ПОИСК
Події

«от американского телевидения и бойскаутов матросы уже прятались. А в местном ресторанчике экипаж охотно кормили, потому что мы были живой рекламой»

0:00 22 березня 2003
Рассказывает капитан затонувшего у берегов США судна житель Мариуполя Яков Корниюк

Судно «White Seal», принадлежащее американскому судовладельцу Питеру Кеннеди, с украинским экипажем на борту (большинство моряков и капитан -- жители Мариуполя Донецкой области), потерпело крушение у берегов Америки еще в конце января. Но только сейчас моряки смогли вернуться домой. Полного расчета за этот рейс они так и не получили. Зато стали настоящей достопримечательностью Уилмингтона -- городка в штате Северная Каролина (США). Американцы создали фонд помощи украинским морякам, местные ребятишки писали им сочувственные письма, а бывшие земляки специально приезжали на встречу в Уилмингтон, чтобы узнать новости со своей исторической родины.

В первый рейс мариупольский экипаж отправился в пятницу, 13-го

С Яковом Семеновичем Корниюком мы встретились в его квартире, куда он наконец-то вернулся после длительной и полной опасностей «одиссеи». Сегодня капитан вспоминает произошедшее, как самое необычайное приключение в своей жизни.

-- Впервые я взошел на это судно 25 ноября, оно стояло в порту на Гаити, и сразу мне не понравилось -- такое неуютное! Как мы его не подкрашивали, отлаживали механизмы, было очевидно, что в море корабль ожидают большие проблемы. Позже мне рассказали, что предыдущий экипаж, покидая борт, перекрестил оставшихся матросов и само судно, -- вспоминает Яков Корниюк.

Как выяснилось, этот корабль, построенный в Испании в 1972 году, проклял уже не один экипаж. Сухогруз, предназначенный для перевозки автомобилей, был дважды «зашит» вдоль и поперек наварными затяжками. Состояние двигателей и оснащение было никудышнее. Одна спасательная шлюпка была в аварийном состоянии и… без мотора, снаряжения, а в другой практически не было оснащения: спасательных жилетов едва хватало на команду, два из них были детскими. Через полтора месяца, при крушении, когда самолет спасателей сбросил радиобуй (для ориентировки спасательного вертолета), на судне не было даже «кошки», чтобы поднять его на палубу.

-- Достать снаряжение на острове было невозможно, -- продолжает капитан. -- Да к тому же отплывать с Гаити пришлось тайно, без документов. Мы фактически сбегали, так как там началась стрельба -- какой-то межэтнический конфликт. Другого выхода на тот момент у нас не было. Мы специально зашли в порт Санто-Доминго (Доминиканская республика), чтобы дооснастить судно хотя бы частично и получить судовые сертификаты. Из Санто-Доминго, немного пополнив запасы, в пятницу 13-го декабря мы вышли в свой первые рейс -- на Нью-Йорк, где должны были взять груз. Теперь я понимаю, что пятница еще страшнее понедельника -- грозы всех моряков. Рождество в Нью-Йорке мы встречали в обществе береговой охраны. Власти порта Бруклин проследили за тем, чтобы мы были доукомплектованы. А еще нас тщательно обыскивали, поскольку Гаити, из которого мы вышли, известен как перевалочная база наркодельцов. Но это все пустяки по сравнению с проблемами, ожидавшими нас впереди…

Свалившихся от усталости механиков пришлось… будить на посадку в спасательный вертолет

Первый рейс в Доминиканскую республику «White Seal» с грузом (американские мусоровозы и другие автомобили) прошел более-менее благополучно. Владелец ничего не выделял команде на текущие расходы, отвечая на все просьбы: «Это очень дорого».

-- Чтобы выпросить у него масло для машины, нам пришлось несколько раз напомнить о его собственном автомобиле, которому нужен не только бензин, -- рассказывает Яков Семенович. -- Покрасочные материалы, инструменты, рабочую и теплую одежду, которая необходима людям в море, выклянчить так и не удалось. -- У меня после случившегося создалось впечатление, что это судно заранее готовились утопить -- серьезных затрат хозяин старался избегать. Не знаю, проявлял ли скупость судовладелец целенаправленно или это результат некомпетентности, но так или иначе нас делали заложниками нештатных ситуаций -- мы были обречены. То ли судовладелец недопонимал опасности, то ли у него сразу была идея получить страховку.

Когда корабль возвращался в Бричпорт (США) за новой партией груза у него уже не работал один из двух главных двигателей, и починить его было невозможно. 21 января у берегов Америки, возле Уилмингтона, начались проблемы со вторым двигателем. К этому времени судовладелец уже перепоручил заботу о корабле своему представителю Амину.

-- Утром 22-го в 90-та милях от Уилмингтона начались проблемы со вторым двигателем, -- говорит капитан. -- Я радировал Амину: попросил стоянки в Веллингтоне (штат Северная Каролина) или в Джексоне. Он мне ответил, что денег на оплату захода в порт нет.

Капитан был вынужден подчиниться. «Я снимаю с себя всякую ответственность за последствия для судна и перелагаю ее на вас», -- значилось в телеграмме Корниюка с «White Seal». «Спасибо. Идите», -- ответил Амин. А шторм все усиливался. К утру 23-го января команда обнаружила, что судно неуправляемо: оно просто дрейфует в сторону океана.

Сутки Яков Корниюк стоял на капитанском мостике, пытаясь удержать судно от крена. Видя, что ничего не получается -- «White Seal» неумолимо уносит в океан, а волна угрожающе раскачивает корпус -- капитан потребовал от управляющего Амина присылать буксир.

-- Только под утро 24-го Амин ответил на нашу радиограмму: «Вы слишком далеко находитесь для отправки буксира, подойдите к берегу поближе», -- продолжает рассказчик. -- Для меня это звучало, как злая шутка, ведь если бы мы на неуправляемом судне могли подойти поближе, то буксир не был бы нужен. Мы пережили еще одну страшную ночь, а утром начали подумывать о подаче сигнала бедствия. По старому обычаю я спустился вниз, позавтракал куском хлеба с колбасой и стал решать, какой именно помощи мы будет просить.

Перед капитаном предстала ужасная картина: в каютах уже все было разрушено, перевернуто. В его каюте даже укрепленный, казалось бы, намертво сейф передвигался по полу, снося все на своем пути. В таких условиях оставаться на судне людям опасно: в любую минуту «летающий» диван или сейф может протаранить тебя, как торпеда.

-- Но тем не менее экипаж так устал, что некоторые умудрялись спать! -- с улыбкой вспоминает капитан. -- Моториста и третьего механика, которые провели без сна несколько суток, борясь с машиной, и надышались выхлопными газами, даже пришлось будить к погрузке на спасательный вертолет.

Уже почти сочинив радиограмму с просьбой о взятии судна на буксир, капитан поднялся на мостик и услышал испуганный голос боцмана: «Мужики, а у нас, кажется, крен на левый борт!»

Заглянув в трюм, моряки увидели, что там уже около 500--600 тонн воды, и она неумолимо прибывает. Быстро задраив лазы в трюм, капитан немедленно дал «SOS!», требуя спасательный вертолет.

В ожидании двух обещанных вертолетов моряки даже собрали сумки с вещами, но погода не позволила береговой охране выслать вторую машину. Имущество экипажу пришлось оставить. На берегу моряки оказались даже без зубных щеток.

А «White Seal» с отлично задраенным трюмом, как летучий голландец, носило по Атлантике еще более двух недель, пока судно не затонуло где-то у порта Саванна.

«Я тоже сначала был жуликом», -- признался морякам бывший украинский эмигрант, а ныне американский миллионер

-- Американцы восторженно приняли переживших кораблекрушение моряков. А местное телевидение нас просто замучило, -- с улыбкой вспоминает капитан.

Члена экипажа, матроса Григория Ковалева, которому 26-го января исполнился 21 год, приходилось просто прятать от бойскаутов. Подростки целыми классами рвались на встречи с украинскими моряками, особенно с самым молодым -- Григорием, заставляя по многу раз рассказывать о пережитых злоключениях.

-- Дети писали нам письма, вкладывая доллары и центы в конвертики. Самое трогательное передала мама 9-летней Мэгги Джексон. Семья этой малышки -- дедушка, бабушка и мама -- владеют маленьким ресторанчиком, в котором нас все время бесплатно кормили. Девочка писала, что желает нам скорейшего возвращения на Родину, потому как нет в мире лучше места, чем родной дом, -- растроганно продолжает Яков Семенович. -- Я ей ответил, что сам хочу поскорее обнять своих детей и внуков.

Взрослые американцы развернули настоящую кампанию по сбору помощи спасенным украинцам. Ни работники американского «общепита», ни переводчица Роза Стародубцева (эмигрантка из Питера, а сейчас преподаватель местного вуза) не взяли ни копейки за обслуживание моряков, честно признавшись, что такой эффективной «живой рекламы», они еще в жизни не видывали. «Мне уже звонят с предложениями о работе, я теперь перебираю», -- хвасталась переводчица капитану.

Узнав о том, что в Уилимнгтоне квартирует украинский экипаж, из Калифорнии прибыл земляк капитана мистер Джордж -- бывший Юрий, уроженец Хмельницкой области, 40 лет назад эмигрировавший в Америку. Фамилию этого миллионера, владельца завода по производству аккумуляторов, моряки так и не узнали, зато благодаря ему получили по 50 долларов «для поддержания штанов» и покатались на «Лимузинах» миллионера. Юрий-Джордж, нынешний обладатель личного самолета и яхты, устроил землякам шикарный ужин в замке на территории своего элитного клуба, где при желании моряки могли… и поохотиться, и порыбачить, и в гольф поиграть. Однако, со слезами на глазах прощаясь с земляками, мистер Джордж предупредил капитана на еще не забытом русском языке: «Вы никому здесь не верьте, здесь почти все -- жулики. И я тоже сначала был жуликом»…

«Местная кислая горчица уже не радовала»

Не интересовался судьбой экипажа только судовладелец. На другой день после спасения Амин связался с капитаном и предложил команде… немедленно отправляться домой, пообещав, что закажет билеты команде и даст с собой гарантийное письмо на выплату зарплаты. И пригрозил, что в противном случае экипажу придется добираться на родину за свой счет, или же они будут депортированы из страны. Но наученные горьким опытом моряки не испугались: отправляться без зарплаты домой никто не хотел, да и денег не было даже на питание. Власти же были настроены к матросам дружелюбно. Однако, как «выбить» свою зарплату (примерно 35 тысяч долларов) ребята не знали. А судовладелец и его представитель больше на связь не выходили. Случайно у одного члена экипажа оказался телефон морского отделения Международного профсоюза транспортников ITF.

Региональный инспектор Тони Секкоу, которому руководство всемогущего ITF поручило заниматься проблемой экипажа, мгновенно связался с капитаном и уже через день был в Уилмингтоне. Инспектор только усмехнулся, взглянув на «гарантийные обязательства» судовладельца, немедленно с ним связался и предложил решить дело миром. Неуловимый до этого Питер Кеннеди попытался сопротивляться, согласившись выплатить часть означенной суммы, но только после возвращения моряков в Украину. На что профбосс заявил судовладельцу, по чьей вине чуть не утонули 17 украинцев, что он еще пожалеет о своей скупости. Вскоре Тони сообщил морякам, что имущество компании мистера Кеннеди арестовано, и после его продажи деньги морякам будут выплачены, а судовладельцу, возможно, придется объявить себя банкротом. Инспектор перевез украинцев на тренировочную базу для американских спасателей возле Нью-Йорка, откуда они и должны были отправиться домой.

К тому времени мариупольцы уже порядком устали от Америки.

-- Местная кислая горчица и мороженое уже не радовали, -- смеется Яков Корниюк. -- А снегопады в Нью-Йорке мы восприняли, как знак с Родины -- пора возвращаться. Из Киева в Мариуполь отправились на машинах на «подорожные» мистера Юры -- побыстрее хотелось домашнего борща и сала с настоящей, «прошибающей», горчичкой. Мы решили, что будем смиренно ждать свои деньги дома: раз уж за дело взялся ITF с его бульдожьей хваткой, можно не сомневаться -- результат будет.

455

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.