ПОИСК
Події

Солист белорусского ансамбля «песняры» леонид борткевич: «с ольгой корбут мы прожили более 20 лет, но мужем и женой, в сущности, никогда не были -- просто друзья»

0:00 22 лютого 2002
После развода с четырехкратной олимпийской чемпионкой Ольгой Корбут 52-летний солист «Песняров» ищет подругу жизни. Молодую, симпатичную, с которой намерен иметь совместную дочь

На концерте легендарных «Песняров» в большом зале Одесской филармонии яблоку негде было упасть. Шквал аплодисментов с самых первых аккордов любимых мелодий, море цветов, несмолкаемые крики: «Браво!»… Трудно поверить в то, что вокально-инструментальный ансамбль отметил свое 32-летие.

Пионеры фольклорного рока на отечественной сцене, «Песняры» длительное время оставались одной из популярнейших групп Страны Советов. Они записали множество народных песен, сделали несколько масштабных музыкальных спектаклей, в которых успешно соединили фольклор и современное звучание, и первыми из советских эстрадных исполнителей совершили заокеанское турне по США.

На их песнях «Вологда», «Беловежская Пуща», «Березовый сок» воспитывалось не одно поколение советских меломанов. А более 20 лет назад вся страна, затаив дыхание, наблюдала за развитием романа двух популярнейших людей СССР: «золотого голоса», заслуженного артиста, солиста «Песняров» Леонида БОРТКЕВИЧА и его очаровательной землячки, олимпийской чемпионки по гимнастике Ольги Корбут. Роман закончился «звездной» свадьбой, рождением сына и… отъездом супружеской четы в Америку. Нашему корреспонденту удалось поговорить с Леонидом и узнать о серьезных переменах в его личной и творческой жизни.

«Мы любили своих поклонниц и никогда не убегали от них черными ходами»

- Признайтесь, Леонид, сколько лет вы посвятили «Песнярам»?

РЕКЛАМА

- Я с ними с момента их основания, а до этого участвовал в ансамбле «Золотые яблоки» при архитектурном институте (там я учился). Однажды на каком-то конкурсе меня услышал Владимир Мулявин. Ему в то время нужен был солист в группу. Под впечатлением моего голоса он написал песню «Александрина», и через несколько дней я уже пел ее в Колонном зале в Москве. Больше я уже никакого архитектурного института не видел: поехал с «Песнярами» на гастроли, и все закрутилось-завертелось… У меня, как солиста, появились песни-»визитные карточки», по которым меня стали узнавать: «Белоруссия», «Березовый сок», «Вероника», «Олеся»…

- Помнится, в 70-е годы ансамбли быстро набирали популярность, их концерты сопровождали толпы поклонниц. Вы, наверное, бегали от них?

РЕКЛАМА

- Что значит — бегали, зачем? Мы любили своих поклонниц и никогда не убегали от них черными ходами. Иногда полночи уходило на то, чтобы раздать после концерта все автографы, получить причитающиеся каждому цветы, поцелуи и прочие знаки внимания. А порой на сцену вместе с цветами приносили конфеты, шампанское, водку. Не знаю, как у других, но лично у меня это не вызывало никакого раздражения. И после концертов девушки в гримерку часто наведывались. И это вполне естественно. Тем более, что мы еще такими молодыми были!

- И чем это чаще всего заканчивалось?

РЕКЛАМА

- Как когда. Однажды оно закончилось знакомством с моей первой женой.

- Вы считаете, это нормально — брак певца со своей фанаткой?

- Я считаю, что это прекрасно! А на ком прикажете жениться певцу? Пойти искать бухгалтера или киноактрису? Если понравился человек, какая разница кто он? А от первого брака у меня есть сын, ему уже 26 лет, и живет он в Нью-Йорке.

- Ну а что было потом?

- Поступил в ГИТИС на режиссерский факультет, потом ушел на радио, проработал там десять лет солистом, а в 1991 году уехал в Америку и уже в «Песняры» не вернулся.

«Вместо моей жены, олимпийской чемпионки, тренером по гимнастике сделали выпускницу партшколы»

- Вас легко выпустили из страны?

- Слухи разные ходили. Говорили даже, что на Ольге Корбут я женился только для того, чтобы уехать в Америку. На самом деле все было совсем не так: нас пригласил к себе в Нью-Йорк белорусский артист Данчик, которого я когда-то учил петь. С этим приглашением мы пошли в ОВИР. Там просто поинтересовались, не являемся ли мы, случайно, невыездными. Но поскольку ничего такого за нами не водилось, да и ехали мы не на постоянное жительство, а в гости, выпустили нас абсолютно спокойно. После этого мы ездили в США каждый год. Когда взорвался Чернобыль, у наших друзей дети начали заболевать лейкемией. Мы с Ольгой испугались за своего сына, которому было 11 лет, и в очередную поездку за океан взяли его с собой. Ему там очень понравилось, и мы оставили его на полгода у наших друзей. Но сын очень скучал, звонил, плакал, звал нас… После третьего-четвертого приезда решили там остаться. Ольга как раз тогда подписала контракт с хозяином одного из крупных гимнастических залов. Когда она ушла из большого спорта, в Белоруссии ей уже ничего не предлагали, в том числе и должность старшего тренера. Однако когда в Минск приехала из Чимкента гимнастка Нелли Ким, ее сразу сделали тренером, потому что она окончила… партийную школу! Ольгу всячески пытались выжить. Собственно говоря, это и вынудило нас остаться в Америке, тем более что там Ольгу прекрасно знали. Нам сразу предоставили жилье. Позже мы купили дом. Нашему сыну Ричарду сейчас уже 21 год, он занимается компьютерным бизнесом.

- В детстве вы часто сыну что-то запрещали?

- Никогда! Мы жили в центре Минска, и двери нашего дома всегда были открыты. Собирались музыканты, спортсмены, журналисты. Ричард (его так назвали в честь прадеда, потомка одного из польских княжеских родов) ползал под столом, слышал все истории и анекдоты, и это ему очень пригодилось. Один из режиссеров искал мальчика, который мог бы сыграть главную роль в фильме «Двое на острове слез». Увидел моего сына и сразу предложил ему роль. Вообще-то, никаких актерских способностей я у него не замечал, но на кинопробы решил приехать. На вопрос: «Мальчик, что ты умеешь делать?» — он ответил: «Я умею анекдоты рассказывать!» И выдал анекдот. Режиссер воскликнул: «Да, это он!» Так мой сын сыграл главную роль.

Как только мы приехали в Америку, я купил ему компьютер. Он сидел за ним с утра до вечера. Сегодня Ричард считается одним из самых перспективных компьютерщиков в Атланте. Некоторые даже называют его компьютерным гением. Он очень спортивный мальчик — гимнаст, акробат, прыгун в воду и баскетболист. У него хороший музыкальный слух, он играет на пианино и гитаре. Но я не считаю, что это его призвание.

«В ресторанах я не пел никогда»

- Трудно, наверное, было жить вместе двум сильным творческим людям — знаменитой гимнастке и не менее знаменитому солисту одного из самых популярных ансамблей?

- Да, нелегко…

- Кто кому уступал?

- Старались уступать оба, но больше все-таки я. Приходилось жертвовать буквально всем. Мне это надоело, я устал. После Олимпиады в Монреале Ольга ушла из спорта и у нее появилась возможность ездить со мной на гастроли. Но когда куда-нибудь уезжала она, я сидел дома.

- Приехав в Америку, Корбут сразу же стала работать. А чем занимались вы?

- Вначале мы жили в штате Нью-Джерси, а потом переехали в Атланту. У нас там была целая резиденция — бассейн, дом, сад, много земли. Два года я вообще ничем не занимался. Писал картины, учил язык… А потом устроился на фирму, занимающуюся изготовлением фотографий, слайдов, постеров: мне необходимо было общаться с людьми. Проработал я там пять лет.

- Немалый срок. Что-то вас, конечно, приятно удивило в этой стране, а что-то, наверное, и просто шокировало?..

- Американцы умеют делать деньги, но за науками особо не гонятся. Это, если можно так выразиться, очень уютный, «комфортабельный» народ. В этой стране, в сущности, все — приезжие. Туда стекается множество талантливых людей, в том числе из России. Они двигают вперед Америку. Но в целом американцы очень ленивы. Я много раз бывал на тренировках у Ольги. Она задает детям вопрос: «А вы хотели бы быть олимпийскими чемпионами?» Все кричат: «Да!» Но работать для этого не хотят…

Угнетала меня в Америке Ольгина знаменитость. Она — звезда, а я как бы при ней. Как муж у Тэтчер. Конечно, я пытался что-то сделать, у меня были определенные успехи в бизнесе, но ее звездность довлела надо мной и очень мешала.

- Неужели у вас не было желания продолжать петь, например, в каком-нибудь русском ресторане?

- В ресторанах я не пел никогда. Но творчество я и в те годы не бросал: еще с детства увлекался и рисованием, и пением. Одно другому не мешало. Поэтому стал писать картины. Вначале для себя, потом показал специалистам, и сейчас некоторые из моих картин выставлены в галереях нескольких американских городов.

- И все-таки скучали по «Песнярам», приглашали их погостить за океан?

- Да, Володя Мулявин приезжал ко мне на целый месяц. Мы отдыхали, строили планы на будущее. Я считаю, что сейчас пришло время полного возрождения нашего ансамбля, как это делают все легендарные группы. «Песняров» знают везде. Помню, как в 1976 году мы выступали на МИДЕМ в Канне, где принимают участие группы и исполнители, выпустившие наибольшее число пластинок. От СССР были приглашены «Песняры», Алла Пугачева и трио «Ромэн». Нас предупредили: не ждите аплодисментов, потому что в зале сидят только менеджеры, которые могут подписать с вами контракт на гастроли. Выступление Пугачевой залу понравилось, о трио «Ромэн» сказали, что это смесь мексиканского джаза с африканским костром, а «Песняров» провожали стоя. После концерта менеджеры выстроились в очередь, чтобы подписать контракт с нами. Впервые в Америку нас пригласил в 1976 году тогдашний менеджер Барри Уайта. Мы выступили в 13 штатах, и это были концерты не для русскоязычной публики, а для американской. Все прошло очень здорово! Неправда, что группа «Парк Горького» первой из СССР покорила Америку. Первыми были «Песняры»!

- Не так давно в Беларусь приезжал Анатолий Кашепаров, он ведь тоже живет в Америке. Какие у вас с ним отношения?

- Теплые и дружеские, хотя видимся мы нечасто. В Америке люди не сидят просто так — они делают бизнес. У Кашепарова есть свое дело, иногда он дает концерты.

- Как вы относитесь к разделению «Песняров» и появлению «Белорусских песняров»?

- На мой взгляд, нельзя делить «Песняры» на белорусские, английские, французские… «Песняры» — это одно целое, это Владимир Мулявин и тот костяк, которым были когда-то Леонид Борткевич, Анатолий Кашепаров, Леонид Тышко. Все они живы, вполне работоспособны. Если кто-то захочет к нам присоединиться, мы никого не прогоним. Но я повторяю, сейчас идет настоящее возрождение «Песняров», и очень плохо, что кого-то потянуло в сторону. Я не хочу, чтобы мы были, как лебедь, рак и щука.

«Из меня получился бы хороший доктор»

- А что касается вашей личной жизни, скажите, вы с Ольгой развелись?

- Мы прожили вместе более двадцати лет. Хоть с Ольгой мы и были официально расписаны, но, в сущности, никогда не были мужем и женой — просто друзья. Любил я все эти годы только одну женщину, с которой познакомился 16 лет назад. Света — минчанка. Ехал я как-то со своим другом в такси и увидел девочку, которая переходила дорогу. С первого же взгляда я ощутил, что она мне послана о т т у д а ! Предложил ей сесть в такси. Она очень куда-то спешила и согласилась. Я взял у нее телефон, мы несколько раз встречались, но ничего серьезного между нами не было — только романтические встречи. Я не мог дотронуться до нее даже пальцем. А уж поцеловать ее у меня и в мыслях не было. Потом я уехал, но очень часто звонил ей из Америки, когда мне было плохо.

- В то время вы уже были женаты на Ольге. Почему же не развелись уже тогда, чтобы жениться на девушке, которую полюбили с первого взгляда?

- Я не был уверен, что Светлана захочет выйти за меня замуж. Она на 20 лет моложе меня, к тому же я просто не хотел портить ей жизнь. Оказывается, она уже тогда меня очень любила. Света ждала меня целых 16 лет! Когда я в прошлом году, уже будучи разведенным, впервые приехал из Америки в Минск, мы уже больше не расставались. Все эти годы Света оставалась для меня единственной, я любил только ее.

- Неужели Светлана все эти 16 лет была уверена, что вы снова встретитесь?

- Света призналась мне, что ждала, как говорится, «наугад», без какой-либо надежды.

Однажды, когда мы поссорились с ней и не общались два месяца, едва не произошла трагедия: я чуть не женился ей назло!

- Чем Света занимается?

- Разведением собак, причем самой непопулярной у нас породы — жесткошерстной таксы.

- А вас не смущает такая большая разница в возрасте?

- Мы не считали, что она очень большая — ее как бы и нет. Отношения в семье вообще не зависят от разницы в возрасте. Все держится совсем на другом. Более года назад Света стала моей женой. Думали жить и здесь, и в Америке. Ведь у меня там остался бизнес, но и вновь собравшихся «Песняров» мне не хотелось бы оставлять. Поэтому езжу туда-сюда.

- Почему вы говорите обо всем в прошедшем времени?

- Увы, не сложилось…

- Как обстоят дела у вашей бывшей жены — знаменитой Ольги Корбут?

- Она — почетный президент всех спортивных гимнастических федераций, названа спортсменкой века, входит в десятку лучших американских спортсменов, живет в Атланте, работает тренером по гимнастике.

- Возможно, все это и спровоцировало скандал вокруг ее имени Корбут?

- Полагаю, что скандал инициирован в первую очередь ее боссом в Атланте. Именно он сбросил в сеть Интернета порочащую информацию. Партия фальшивых долларов, которую обнаружили в доме Корбут, скорее всего, была ей подброшена. (Вместе с тем Борткевич не опроверг информацию о том, что Корбут была задержана в супермаркете одного из пригородов Атланты за то, что пыталась вынести продукты на сумму 19 долларов. По его словам, Корбут намерена с помощью адвокатов добиваться наказания тех, кто «распространил ложную информацию».  — Авт. ).

«Очень бы хотелось влюбиться по-настоящему»

- У вас есть мечта? Какие планы строите на будущее?

- В творческом плане — сделать выставку своих картин. В детстве я ведь собирался быть художником, потом — архитектором. Я поклонник Сальвадора Дали и пишу в сюрреалистичной манере. А еще из меня получился бы хороший доктор. Я просто болен медициной!

- Ваше жизненное кредо?

- «Все — в меру». И еще: «Идти по главной дороге и не сойти с нее!» А вообще, очень хотелось бы влюбиться по-настоящему, иметь свою семью, ребенка.

- Еще одного наследника, только уже здесь, не за океаном?..

- Скорее, наследницу. Хочу дочку!

Леонид Борткевич — «аскетичный монах с голосом ангела», как называли его в Америке, а на родине — «золотой голос», в свои 52 года сохранил, несмотря на превратности судьбы, юношескую романтику, открытость и честность. Впрочем, как и его старший друг Владимир Мулявин. Именно он, руководитель легендарной группы, поведал «Фактам» о том, что планов у «Песняров» — громадье. Прежде всего, открытие своей студии, выпуск новых лицензионных дисков, которые они постараются защитить от пиратских копий, применив специальный код, как это сделала группа «Любэ». Подготовлено уже много новых песен, но публика — и среднее поколение, и молодое, по -видимому, так истосковалась по старым хитам, что исполнители вынуждены это учитывать. Поэтому новые вещи вводятся в программу осторожно.

На концерте звучали всеми любимые песни — «Березовый сок», «Олеся», «Молодость моя, Белоруссия», «Вологда», «За полчаса до весны»… И как будто не было этих 32 лет — все так же «Песняры» завораживают публику своими голосами. Они по-прежнему поют «живьем», что бывает не так уж и часто в последнее время. И не случайно, наверное, на фестиваль «Миллениум», организованный в 2001 году для мировых звезд, из бывшего СССР пригласили только «Песняров».

P. S. Автор выражает благодарность пресс-службе Черноморского православного фонда за помощь в организации интервью.

2903

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів