ПОИСК
Культура та мистецтво

Валентина талызина: «однажды в ялтинском доме актера песни из зоны нам пела областной прокурор»

0:00 6 вересня 2001
Інф. «ФАКТІВ»

Меня всегда поражало в Валентине Талызиной ее свойство кардинально меняться внешне. Смотришь ее в одной роли -- очень скромно выглядит. Увидишь в другой -- не узнаешь: красавица писаная. В «Зигзаге удачи», одном из самых популярных фильмов с ее участием, Валентина Илларионовна предстала сразу в обоих образах. Но главное, конечно, не образ, а его содержание. А этого у Талызиной не отнять. Именно ее незаурядные артистические способности всегда интересовали лучших наших режиссеров -- Завадского, Рязанова, Виктюка. И еще у актрисы не отнять ее волшебный, лиричный, мягкий голос, который знаком всем и каждому по телехиту «Ирония судьбы, или С легким паром» напевным говором учительницы с «красивым, а главное, редким именем Надя». Хотя об этом, как выяснилось, при Талызиной лучше не вспоминать.

«У нас нет денег, чтобы пригласить Виктюка, а так он не пойдет работать»

-- Валентина Илларионовна, знаю, что вы родом из Сибири. А где именно прошло ваше детство, где вы школу заканчивали?

-- Мы жили в Омской области, а училась я в единственной школе, которая была в нашем Борисовском зверосовхозе. Отец мой родом из Белоруссии, а мама работала счетоводом в этом зверосовхозе. Наш поселок основали в 30-е годы, когда интеллигенция Москвы и Ленинграда поехала осваивать сибирский край. Поэтому он у нас был особенный: люди, которые там жили, это в основном передовая интеллигенция своего времени. Мы там после войны оказались. Отец к тому времени уже с нами не жил, и мама уехала к своим родственникам в Сибирь. И правильно сделала. Мне там хорошо было. Меня считали застенчивой, скромной, тихой девочкой. Я тогда много читала, смотрела все новые фильмы, очень любила кино.

-- И несмотря на застенчивость, поехали покорять Москву. Как же вы там приживались?

-- Трудно и долго приживалась. Но я тогда уже всех артистов знала, спектаклями интересовалась. Москвичи всегда поражались: откуда ты все это знаешь? Я ведь сразу поступила в институт, меня даже без документов взяли, потому что я к тому времени училась в другом институте и приехала без аттестата. Два курса я проучилась в Омске на экономическом факультете, а потом поняла, что это не мое. Конечно, для меня это был поступок.

-- А с кем вы учились в театральном?

-- Со Славой Богачевым, Вадиком Бероевым. Мы с сокурсниками и сейчас встречаемся, созваниваемся и вообще стараемся дружить. Слава Богу, еще жив наш педагог Борис Никифорович Якутович, ему 1 августа исполнилось 80 лет. В основном мои друзья из артистического мира. Ну, я дружу и с другими людьми, но меньше. На дружбу надо время, а его нет -- съедают работа, домашние дела. Поэтому я с теми общаюсь, кого знаю уже по сорок лет.

-- В Театр имени Моссовета вас сразу после института приняли?

-- Да, и с тех пор я там работаю. Много ролей за это время сделала, некоторые по двадцать лет играла. В «Царской охоте» восемь лет выходила Екатериной Второй -- я очень люблю эту роль.

-- И я обожаю этот спектакль. Он был исключительным, гениальным! И говорю это не по случаю встречи с вами…

-- Мы сейчас восстанавливаем эту постановку, только теперь она будет называться «Самозванка». Когда-то роль самозванки у нас играли Рита Терехова и Нелли Пшенная, а теперь ее репетирует Лариса Гузеева. Раньше она в театре не играла, это будет ее первый выход на профессиональную сцену. А я буду, как и раньше, играть Екатерину.

-- Роман Григорьевич предложил спектакль восстанавливать?

-- Нет. Виктюк стал дорогим режиссером, он берет безумные деньги за постановку, за репетиции, так что мы делаем это сами. У нас нет денег, чтоб пригласить Виктюка, а так он не пойдет работать…

-- Вы меня просто сразили этой новостью! Ведь многие помнят именно потрясающую постановку Виктюка. Прошли, значит, те времена…

-- К сожалению, прошли. Были годы, когда его звали, и он репетировал из любви к искусству, потому что горел идеей. Я с Ромой знакома со студенческих лет. Мы вместе учились: я была на первом курсе ГИТИСа, а он на втором. И с той поры мы с ним вроде как общались. Он приглашал меня в свои спектакли, антрепризные проекты…

«Я была горда и счастлива, что меня позвали в молодежное кино»

-- Да, я смотрела вашу совместную «Баттерфляй». И помню, как взахлеб вы тогда объяснялись друг другу в любви. Теперь значит как «вроде»… Это, конечно, не в упрек Виктюку, каждый для себя сам решает эти вопросы, ну а вы соглашаетесь, когда вам предлагают интересную роль и скромный гонорар за нее?

-- Да я вот только что снялась в такой картине у молодого режиссера Тани Магадан. Мне очень понравился сценарий. Это малобюджетное кино, и деньги за съемку я получила небольшие, но для меня это не препятствие, потому что там потрясающе работалось. Режиссер очень чутко шла за артистами, и мы такого там напридумывали! И я видела, что все включились: и Коля Караченцов и Леша Жарков, которые тоже в фильме снимались, загорелись общей идеей. А при нашем профессиональном опыте это редкая вещь. Наш режиссер -- интересный человек. Она два раза была замужем, сначала носила фамилию Петрова, потом Ильина. А потом отбросила всех своих мужей, их фамилии и стала Таней Магадан, потому что родилась в Магадане. Я ей говорю: «Вы немножко смахиваете на жителя Чукотки». А она отвечает: «Нет, у меня японцы в роду были». При этом она натуральная блондинка, с раскосыми карими глазами, худенькая, боевая. Сама написала сценарий и пригласила меня сниматься. Я у нее спросила: «Почему вы именно меня позвали? Ведь есть же и другие артистки хорошие», -- и стала называть ей имена. Но она ответила: «Я вас «проинтуитила». Только вы мне были нужны». Она снимала свой дебют, и от этой картины зависит ее дальнейшая судьба. И раз она выбирала, то уж точно знала, кто ей нужен.

-- Уже заинтриговали. О чем эта картина?

-- Ой, сценарий невозможно пересказать. Картина о нашей жизни, называется «Идиосинкразия». Но я посоветовала сменить название, взять понятное, русское слово. Это молодежное кино, и я была горда и счастлива, что меня в него позвали. Я даже какие-то свои вещи, костюмы из дому приносила. У нас там собралась целая группа энтузиастов. Все жили в одной квартире и снимались в ней. Мы все время хохотали на съемках. Потом посмотрели отснятый материал и увидели, что в нем нет фальши, -- там все по-настоящему. У нас работал потрясающий оператор, который ставил удивительный, фантастический свет, он сам его изобрел. На нашей земле не перевелись таланты. Приехал из Барнаула, сам все придумал, все купил, все нашел, что надо. Слава Богу, что все получилось.

-- Вы сказали, что приносили на съемку костюмы из собственного «архива». Вы их храните из-за каких-то сентиментальных воспоминаний?

-- Да, у меня много старых костюмов. Я, например, играю спектакль «Миссис Лев» в платье начала века. Потом, мы с дочкой делаем поэтическую программу «Поэтессы серебряного века», и там у нее платье этого времени, а у меня шаль начала века, которую я купила в антикварном магазине. Я вообще люблю костюм -- он очень много значит.

«Голос мой даже таксисты узнают»

-- Программу «Серебряного века» сами составляли?

-- Сами. Вместе с режиссером Анной Шишко мы сделали на телевидении четыре поэтические программы. Первая была посвящена Апухтину и Чайковскому. У них случились удивительные совпадения в жизни: в один год родились, в один -- умерли. Потом об Анне Барковой, семнадцать лет просидевшей в лагерях. Мне и сейчас за эту работу не стыдно. Сценариста у нас не было -- сами с режиссером все придумывали. Третью программу сделали по стихам Зинаиды Гиппиус. Начальству она так понравилась, что нас даже пустили в Париж. И мы там много еще интересного материала нашли. Эту программу о Гиппиус до сих пор помнят, благодарят за нее. И еще была одна передача о женщинах в жизни Ивана Бунина, сценарий к которой я написала по воспоминаниям Веры Николаевны Муромцевой. Так что в «серебряном веке» мы надолго задержались.

-- Ваша дочь тоже актриса?

-- Да, она работает в Театре Российской Армии. Растим с ней внучку Настю. Я ведь Ксюшу свою сама подняла. Ездила на съемки, гастроли, концерты, а в промежутках воспитывала дочь. Муж меня оставил, уехал в Мексику. Впрочем, это неважно. Он был художником, а отец его учился у самого Столярского. У Ксюши абсолютный слух и голос приличный -- видимо, в деда пошла. Одно время у нас были сложные отношения. Как мама я ей все прощаю. А как артистка -- нет, поэтому у нас случаются иногда конфликты. Например, мне не нравится, что она курит. Сама я ни одной сигареты за жизнь не выкурила. И мороженого не ем. Голос надо беречь, ведь это главный инструмент в нашей профессии.

-- Ну, уж ваш-то голос точно все знают. Чего стоит только озвученная вами «Ирония судьбы». Наверное, заметнее, чем роль Надиной подруги, которую вы там сыграли.

-- Ненавижу этот фильм, ненавижу о нем говорить. Меня тогда попросил Эльдар Рязанов озвучить польскую актрису, и я по глупости согласилась. Это просто заколдованный круг! Я ведь кроме этого озвучивала еще три фильма, и три раза другие артистки получали Государственную премию. После этого я прекратила озвучивать. Хотя голос мой даже таксисты узнают.

-- А петь вы не пробовали?

-- Стесняюсь. Помню, играла как-то судью в фильме «Воровка», там был эпизод, где моя героиня поет вместе с народными заседательницами в комнате, где выносят приговор. Мне это не очень понравилось, но я спорить не стала -- спела. После этого уехала в отпуск в Ялту, в Дом актера. И по дороге растянула ногу, так что вышла на пляж в бинтах. Вдруг подходит ко мне дамочка -- завивка на голове, полноватенькая такая, и говорит: «Ой, как приятно вас видеть! У вас вот нога больная нога, а у меня -- зуб. Мы, кстати, с вами соседи, а у меня бутылочка шампанского припасена». Я, конечно, отказываюсь. На следующий день она снова подъезжает… и уже у нее две бутылки шампанского, да еще две водки. Говорит: «Я вам такие песни спою… с зоны». Ну, думаю, дожились: уже в наш дом отдыха неизвестно кого поселяют. «Кто вы такая?» -- спрашиваю. А она отвечает: «Областной прокурор. Попала в ваш дом отдыха по обмену: мы сюда уголь поставляем, а нам -- путевки». Такая симпатичная женщина оказалась! Я позвала всех наших актеров, которые там отдыхали, и прокурорша потрясающе, с юмором, пела нам уголовные песни. Вот тогда я поняла, что была не права, когда считала, что моя судья петь не может.

-- Вот видите, как вам тот отдых запомнился. А вы часто на море ездите?

-- Каждый год. Я всегда отдыхаю в Ялте, в Доме актера. Хотя побывала на многих курортах мира. Вот сейчас снова поеду в Марокко. Это будет круиз, планируется, что мы два дня проведем в Париже. Я давно там не была, хочется посмотреть.

-- Насыщенная у вас жизнь. А домом кто занимается, полы метет, обеды варит?

-- Я по этому поводу люблю повторять фразу Любови Петровны Орловой: «Я иной раз кажусь себе домработницей артистки Орловой». Так и со мной: приходит убирать женщина, и я вместе с ней с тряпкой хожу. Да Бог с ним, с бытом. Лежала бы целыми днями на диване и читала Чехова. Все не дождусь, когда ж это будет. В магазины ходить ненавижу. Но хожу. Готовить? Боже упаси. Если бы в холодильнике ничего не было -- совсем хорошо. Но я обязательно что-то покупаю, потому что семью кормить надо. На вождение машины так права и не сдала. Три месяца на курсы проходила -- забыла, где право, где лево. На такси я себе всегда заработаю. Вот дача у меня есть -- я ее купила, когда еще дочка была маленькая. Там у меня чисто, природа вокруг красивая. А вообще я живу от роли к роли.

 


412

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів