ПОИСК
Події

Увязавшись за своей будущей невестой, олег изнасиловал ее в скирде

0:00 11 січня 2002
Інф. «ФАКТІВ»
Позже невеста и выдала своего суженого, на совести которого жизни четырех киевлянок и восьми москвичек, милиции

Ровно десять лет назад в Киеве произошла цепь трагических событий, ставших впоследствии известными как «дело Кузнецова». Этот сексуальный маньяк, пока его не поймали совместными усилиями правоохранителей двух держав, успел убить четырех девушек в Украине и еще восьмерых в России. И это только те, о которых известно. Но, несмотря на все свои ошибки, просчеты и промахи, сыщики тогда сработали хорошо. А правоохранительные органы обоих государств получили бесценный опыт раскрытия серийных убийств в относительно короткие сроки. Один из участников тех событий, полковник милиции Иван Викторов, в те годы работавший начальником управления уголовного розыска Киева, сейчас преподает в Национальной академии внутренних дел Украины и передает свой опыт курсантам. Он-то и поведал некоторые подробности той истории.

Когда рядом с последней жертвой обнаружили книгу «Женщина в белом», принадлежащую первой убитой девушке, стало ясно, что в городе орудует серийный убийца

Первой жертвой убийцы стала 15-летняя киевская школьница Светлана Болюн, труп которой был обнаружен 9 января 1992 года у железнодорожной платформы Макийчуково. За несколько дней до этого девочка поехала на рождественские праздники в село своей бабушки под Бородянкой, но на лесной тропинке была изнасилована и убита ножом. 19 января та же участь постигла ее ровесницу Светлану Балкову. Зимним вечером девочка пошла выгуливать щенка, но во дворе школы-интерната ее настиг нож убийцы. Света умерла в страшных муках. Эта трагедия произошла в Святошине, а спустя всего три дня у железнодорожной платформы «Академгородок» прохожие нашли изуродованное тело 17-летней ученицы Киевского колледжа торговли Светланы Шостак. Выйдя из квартиры, чтобы позвонить своим родителям в Винницкую область, она встретила свою смерть. И, наконец, 27 января в лесопосадке у села Петропавловская Борщаговка Киево-Святошинского района была изнасилована и убита 20-летняя Ольга Соколовская, бухгалтер Киевского онкологического центра. О том, что все это сотворил один и тот же человек, поняли не сразу. Во-первых, в городе в то время совершались одно-два убийства в сутки, и эти поначалу могли затеряться в «общем вале» преступлений. А во-вторых, территория, на которой были найдены трупы, обслуживалась тремя разными организациями: городским, областным и транспортным управлениями внутренних дел, которые вели четыре разных расследования, не согласовывая их. И, тем не менее, городские опера довольно скоро разглядели схожий почерк их совершения: все потерпевшие были изнасилованы, а затем убиты, одежда сорвана, на веках сделаны порезы, а во влагалище воткнута палка. Но лишь тогда, когда при осмотре места последнего убийства эксперты нашли библиотечную книгу «Женщина в белом», которая принадлежала самой первой жертве -- Светлане Болюн, у сыщиков не осталось сомнений в том, что в городе орудует сексуальный маньяк.

Милиция, вообще-то, не любит делиться информацией о нераскрытых преступлениях, но зловещие слухи поползли по городу и без помощи газет. Четверо огромных похорон не могли пройти незамеченными даже для двухмиллионного города. Ведь почти все погибшие девушки учились, а гибель любого учащегося становится новостью номер один для учебного заведения. Родители стали бояться выпускать дочерей на улицу, а возмущенная общественность уже собиралась поставить вопрос о дееспособности милиции. У правоохранителей же положение было, мягко говоря, незавидное -- информации об убийце они не имели. Никто из погибших не был знаком ни друг с другом, ни с убийцей. Поэтому бессмысленно было искать злоумышленника среди друзей и знакомых убитых девушек. В легкомысленном поведении или половой распущенности покойные тоже замечены не были и на предложение незнакомца уединиться наверняка ответили бы категорическим отказом. Единственное, что их объединяло, это то, что их работа, учеба или дорога домой были как-то связаны с районом Святошина, а отсюда можно было предположить, что убийца, словно одинокий волк, бродит по этому району, высматривая симпатичных девушек, и следит за ними, пока они не окажутся в каком-нибудь безлюдном месте. Но и этой маленькой зацепки было достаточно для того, чтобы действовать. Святошин быстро перекрыли оперативно-поисковые группы с приманками, в роли которых выступили молоденькие и хорошенькие, но отлично владеющие боевыми искусствами сотрудницы милиции, а также крепкие ребята, ряженые в женские шубы. Опытные сыщики, конечно, понимали, что при желании убийца вряд ли ограничится районом Святошина, если на метро можно за двадцать минут оказаться на другом конце города и высматривать своих жертв на Оболони, в Дарнице или на пригородном железнодорожном вокзале. Тем не менее работа кипела, и пока одни оперативники пускали по вечерам приманки, другие в это время тщательно проверяли ранее судимых за изнасилования, пациентов психбольниц, жителей близлежащих сел и домов, водителей поздних автобусов и такси, а также мужчин, замеченных в приставании к девушкам. Милицейское руководство через прессу обратилось к населению с просьбой сообщать обо всем, что помогло бы раскрыть эти преступления, и в конце января в потоке разнообразнейшей информации, представляющей (а чаще не представляющей) оперативный интерес, поступило сообщение о том, что девушек убивает некто Кузнецов Олег Владимирович, 1969 года рождения, житель Балашихи Московской области.

Когда невеста уходила на ночное дежурство в больницу, он брал нож и выходил «на охоту»

Этот сигнал поступил от 51-летнего киевлянина Николая Хоменко (фамилия изменена). Его дочь Алина была невестой Кузнецова, и тот похвастался ей, что убивает по ночам девушек, а она уже рассказала об этом отцу. То, что парень признался невесте в убийствах и изнасилованиях, казалось слишком невероятным. У сыщиков, естественно, возникло подозрение, что таким образом заботливый папаша пытается отделаться от нежеланного зятя. Однако на допросе Алина выдала подробности преступлений, о которых никто, кроме убийцы, рассказать ей не мог. В частности, упомянула о похищенной у потерпевшей книге «Женщина в белом», которую она лично держала в руках. К сожалению, обо всем этом сыщики узнали слишком поздно: еще до их встречи с Хоменко Кузнецов бесследно исчез, на прощание сказав невесте, что уезжает в Москву. Однако не известный до того убийца обрел наконец имя. За именем последовало лицо, а за лицом и портрет, который под рубрикой «Найти и обезвредить» был опубликован в сотнях тысяч газет и плакатов. А сотрудники уголовного розыска принялись усиленно изучать личность Кузнецова и его жизненный путь, устанавливать знакомых, у которых он мог бы скрываться. Ничем не отличавшийся в детстве от своих ровесников, в юности Кузнецов стал большим бабником. Срочную службу он проходил в воинской части в селе Лютеж Вышгородского района Киевской области. Несмотря на то, что во второй половине 80-х годов в Советской армии еще был относительный порядок, для Кузнецова не существовало никаких препятствий для того, чтобы сбежать в самоволку к девчонкам. Он старался не пропускать ни одной дискотеки в окрестных селах, которые как правило, заканчивались тем, что очередная глупышка теряла невинность в придорожных кустах. Летом его откомандировали в батальон обслуживания Киевского высшего военного инженерного радиотехнического училища. Попав из глухого села в большой город, солдат просто ошалел от обилия коротких юбок и словно с цепи сорвался. Он вступал в половую связь прямо под забором училища, телефон дежурного офицера буквально разрывался от девичьих просьб позвать Олега, а на КПП его постоянно караулили молоденькие дурочки, на каждой из которых он обещал жениться.

РЕКЛАМА

Демобилизовавшись, Кузнецов вернулся в Подмосковье, где продолжил любимое занятие соблазнения девушек. Он настолько уверовал в свою неотразимость, что сама мысль, что кто-то может ему отказать, казалась ему невероятной. И когда 19-летняя официантка кафе Елена Деева не пожелала ложиться под него, он напал на нее в темной аллее и там изнасиловал. В отличие от многих предыдущих жертв Кузнецова девушка не стала прощать ему обиду и заявила в милицию. И хотя расследование велось довольно вяло, Кузнецов перепугался не на шутку и в ноябре 1991 года бежал в Украину. Его знакомство с Алиной Хоменко произошло весьма оригинально. Приехав в Киев, он первым делом решил пройтись по старым знакомым и поехал в Лютеж. В рейсовом автобусе Кузнецов обратил внимание на симпатичную двадцатилетнюю девушку, которая вышла на околице села Глебовка. Выйдя вслед за ней, он на полевой дороге набросился на жертву и изнасиловал в скирде. Этой девушкой и была Алина Хоменко, которая впоследствии согласилась выйти за него замуж. Они прожили вместе два с половиной месяца, пока эта странная любовь не закончилась так же похабно, как и началась. Молодые люди стали жить в доме у Алины, подали документы в загс, но Кузнецов с первых же дней знакомств не просто изменял ей, а открыто приставал к другим женщинам. Поворотной точкой трагедии стал вечер 5 января 1992 года. В тот день Алина дежурила в онкологическом центре, где работала медсестрой, а он, как обычно, пришел, чтобы вместе провести с ней ночь в ординаторской палате. Но пока подруга была занята, он стал приставать к молоденькой медсестре. Девушка в слезах побежала жаловаться заведующей отделением, но Кузнецов обложил прибежавшую начальницу отборнейшим матом и едва не устроил драку. Кое-как врачи и пациенты выставили его на улицу.

Обозленный, бесцельно слоняясь по заснеженным улицам, он увидел у станции метро «Святошин» красивую девочку в шубе и следом за ней сел в бородянскую электричку. Уже в вагоне они познакомились, и всю дорогу он развлекал ее анекдотами, а когда вышли, изнасиловал ее в лесу, ограбил и убил. Это была его первая жертва, но Кузнецов, почувствовав запах крови, уже не мог остановиться. Теперь каждый раз, когда Алина уходила на ночное дежурство, жених брал нож и выходил «на охоту». Новые ощущения настолько захватили его, что, чувствуя непреодолимое желание с кем-то ими поделиться, он рассказал Алине о своих ночных похождениях.

РЕКЛАМА

После того как газеты опубликовали фотографию Кузнецова, киевлян охватил настоящий психоз: маньяка «видели» в десяти местах одновременно

Дальнейшее можно с полным основанием назвать классическим примером удачно проведенной операции по розыску преступника, на котором учатся сейчас юные курсанты милицейской академии. В то, что Кузнецов действительно уехал в Москву, мало кто верил всерьез -- ведь его там разыскивала местная милиция еще за прошлогоднее изнасилование. Впрочем, скрывавшийся маньяк мог оказаться у бывших сослуживцев, бывших любовниц, у случайных знакомых. В конце концов он мог осесть в любом райцентре Украины, соблазнить там какую-нибудь одинокую женщину и остаться у нее на правах сожителя. В первую очередь под усиленное наблюдение была взята семья Хоменко, поскольку, прощаясь с Алиной, Кузнецов клялся, что любит ее и еще к ней вернется. У ее квартиры, у дома ее бабушки в Глебовке и у онкологического центра были выставлены засады, а саму девушку на работу и домой сопровождали сотрудники милиции.

Кроме того, розыскники вычислили бывшую кладовщицу военного училища, с которой у Кузнецова в свое время были серьезные амуры, и взяли под наблюдение как ее, так и всех ее незамужних или разведенных подруг. Сотни сыщиков, общаясь с молодыми жительницами сел Вышгородского района, устанавливали бывших его возлюбленных, у которых он мог появиться, а во все загсы Украины был направлен запрос, не регистрировался ли брак, где жених по фамилии Кузнецов принимал бы фамилию жены. Через военкоматы оперативники нашли бывших сослуживцев Кузнецова, и некоторые ребята, хорошо знавшие его в лицо, согласились войти в состав поисковых групп. Не обошлось без курьезов, и невольными пострадавшими стали десятки молодых парней, которых нелегкая занесла побродить по киевским пустырям. Поисковые группы задерживали всех подозрительных, а те, подумав, что их грабят, пытались убегать и отбиваться. После проверки документов их, конечно, с извинениями отпускали.

РЕКЛАМА

Оперативники жадно ждали помощи от граждан, а киевлян после публикации портрета Кузнецова в газетах охватил настоящий психоз. Маньяк казался вездесущим, его видели в десяти местах одновременно. Так, взволнованная 17-летняя школьница с Троещины жаловалась, что Кузнецов уже второй день встречает ее по дороге из школы и каждый раз пытается с ней познакомиться.

Пассажиры пригородных электричек сообщили, что видели, как Кузнецов подсел к хорошенькой пухленькой девушке лет двадцати и вышел с ней на станции Буча. А бдительные рабочие завода «Электронмаш» рапортовали, что Кузнецов два часа поджидал в вестибюле наладчицу Наташу и пошел с ней в сторону леса. Причем это были еще самые правдоподобные сообщения, однако на все, даже самые бредовые сигналы надо было немедленно реагировать, тщательно их проверяя. Ведь сообщение Николая Хоменко, на первый взгляд, тоже казалось таким же бредовым. Но пока Кузнецова всем миром искали в Киеве, он был в Москве. Такой вариант предвидели, и в российскую столицу была командирована бригада украинских сыщиков. Среди них были Александр Матусевич и Алексей Курипятник -- сотрудники отдела по розыску преступников и без вести пропавших управления уголовного розыска Киева.

Эти оперативники проверили в Москве и Подмосковье всех родных и близких Кузнецова, но он ни с кем из них на связь не выходил. Узнав, что натворил Олег, его родственники сами были готовы помочь милиции упрятать за решетку этого маньяка, и, как потом показала проверка, их желание было искренним. По всем формальным признакам, искать Кузнецова с Москве не имело смысла, но Алексей Курипятник не поленился заглянуть в местную криминальную хронику, и там он увидел такое, что заставило его бить во все колокола: в Измайловском парке Москвы обнаружен труп девушки, которая была изнасилована, убита, на веках глаз сделаны порезы, а во влагалище воткнута палка! Для Курипятника не было сомнений: Кузнецов в Москве и продолжает убивать людей. Но как убедить в этом московских коллег, которые в ответ на его пламенную речь лишь иронично хмыкнули: «Мало ли проституток убивают в Москве -- при чем тут ваш Кузнецов?».

-- В Москве надо было немедленно начинать операцию подобную той, которая в это время проводилась в Киеве, -- рассказывает Иван Викторов. -- Но ничего этого сделано не было -- москвичи нам просто не поверили, и это стоило жизни многим девушкам. Поэтому сейчас мы учим будущих сыщиков всегда уважительно относиться к мнению коллег, активно общаться с ними, никогда не вариться в собственном соку, а живо интересоваться тем, что происходит в других регионах или других странах, уметь улавливать аналогии с происходящими у себя и у них событиями. Наконец произошло чудо -- одна из жертв Кузнецова сумела от него убежать и вся израненная, окровавленная доползла до больницы. Там ей немедленно предъявили фотографии, и она опознала в Кузнецове человека, который хотел ее убить. Вот тогда уже и вся московская милиция встала на дыбы.

-- Повторно отрабатывая знакомых Кузнецова, оперативники опять допустили ошибку, которая могла надолго оттянуть благополучный исход операции, -- продолжает свой рассказ Иван Васильевич. -- В поле их зрения попал 20-летний Андрей Сорокин (фамилия изменена), с которым разыскиваемый работал когда-то в подмосковном коммерческом магазине. Парень, откровенно говоря, не совсем приятной наружности, не раз вступавший в конфликт с законом, а с таким, решили московские сыщики, церемониться нечего. Они напрямик спрашивали его, где прячется Кузнецов, и каждый раз били, когда он отвечал: «Не знаю». Хоть он действительно этого не знал. Тем временем киевские опера решили лично, не передоверяясь коллегам, побеседовать с каждым задержанным. Дошла очередь и до Сорокина. Алексей Курипятник, заметив, что парень слишком запуган, пожелал с ним побеседовать один на один. Угощая беднягу сигаретами, говорил, слушал, пока туповатый от природы парень наконец понял, что от него хотят узнать, где Кузнецов может скрываться. Немного оправившись от испуга, он назвал имена любовниц приятеля и даже показал дом, где жила одна из них. И буквально через два дня на этом месте маньяк был задержан оперативно-поисковой группой московской милиции. В обеих столицах облегченно вздохнули тысячи людей. А случай с Сорокиным еще раз подтвердил извечное правило сыщика, которое с первых же дней внушают курсантам Национальной академии внутренних дел Украины: никогда нельзя добывать информацию жестокими побоями -- лишь расположив человека к себе и завоевав его доверие, можно выведать у него подробности и детали, о ценности которых он зачастую сам не подозревает.

Кузнецов был приговорен к смертной казни, но пока тянулось расследование, Россия и Украина успели наложить мораторий на исполнение смертных приговоров. И сейчас убийца доживает свой век в тюрьме.

 


3933

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів