БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия

Тысячи украинских сирот, якобы пропавших без вести после усыновления их иностранцами, нашлись… После того как их родители прислали миду ежегодные отчеты о проживании и воспитании детей

0:00 14 февраля 2003 373
Лариса КРУПИНА «ФАКТЫ»

«ФАКТЫ» уже сообщали о том, что Генеральная прокуратура возбудила уголовные дела против должностных лиц Центра по усыновлению при Министерстве образования и науки Украины по фактам нарушения законодательства при усыновлении детей иностранцами. Об этом журналистам на брифинге сообщила начальник отдела надзора за соблюдением законодательства по делам несовершеннолетних Генпрокуратуры Наталья Шестакова. Перечислив нарушения в работе центра (незаконные действия при усыновлении, использование заведомо поддельных документов, отсутствие каких-либо данных о судьбах более чем 4 тысяч детей и т. д. ), Наталья Ивановна подчеркнула необходимость на законодательном уровне решить вопрос о целесообразности его существования. «ФАКТЫ» попытались выяснить, куда же девалось несметное количество украинских малышей, усыновленных иностранцами? И какие еще злодеяния привели центр к столь бесславному и печальному концу?

«Детей не продали в рабство и не пустили на панель»

В Генпрокуратуре, куда «ФАКТЫ» позвонили с просьбой рассказать подробнее о возбужденных делах, что-либо добавить к обнародованному на брифинге отказались, сославшись на тайну следствия и констатировав лишь, что уголовное дело передано в Главное следственное управление Генпрокуратуры.

Мы обратились к бывшему директору Центра по усыновлению Тамаре Кунько, возглавлявшей его с начала оздания в 1996 году до сентября минувшего года. Как выяснили «ФАКТЫ», именно в период ее работы были усыновлены «недостающие» 4 тысячи детей. «Об их судьбе данные в центре отсутствуют», -- отметила Наталья Шестакова. Эта новость тут же породила массу кривотолков и самых чудовищных слухов, что немедленно сказалось на репутации центра.

-- Дети не проданы в рабство, не расчленены на органы, не работают в борделях, -- заверила Тамара Феодосьевна. -- Они все в свое время, как положено, были поставлены по прибытию в страну усыновителей на консульский учет. Именно это является главным свидетельством того, что усыновленный ребенок после пересечения границы не исчез в неизвестном направлении. То есть все 4 тысячи детей на месте! А недосчитались 4 тысяч отчетов о проживании и воспитании детей, которые ежегодно должны присылать иностранцы украинскому консулу. Обязанность требовать отчеты и вести надзор за условиями проживания усыновленных детей за границей законодательно возложена на МИД. К сожалению, получить от консулов вовремя отчеты, которые передавались Центру по усыновлению, часто было проблематично, несмотря на наши письма и звонки в МИД.

Информацию о том, что почти все «пропавшие дети» (всего за 6 лет работы центра было усыновлено 32 тысячи детей, из них 8,4 тысячи -- иностранцами), были поставлены на консульский учет, официально подтвердила и новый директор центра Ольга Париенко. Она возглавила учреждение в сентябре минувшего года. По словам Ольги Николаевны, первым тревогу о непоступивших отчетах забили не в прокуратуре, а в центре по усыновлению. Приступив к работе, новый директор первым делом проверила наличие отчетов о детях, сообщила о недостающих данных МИДу, после чего консульские службы активизировали свою работу. В результате в течение нескольких месяцев пришли почти 3 тысячи недостающих документов. Как утверждает Ольга Париенко, новая цифра была известна Генпрокуратуре, «однако на брифинге ее представитель, по сути, озвучила старые данные, по состоянию на 20 октября».

И хоть накануне брифинга в прокуратуре глава пресс-службы МИД Украины Сергей Бороденков заявил, что консульские учреждения располагают «полной информацией о детях и их жизни в усыновивших их семьях», это не спасло центр по усыновлению от нелицеприятной критики.

«После того как Центр по усыновлению помог обрести семью 32 тысячам детей-сирот, был поставлен вопрос о… целесообразности его существования»

Как рассказала Ольга Париенко, накануне Генпрокуратура взяла на проверку несколько дел об иностранном усыновлении за июнь-июль 2002 года, после чего последовал брифинг, где должностных лиц центра обвинили в злоупотреблениях.

-- Никто официально директора центра о том, что будут возбуждены уголовные дела и по какому поводу, не уведомлял, -- сказала Ольга Николаевна. -- При этом обвинение было безадресным, трудно было понять, кого и что имеет в виду прокуратура.

-- Прокурорские проверки, которые проводились ранее, выявляли нарушения, которые тут же исправлялись. Но не было отменено ни одно решение суда, -- подчеркнула Тамара Кунько. -- Информация же о том, что центр не выполнил «возложенных на него задач и скомпрометировал себя» -- самая настоящая дискредитация работы центра. 32 тысячи детей-сирот -- никому не нужных, ютящихся в интернатах и с помощью нашего центра обретших семью, -- разве это не выполнение «возложенной задачи»? Из них несколько тысяч больных детей -- без рук, без ног, ВИЧ-инфицированных, страдающих ДЦП и другими тяжелыми заболеваниями, которые так бы и угасли в домах инвалидов, если бы не иностранцы, усыновлявшие в основном больных детей! (В свое время «ФАКТЫ» подробно рассказывали о судьбах трех безнадежно больных сирот-инвалидов, усыновленных иностранцами и благополучно живущих в новых семьях. -- Авт. ) Скажите, можно это считать компрометацией идеи усыновления?

«Если кого-то подозревают в преступлениях, нужно наказывать людей, а не структуру… »

«ФАКТЫ» связались с переводчиком Георгием Григоренко, многократно выступавшим доверенным лицом иностранных усыновителей и помогшим провести усыновление 43 семьям.

-- Когда я прочел в газетах, что центр обвиняют в незаконных действиях и использовании поддельных документов, был удивлен, -- сказал он в телефонном разговоре с корреспондентом «ФАКТОВ». -- Ведь судьбу сироты решает не центр (он лишь принимает документы, кстати, многократно проверенные и легализованные, помогает подобрать ребенка через банк данных и общается с усыновителями), а суд того района или города, где живет ребенок. И на суде, к слову, всегда присутствует представитель прокуратуры, который должен следить за соблюдением законности. Если и были совершены какие-то нарушения, нужно признавать незаконными не действия центра, а действия суда, ведь именно он являлся последней инстанцией, решавшей судьбу ребенка.

Даже если кого-то и подозревают в преступлениях, то нужно наказывать людей, а не структуру, уже давно и успешно функционирующую. Независимо от того, были какие-то нарушения или нет, считаю: альтернативы центру быть не может, подобно тому, как нет альтернативы демократии, плоха она или хороша.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров