Происшествия

Археолог юрий шилов: «раскопав курган жреца, борис мозолевский интуитивно понял, что попался. Вскоре он узнал, что смертельно болен»

0:00 21 октября 2003   2394
Татьяна НЕТУДЫХАТА специально для «ФАКТОВ»

Десять лет назад ушел в мир иной выдающийся археолог, сделавший самую сенсационную находку в истории Украины

Золотая пектораль -- нагрудное украшение знатного скифа -- в начале 70-х годов прошлого века перевернула представление историков об истоках славянства. Борису Мозолевскому, автору уникальной находки, исполнилось тогда 35 лет. До того жизненный путь его был трудным: с 1956 по 1965 годы будущий ученый работал кочегаром в тресте «Укрторгстрой», одновременно обучаясь на заочном отделении Киевского государственного университета. За ним следил КГБ, подозревая в национализме. Но и после того как Борис Мозолевский получил мировую известность, ему пришлось многое испытать… Недавно минуло 10 лет со дня смерти выдающегося археолога и поэта.

Очень рискованна работа археологов, особенно тех, кто раскапывает древние курганы. Как утверждает известный ученый-археолог Юрий Шилов, древние погребения связаны с заклятиями. По его наблюдениям, практически ни одна из раскопок не обходится без человеческих жертв. Ранний уход Бориса Мозолевского -- в возрасте 57 лет -- его коллега связывает именно с этим феноменом…

«Как только найдешь что-то важное, так кого-то и заберет. В жертву»

-- Поразительно, но в школьных учебниках истории, как правило, не значится имя Бориса Мозолевского. Пектораль изображают, но вот имя человека, нашедшего ее, для школьников так и остается неизвестным. Не говорит ли это о том, что Мозолевский был скромен и не стремился к славе?

-- Борис Николаевич принадлежал к категории людей, которые знают себе цену. Вместе с тем он был скромным и очень независимым человеком. Похоже, так сказывалась в его характере крестьянская натура. Надо сказать, что начальство считалось с ним, но было видно, что недолюбливает… Думаю, это шло от зависти. Потому-то, несмотря на то что ему принадлежали выдающиеся открытия в археологии, прекрасные художественные произведения, он не был избалован номенклатурой. На международные выставки его находки всегда возило институтское начальство. Он обижался, но старался не подавать вида.

Мне больно, что после смерти Мозолевского Союз писателей Украины не отдает надлежащее ему место в украинской литературе. Такой показательный пример: 12 сентября минуло 10 лет со дня смерти Бориса Николаевича, и на его могилу пришли его коллеги по Институту археологии, друзья. И хотя бы один писатель…

Уникален его сборник «Скiфський степ», в котором стихи и очерки написаны под впечатлением раскопок. Лично я считаю, что среди поэтов второй половины XX века Борис Мозолевский -- самый выдающийся. Критерий моей оценки прост: стихи Мозолевского совершенны. Это с одной стороны, с другой -- они уникальны, как находки тех скифских курганов, к которым прикасались его руки. Знаю, что литературные критики могут спорить со мной. Но я убежден, что Мозолевский -- настоящий классик украинской литературы, он -- современный Тарас Шевченко! Не зря оба поэта были археологами…

-- Юрий Алексеевич! Как вы познакомились?

-- Я, еще будучи студентом университета, устроился на работу в Киевский институт археологии, где работал Мозолевский. Наши отношения складывались непросто. В какой-то степени нас разделяла разница в возрасте -- около семнадцати лет… Отчасти сказывались расхождения в научных представлениях. Я исследовал доскифские курганы. Дорогие вещи в них практически не встречаются. Зато там есть элементы мифологии, связанные с погребальным обрядом. В частности, встречаются фигурные насыпи, которые воплощают образ матери-земли, змея-вседержителя… Поскольку Мозолевский раскапывал большие скифские курганы, мне было интересно, сохранились ли в них такие элементы. Поговорил с Борисом Николаевичем на эту тему. Он тогда как-то настороженно, с недоверием отнесся к моим предположениям. Гораздо позже, уже в начале девяностых, он начал искать в строении курганов мифологические образы. Даже высказывал в своих работах предположения о том, что рвы, возможно, символизируют змей.

-- Вам приходилось встречаться с Мозолевским на раскопках? Каким он был в работе?

-- Не один раз случалось так, что наши экспедиции находились недалеко одна от другой. Мозолевский очень заботился о своих сотрудниках: старался сделать быт археологов не походным, а домашним, как можно более устроенным, выхлопотать для них высокие оклады. Однажды Борис Николаевич сказал мне: «Юра, я вот давно заметил: как только найдешь что-то важное, так кого-то и заберет. В жертву… Много людей уже погибло -- у меня, у Евдокимова, у Болтрика, у Шапошниковой… Как водится, списали все на несчастные случаи». Мы как раз заканчивали выбирать почву из глубокой ямы скифской катакомбы Соколова Могила. Шахтеры, которые должны были укреплять камеру, сколотили стремянку. Она рассыпалась подо мной: я рухнул на сложенные лопаты и ведра с пятиметровой высоты. Когда вылез из ямы, пошутил: «Вот вам, Борис Николаевич, и очередная жертва». Повезло, можно сказать, -- парой синяков обошлось… Мозолевский тогда грустно ответил: «В прошлом году современное кладбище из Соколовой Могилы перенесли и насыпь сняли. Тогда двух наших людей похоронили… »

-- На снимках, которые доводилось видеть, у Мозолевского грустное лицо. Он и в жизни был чаще грустным, чем веселым?

-- Пожалуй, чаще грустным. Даже в его веселости была грустная нота. Думаю, это у него шло от осознания глубины жизни. Как писатель я понимал те его состояния: когда ощущаешь себя на краю, перед бездной, где вверх и вниз -- бесконечность, в такие мгновения хочется достичь совершенства, но ты понимаешь, что можешь сгореть, упасть, наконец, улететь. Все время приходится сдерживать себя. Наиболее ярко он мог переживать подобные состояния в археологических экспедициях, когда приходится становиться на грань бытия-небытия, особенно когда ведутся раскопки святилищ. Когда ступаешь на это пограничье, можно извлечь оттуда то, что позволяет стать произведению выдающимся… Меня поражало, что как раз это и было обычным состоянием Бориса Мозолевского…

«Для сооружения курганов древние скифы выбирали особые энергетические зоны»

-- Как археологи защищаются от мистических опасностей?

-- Мы часто имеем дело не просто с кладбищами, а со святилищами. Для их сооружения выбирались особые энергетические зоны. Биологи называют их мантийными каналами, физики связывают энергетику этих мест с торсионными полями. Мозолевский под конец жизни на раскопках кургана жреца интуитивно ощутил, что попался, и пытался это объяснить мне, передать свое состояние. Я решил, что нужно обратиться к геофизикам и искать научное обоснование всем этим вещам.

-- Что же происходит на раскопках святилищ?

-- Объяснить это можно. Скажем, в трансформаторе высокого напряжения никто злой с дубинкой не сидит. А если человек полезет туда голыми руками, он или погибнет, или сильно пострадает. Примерно то же происходит с археологами на раскопках, связанных с заклятиями древних людей. Если человек будет лезть в такой «трансформатор» без надлежащей страховки, то рано или поздно пострадает. Иногда это случается прямо в экспедиции, иногда влияет на судьбу, здоровье… Мозолевский, я считаю, получил травму прямо на раскопках. Уже потом она вылилась в конкретные болезни.

-- Где похоронен Борис Мозолевский?

-- В Орджоникидзе на берегу реки Базавлук на территории туристической базы у Мозолевского был свой домик, переоборудованный из обычного вагончика. Вокруг него он посадил деревья. Личные вещи Бориса Николаевича, пишущая машинка до сих пор хранятся там. Как-то Мозолевский сказал: «Сожгите меня, а прах развейте здесь в саду». Но похоронили Бориса Николаевича на Байковом кладбище. Рядом -- могилы Ивана Миколайчука, Леонида Быкова, Анатолия Ермака. В композиции памятника -- увеличенная бронзовая копия золотой пекторали, вмонтированная в красный гранит, бронзовый барельеф. А рядом растет куст калины.

Из досье «ФАКТОВ»

Борис Мозолевский (1936--1993) -- выдающийся украинский ученый-археолог. В 1971 году на раскопках кургана Толстая Могила возле города Орджоникидзе Днепропетровской области, одного из богатейших скифских царских курганов IV ст. до н. э. , Мозолевский нашел золотую пектораль. Это нагрудное украшение с изображениями людей и животных, изготовленное древнегреческими мастерами, весит 1150 граммов.

Мозолевский был не только археологом, но еще и талантливым поэтом. В своих произведениях он размышлял о проблемах этики отношений между людьми, месте человека на Земле и его предназначении, о смысле жизни (сборники «Початок березня» (1963), «Шипшина» (1967), «Заграва» (1971), «Червоне вiтрило» (1976), «Веретено» (1980) и много других). Б. Мозолевский -- автор множества научных работ по археологии.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

- Милая, я летел к тебе на крыльях любви! - Три дня?! - Так ведь ветром все время сносило...