части, касающейся угрызений совести. За два с половиной года шпионажа он сломался не только морально, но и физически. Стал пить, волынил с работой, на совещаниях вел себя вызывающе, а иногда впадал в состояние необъяснимого страха. ЦРУ к Шевченко приставило врачей, психологов. Тем не менее они не смогли его спасти от мании преследования, которая особенно обострилась в конце 1977-го. Тогда, в связи с очевидной утечкой информации, резидентура КГБ в Нью-Йорке начала усиленно искать предателя. В числе подозреваемых значился и Шевченко. Но в Москве телеграммам с предложением отозвать заместителя генсека ООН не придали значения. Более того, Громыко, когда к нему обратился председатель КГБ Юрий Андропов за разъяснениями, сказал: «Шевченко вне всяких подозрений», и КГБ официально потребовало от своего резидента в Нью-Йорке прекратить наблюдение. Впрочем, затем все же решили провести профилактическую беседу с дипломатом, находившимся в США безвылазно почти пять лет, и вызвали Шевченко в Москву. Кто ж знал, что нервы дипломата на пределе. Узнав о том, что его ждут в СССР, Шевченко потребовал от ЦРУ организовать ему побег. Вечером 6 апреля 1978 года он, оставив спящую жену, вышел из квартиры под наблюдением цеэрушников. А спустя пару лет Аркадий Шевченко уже был самостоятельной фигурой. Он издал книгу, получив миллион долларов гонорара, стал профессором американского университета, читал лекции американским бизнесменам -- за каждую получал до 20 тысяч долларов США -- и за ним специально прилетал самолет. Писал статьи для Британской энциклопедии, многих газет и журналов. С семьей, которую разрушил, попыток связаться не предпринимал.

«Следователи МВД и КГБ оценивали конфискованные вещи очень низко, для того чтобы их начальство могло скупить все по дешевке»

В 1978 году, после побега Шевченко, из МИД СССР был уволен его сын Геннадий. Карьеру ему разрешили делать лишь в Институте государства и права АН СССР на невыездной должности. Жена Аркадия Шевченко Лина, несмотря на поддержку друзей, в том числе и супруги Громыко, через месяц после побега покончила жизнь самоубийством. Вот что об этом рассказал журналистам Геннадий Шевченко: «6 мая 1978 года поздно вечером мне позвонила сестра Анна, которая жила с бабушкой в квартире родителей на Фрунзенской набережной в Москве. Сказала, что мама пропала, оставив записку: «Дорогой Анютик! Я не смогла поступить иначе. Врачи тебе все объяснят. Жаль, что бабушка не позволила мне умереть дома»… Маму искали с помощью КГБ, но тщетно. 8 мая сестра опять позвонила мне, сказав, что в квартире какой-то странный запах. Приехав, я сразу вызвал милицию из районного отделения. Участковый никакого странного запаха не почувствовал и сказал: «Так пахнет нафталин». После его ухода я решил сам обследовать квартиру и довольно быстро обнаружил, что запах идет из большого стенного шкафа… Я стал раздвигать шубы, дубленки. Шкаф был очень глубокий, и одежды висело много… И вдруг в углу наткнулся на холодную руку мамы. Дальнейшее происходило как в тумане. Приехали работники прокуратуры, врачи, а затем представители КГБ.

… Через несколько дней после похорон мамы в нашу квартиру пришли следователи КГБ. Они были поражены: не жилье, а музей! Наша большая четырехкомнатная квартира была заставлена уникальной старинной мебелью и дорогими предметами антиквариата. Я точно знал, что весь антиквариат приобретен на деньги отца, когда его назначили на пост заместителя Генерального секретаря ООН, причем основные ценности были куплены в 1975--1977 годах (он уже сотрудничал с ЦРУ). Изделия с бриллиантами, рубинами, изумрудами, сапфирами и из золота (в описи имущества они указывались как камни белого, красного, зеленого и синего цветов, золото -- металл желтого цвета) были оценены смехотворно низко, по крайней мере в 2--3 раза дешевле их реальной стоимости. В стенном шкафу за деревянными панелями нашли 12 икон рублевской школы с золотыми и серебряными окладами… Позднее я узнал, что следователи МВД и КГБ специально оценивали конфискованные вещи очень низко, для того чтобы их начальство могло скупить все по дешевке… »

Самый большой дом Шевченко, подаренный ЦРУ, стоил миллион долларов и был заставлен дорогой антикварной мебелью

В это время Аркадий Шевченко устраивал в США свою жизнь. Памятуя о слабости советского дипломата к женщинам, с первых дней его жизни в США ФБР предоставило Шевченко проститутку Джуди Чейвез. Когда же со своим статусом беглого Аркадий Шевченко свыкся, ему позволили сделать собственный выбор, и бывший советский гражданин женился на репортере криминальной хроники Эллен. Может быть, жизнь Шевченко в США и сложилась бы, но в 1990 году Эллен умерла от рака. Похоронив ее, Аркадий уверовал в Бога, стал посещать в Вашингтоне православную церковь, популярную среди эмигрантов. Настоятель храма и познакомил Шевченко с бывшей москвичкой, которая была моложе его на 23 года. Соотечественница и разорила Шевченко, завалив его бесконечными счетами. Бытует версия, что такой была своеобразная месть КГБ (на то время уже ФСБ) перебежчику. Дело в том, что россиянка Наташа (картограф по специальности, дочь подполковника МВД) во время бракоразводного процесса в 96-ом не скрывала своего знакомства с чекистами. До брака с ней Шевченко имел в США три дома. Самый большой, подаренный ЦРУ, стоил миллион долларов и был заставлен дорогой антикварной мебелью. Шевченко владел также четырехкомнатной квартирой на Канарских островах. Все это стоило более двух миллионов долларов. Но уже в 1995 году бывший советский дипломат объявил себя банкротом. А 28 февраля 1998 года на 68-м году жизни Шевченко умер от цирроза печени в небольшой однокомнатной квартирке, которую для него арендовала дочь Анна, перебравшаяся к тому времени в США. В квартире были лишь кровать да стеллажи с книгами о дипломатии и шпионаже. Последние недели жизни Шевченко проводил в американском суде -- его бывшая жена пыталась отсудить половину его большой пенсии почти в семь тысяч долларов в месяц. После смерти Аркадия Шевченко оказалось, что у него был долг около 600 тысяч долларов. Его похоронили в Вашингтоне на территории церковного прихода, настоятель которого и сосватал Шевченко картографа Наташу, получив за это новый «Форд» и солидные пожертвования. Только в прошлом году Геннадий Шевченко нашел могилу отца на кладбище в Вашингтоне. На ней стоит безымянный крест.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...